Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

оказал столь незначительное влияние на израильскую политическую жизнь?

Отчета комиссии во главе с судьей Э. Виноградом в Израиле ждали настолько «затаив дыхание», что трудно поверить, что сейчас, по прошествии всего трех недель после того, как этот Отчет был таки представлен, о нем практически никто уже и не вспоминает. Почему это произошло? Как могло случиться, что выводы комиссии, расследовавшей перипетии войны, которую Израилю не удалось выиграть, оказались столь неинтересными для большинства израильских граждан? Попытке ответить на этот вопрос и посвящена предлагаемая вниманию читателей статья.

Начать, пожалуй, нужно с того момента, когда 17 сентября 2006 года был объявлен персональный состав комиссии, определены ее статус и полномочия. Во-первых, сразу же бросилось в глаза, что комиссия не получила статус «государственной следственной», а была определена как «проверочная». За этой, казалось бы, чисто семантической разницей на самом деле скрывается дистанция огромного размера между органом, дача свидетельских показаний в котором приравнивается к выступлению в суде и лжесвидетельство в котором является, таким образом, уголовно наказуемым, и структурой, права и полномочия которой определены весьма расплывчато. Результатом разных статусов комиссий является и личность их председателей: если во главе государственной следственной комиссии в обязательном порядке должен стоять судья Верховного суда и кандидатуры всех ее членов утверждаются лично председателем высшей судебной инстанции страны, то главой «проверочной» комиссии можно, в принципе, назначить кого угодно, а имена членов комиссии утверждаются правительством. Таким образом, складывается несколько парадоксальная ситуация, при которой высшей орган исполнительной власти страны формирует комиссию, призванную дать оценку функционированию в определенный временной промежуток (в ходе второй ливанской войны) самой исполнительной власти. Подобное положение вещей, как минимум, настораживает.

Председателем комиссии был назначен 80-летний на тот момент судья Тель-Авивского окружного суда в отставке Элияху Виноград. Правомерно задаться вопросом, насколько именно «профессиональный заседатель» Э. Виноград, до этого уже возглавлявший шесть (!) комиссий по самым разным вопросам, но при этом практически неизвестный широкой общественности, был оптимальным кандидатом на пост главы органа, от которого израильское общество ждало ответа на самые сложные и при этом самые актуальные вопросы, касавшиеся функционирования гражданских органов власти и силовых структур в ходе последней войны. Вспомним: комиссию, созданную для анализа событий, предшествовавших войне Судного дня, возглавлял тогдашний председатель Верховного суда Шимон Агранат. В 1983 году комиссию, созданную с целью понять, что же именно происходило на контролируемых Израилем территориях Юга Ливана и каким образом стали возможны массовые убийства палестинцев ливанскими фалангистами в лагерях беженцев, контролировавшихся израильской армией, возглавлял тогдашний глава Верховного суда Ицхак Кахан. Сейчас же выбор кандидатуры отставного окружного судьи в качестве главы столь, казалось бы, важной комиссии заведомо снижал ее статус.

Свой вклад в дезорганизацию работы внес и чрезмерно щепетильный юридический советник правительства. Опасаясь возможных конфликтов интересов, он отклонил кандидатуры бывших командующих ВВС и ВМФ, генералов в отставке Давида Иври и Едидьи Яари в качестве членов комиссии. Эти блестящие офицеры и после ухода из армии продолжают играть важную роль в ВПК. Е. Яари возглавляет концерн по разработке новых видов вооружений, а Д. Иври является представителем компании «Боинг», самолеты которой приобретает, в частности, и Министерство обороны. Опасаясь, что генералы Е. Яари и Д. Иври не смогут беспристрастно анализировать деятельность Министерства обороны, от которого они финансово зависят по долгу их нынешней работы, юридический советник правительства определил крайне неоднозначные условия для назначения в состав комиссии: кадровики стали судорожно искать имена генералов в отставке, ныне никак не связанных с оборонным истеблишментом страны. В результате были найдены офицеры, еще несколько десятилетий назад покинувшие армию и, насколько можно было судить, не имеющие значимой актуальной информации ни о работе военной разведки, ни о политико-конфессиональной карте Ливана, ни о наиболее современных видах вооружения, имеющихся в распоряжении израильской армии. Тот факт, что членами комиссии оказались как на подбор достойные пожилые люди, имеющие, однако, крайне приблизительное представление о том, что им предстояло расследовать, естественно, не мог не повлиять на эффективность работы комиссии и доверие к ней со стороны общества.

За разговорами об итоговом отчете комиссии Винограда было трудно обратить внимание на то, что этот фолиант – не более чем один из пяти документов подобного профиля. Казалось, будто соревнование всевозможных комиссий является едва ли не аттракционом, где каждая сторона, опасающаяся нелицеприятных выводов, защищается от тех или иных обвинений в свой адрес толстыми фолиантами ею же заказанных отчетов. Так, бывший министр обороны А. Перец сформировал комиссию во главе с бывшим начальником Генерального штаба А. Липкиным-Шахаком, довольно оперативно представившую свои выводы. Затем 30 апреля 2007 года был представлен первый, так называемый промежуточный, отчет комиссии Винограда, посвященный событиям, предшествовавшим войне, а также почему-то первым шести дням боевых действий. К лету 2007 года был подан третий отчет — на этот раз, подготовленный Государственным контролером отставным судьей М. Линденштраусом и сотрудниками руководимого им ведомства (этот отчет был посвящен преимущественно функционированию – а точнее, нефункционированию — служб тыла в дни второй ливанской войны). 31 декабря 2007 года — аккурат перед новым годом — был обнародован еще один, уже четвертый отчет о том же самом — на этот раз подписанный членами комиссии кнесета по иностранным делам и обороне во главе с бывшим министром и нынешним председателем этой комиссии Цахи Анегби. Появившийся 30 января 2008 года итоговый отчет комиссии во главе с судьей Э. Виноградом оказался, таким образом, пятым (!) масштабным документом на одну и ту же тему, подготовленным в дебрях органов государственной власти. Естественно, зачастую различные комиссии приходили к весьма различным выводам, в результате чего средний израильтянин оказался вконец запутан. В итоге отчет, которого так ждали, встретили с большой долей усталости, недоверия и скептицизма. Тот факт, что комиссия во главе с судьей Э. Виноградом представила на суд общества трудночитаемый двухтомник общим объемом в 627 страниц, также не способствовал повышению численности тех израильтян, которые желали бы в деталях ознакомиться с подобным документом.

Нельзя не отметить и тот правовой цугцванг, в который Эхуд Ольмерт последовательно загнал вначале М. Линденштрауса, а затем и Э. Винограда сотоварищи. В обоих случаях были поданы иски в Верховный суд с требованием обязать авторов-составителей всевозможных отчетов воздержаться от персональных выводов относительно тех или иных должностных лиц либо же предоставить этим лицам возможность повторного выступления перед органами проверки в сопровождении адвоката и с правом вызова свидетелей. Эти иски, поданные военной адвокатурой, как будто без всякой связи с Эхудом Ольмертом и его интересами, на самом деле стали для него «бронежилетом», защитившим его от почти неминуемо разгромной критики. В итоге отчет М. Линденштрауса был представлен в сильно подретушированном виде, а отчет комиссии Э. Винограда вообще не включал никаких персональных выводов в отношении кого бы то ни было. Члены комиссии мотивировали это тем, что крайне важно представить отчет как можно скорее и не затягивать обсуждения в комиссии. Правомерно, однако, спросить: насколько тот факт, что двое из пяти членов комиссии (помимо ее главы, еще и профессор Иехезкель Дрор) являются 80-летними людьми, над которыми все время довлела опасность элементарно не дожить до конца выполнения возложенной на них работы, предопределил их стремление закончить ее побыстрее, практически — любой ценой. Резонно в этой связи спросить, насколько, назначая 80-летних экспертов в состав комиссии, Эхуд Ольмерт мог предполагать, что фактор времени будет серьезно довлеть над ними в связи с их весьма преклонным возрастом.

Но наибольший урон восприятию израильским обществом выводов комиссии нанес, как это ни парадоксально, в начале февраля 2008 года один из ее членов — вышеупомянутый профессор И. Дрор. Сообщив СМИ, что нужно задуматься о возможных последствиях отставки Э. Ольмерта и практически неминуемой после этого победе лидера правоцентристского Ликуда Б. Нетаниягу на всеобщих парламентских выборах, профессор И. Дрор поставил под сомнение главное: беспристрастность и неангажированность членов комиссии. После того как И. Дрор сообщил о том, что предпочитает правительство Э. Ольмерта и Э.Барака кабинету Б. Нетаниягу (готовность последнего продолжать переговорный процесс с палестинцами вызывает у И. Дрора сомнения), само израильское общество задумалось о том, можно ли доверять членам комиссии Винограда. В памяти сразу же всплыли обвинения в адрес Ариэля Шарона: «Глубина отступления — как глубина полицейского расследования» (как заметил судья М. Хешин, «нужно быть полным идиотом, чтобы признать оправданной зарплату в двадцать тысяч долларов в месяц, которую платили сыну А. Шарона Гиладу за поиск тех или иных материалов в открытом доступе в Интернете якобы совершенно безотносительно должности, которую занимал его отец»). Однако А. Шарону и его сыну Гиладу удалось избежать суда — по словам М. Хешина, именно в связи с углублением переговорного процесса и готовностью оставить те или иные участки земель: эту политику судьи Верховного суда поддерживали всем сердцем, и они побоялись поставить ее под угрозу в связи с неминуемой отставкой А. Шарона в случае, если бы они приняли решение о предъявлении ему обвинительного заключения. Начавшийся новый виток палестино-израильского процесса, который уже самые отъявленные оптимисты не называют «мирным», создал аналогичное давление на членов комиссии Винограда, испугавшихся, что именно их вердикт против Э. Ольмерта похоронит шанс на мирное урегулирование и станет ковровой дорожкой для возвращения к власти лидеров правых партий. В итоге соображения, связанные с непосредственной сферой ответственности комиссии Винограда, даже в глазах самих ее членов отступили на второй план. Представленный ими отчет оказался очень щадящим для премьер-министра, вновь продемонстрировавшего чудеса политического выживания.



Алек Эпштейн, Мнения

  • 20-02-2008, 15:20
  • Просмотров: 699
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список