Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Мы будем воевать только в присутствии адвоката

Теперь, когда окончательно стало ясно, что никаких внеочередных выборов в Израиле не будет, вполне естественно задаться вопросом: а что же будет? Удержимся от соблазна ответить на этот вопрос словом из четырех букв, лучше посмотрим реальности в лицо.

Все-таки, несмотря на все достижения демократии, политический курс государства по-прежнему зависит от первого лица. Даже если оно не симпатично населению, в том числе и той его части, которая своими руками сделала это лицо первым.

И иногда хотелось бы понимать, какими соображениями это лицо руководствуется, принимая те или иные решения. Что им движет? Что его тормозит? Перед кем оно собирается отвечать за свои решения? Перед избирателем? Перед собственной партией? Перед следственной комиссией? Перед судом истории? И собирается ли вообще?

Судя по всему, Ольмерт как раз отвечать ни перед кем не собирается. В лучшем случае, представлять интересы ответчика.

Или истца. Как постепенно выясняется, в неожиданно свалившемся на него премьерском кресле Ольмерт в полной мере использует свою адвокатскую практику. Чтобы понять его непредсказуемые действия или предсказать непонятные, приходится заглянуть на эту теневую сторону его неяркой личности. В недалеком прошлом, когда национальные лидеры руководствовались какой-нибудь очередной великой идеей, мало кого интересовали их профессиональные навыки. Ну разве что личностные качества. Чтобы ими хоть как-то объяснить массовые репрессии, окончательное решение еврейского вопроса или программу звездных войн.

Обкурился Черчилль любимыми сигарами и произнес Фултонскую речь, из-за которой началась холодная война. Разве не убедительно? Вместе с отмиранием великих идей вывелись и вожди, умевшие этими идеями заморочить мечтательные массы.

Сегодня на политической арене остался только один недобитый идееносец. И весь мир озабочен тем, чтобы к нему в руки не попала ядерная дубинка, хотя лучшим средством для предотвращения этого является как раз та ядерная дубинка, которую человечество уже завело себе именно для защиты от мечтателей типа Ахмадинеджада.

Но для ее применения вооруженному человечеству никак не хватает веры в правоту своей идеи. Да и отвечать потом перед судом истории… Вон тот же Ольмерт не удержался, врезал по зубам обнаглевшему соседу, и чем для него это кончилось? У соседа-то зубы новые вырастут, а Ольмерту в следующий раз что делать? Бить или не бить? Вот в чем вопрос!

Но вопрос этот, в отличии от типовых вождей, вскормленных идеей, бывший адвокат решает холодно и логично – в соответствии с обстоятельствами дела. Дело должно быть выиграно. Всесильного госконтролера премьер-министр нейтрализовал, послав к нему наемных адвокатов. Самого активного обвинителя в Еврейском государстве не слышно уже несколько месяцев. Комиссию Винограда деморализовать а виду у всех было значительно труднее, но Ольмерт и тут справился. От комиссии потребовали естественного для западной юриспруденции права дать возможность конкретному обвиняемому ознакомиться с обвинением и подготовиться к защите. Либо не называть конкретных обвиняемых. Тертая комиссия попалась в искусно расставленную адвокатскую ловушку и согласилась на второй вариант, поскольку первый затянул бы расследование на годы.

В тех же категориях можно рассматривать реакцию Ольмерта на происходящее в Газе. Уж в чем только его не обвиняли – и в левизне, и в коррупции, и в трусости. Да о чем вообще он думает, когда палестинские ракеты уже до Ашкелона долетают! Но вся беда в том, что о чем бы он ни думал, он думает в судебно-процессуальных категориях.

Победа ХАМАСа на выборах никакой реакции не вызвала, т.к. вполне укладывается в процессуальные рамки. В конце концов, это дело ответчика, какого защитника он себе выбирает. По той же причине без реакции остался и государственный переворот на территории ответчика. А вот захват Гилада Шалита – это уже разбой, деяние наказуемое. И наказание не заставляет себя ждать – за полтора года, прошедших со дня захвата, армия и спецслужбы отстреляли на территории Газы около 2000 боевиков. По причинам гуманитарным говорят об этом не много, но цифры говорят за себя сами.

Под совершенно другую статью подпадают обстрелы Сдерота – это уже умышленное нанесение ущерба истцу, и за это ХАМАСу придется расплатиться. А вот, например, отключение электричества правонарушителю – мера не эффективная, не предусмотренная правовыми нормами. Договор это святое. Нарушение договора истцом дает ответчику возможность пересматривать свои собственные обязательства. Такого опытного воробья, как Ольмерт, на подобной мякине не проведешь. Скорее всего, отключений в Газе не будет, а вместо них будет форс-мажорное изменение условий поставки.

Некоторые различия в израильских и палестинских представлениях о праве делают не вполне эффективной линию защиты, избранную главным израильским адвокатом. Крупных терактов, конечно, нет, но самодельные ракеты продолжают залетать из Газы, и это заставляет время от времени прибегать к военным мерам, столь чуждым для мирного Ольмерта. По этой схеме у него складываются отношение не только с врагами, но и с соратниками по коалиции. Потенциальному сутяжнику прелагается закулисная сделка, в результате которой он отзывает иск и послушно голосует за госбюджет и другие попытки ограбления налогоплательщика. Не случайно в министры финансов Ольмерт определил совладельца одной из крупнейших адвокатских контор в Иерусалиме Рони Бар-Она, еще в годы правления Нетаниягу снискавшего себе репутацию мастера закулисных сделок. Сотни миллионов разлетаются из госбюджета налево и направо – это пока единственное, что позволяет премьер-министру считать себя центристом.

Но цена вопроса его никогда не смущала, лишь бы в коллективе правительства было спокойно. Там и спокойно. Хотя и тесно. При этом более стабильной коалиции в последние два десятилетия ни у одного премьера не было. Выход НДИ из коалиции никто даже не заметил.

Можно предполагать, как будет решен и столь неразрешимый вопрос, как раздел Иерусалима и другого национального имущества с палестинцами. Договорившись с адвокатами противной (хотя и не такой противной, как покойный Арафат) стороны, Ольмерт вынесет уже подписанное и утвержденное решение на суд кнессета, предварительно заменив взбрыкнувшихся присяжных другими, более покладистыми, в отсутствии оппозиции отдыхающими на скамье запасных. И новая коалиция проголосует за что угодно.

Правовое сознание – великая вещь. В отсутствии идеалов. А идеалы нынче в дефиците. Приходится их чем-то заменять. Но тут уж, как говорится, чем богаты...



Марк Галесник, Еврейский журнал

  • 22-02-2008, 10:34
  • Просмотров: 639
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список