Все новости

13-12-2017, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Ближний Восток

Версия для печати


 Война в Газе: между прошлым и будущим


Свершилось: под обстрелом Ашкелон. Об этой печальной возможности уже давно предупреждали не только военные эксперты, но и рядовые журналисты. Жители еще одного южного города теперь прислушиваются к сиренам, прячутся в бомбоубежища и выходят на демонстрации, требуя отставки правительства. Они требуют также защиты от "касамов", но в способность правительства предоставить такую защиту уже мало кто верит.

Тем не менее, этому правительству или же другому придется так или иначе решать проблему безопасности своих граждан. Ведь никто уже не сомневается, что вслед за Сдеротом, Ашкелоном и Нетивотом наступит очередь Ашдода, Беэр-Шевы, Бат-Яма, а там и до Тель-Авива рукой подать…

У этой проблемы - всего три варианта решения, доступных пониманию непосвященных людей. Возможно, существуют и другие варианты, известные лишь специалистам. Многие надеются именно на такое чудесное избавление, спасающее Израиль от опасности "малой кровью". Но те, кто владеет стратегической тайной, молчат, и чем дальше, тем сильнее нарастает уверенность, что никакой тайны, никакого оптимального решения нет и быть не может.

Все остальные, реальные варианты борьбы с обстрелами, увы, несовершенны, хотя к одному из них правительству придется прибегнуть, причем довольно скоро.

Первый – самый кардинальный, настойчиво пропагандируемый крайними израильскими "ястребами" и уже потому неприемлемый для официальной власти. Это война с воздуха, ковровые бомбардировки Газы и прочие меры, описания которых сопровождаются экспансивными выражениями вроде "стереть с лица земли" и "выжечь каленым железом".

Гуманитарная ущербность таких шагов очевидна. Большинство полуторамиллионного населения сектора составляют женщины, дети и старики. Террористы используют их в качестве стационарного "живого щита", но от этого они не перестают быть безоружными гражданскими лицами. Сторонники жестких действий, скорее всего, близки к истине в своих утверждениях, что все жители Газы ненавидят Израиль, но ненависть – еще не причина для уничтожения. Да, существует вероятность, что палестинский школьник завтра возьмет в руки автомат или наденет пояс, начиненной взрывчаткой, возможно, он даже мечтает об этом - но все это, повторяю, не дает нашей армии права в качестве превентивной меры "стирать с лица земли" дом этого школьника вместе с ним самим и всей его семьей. Так действуют общечеловеческие законы гуманизма.

Реально ли заменить гуманитарные приоритеты национальными, как предлагают радикальные деятели? Теоретически, да. В свое время Бен-Гурион говорил, что если на одну чашу весов положить все идеалы мира, а на другую – существование еврейского государства, то он выберет второе. Эти слова вспоминают, приводя в пример решительные и бескомпромиссные действия Израиля в прежние годы: в ходе войны за Независимость, других войн и крупных операций. Тогда еврейское государство не особенно считалось с мнением окружающего мира и ставило свою безопасность превыше всего. Но сейчас ситуация изменилась, причем не столько в мире, сколько в самом Израиле. Во-первых, в отличие от первых лет существования, страна повязана миллионами политических, экономических, финансовых, культурных связей с другими странами, и резкое изменение политики вызовет резонанс в самых разных, порой неожиданных сферах нашей жизни. Во-вторых, и в-главных, изменились сами израильтяне. Большинство наших граждан против убийства детей и стариков, даже вынужденного, даже в целях самообороны. Можно с большой долей уверенности предсказать, что ковровые бомбардировки Газы вызовут протест прежде всего в самом Израиле. И обычное оправдание, что это лишь ответ на стрельбу террористов по нашим мирным жителям, здесь не работает: мы не можем становиться на одну доску с террористами.

Такова трагедия современного цивилизованного общества – и Израиль не исключение. Это общество не может ничего противопоставить партизанской, беспринципной, безжалостной войне, которую ведет с ним терроризм. И вот уже не только непуганые европейцы, но и израильтяне наивно ждут от своего правительства защиты и безопасности – но без жертв и пролитой крови. Прежде всего, это касается крови наших солдат.

Сегодня публицисты не без опаски поднимают тему, которая, на их взгляд, объясняет наши неудачи в последних военных операциях. Израиль стал крайне болезненно относиться к жертвам со своей стороны, причем именно в армии. Казалось бы, на войне смерти и ранения неизбежны, и это вечная истина. Но население Израиля, где практически все граждане служат в армии, не хочет мириться с такой истиной. "Солдаты" и "дети" у нас почти синонимы; не случайно во время Второй Ливанской войны в СМИ звучали голоса мужчин зрелого возраста: не пускайте мальчишек под пули, отправьте лучше нас! В последние годы главным приоритетом командиров становится сохранение жизни своих подчиненных. Возразить против этого язык не поворачивается, но как вести войну без жертв и без риска для жизни воюющих?

Обвиняя правительство в нерешительности, порицая армию за ограниченный характер операций в Газе, израильтяне не задумываются, что правительство боится не столько критики ООН и Евросоюза, сколько гнева собственного народа. С первыми жертвами среди военнослужащих (а они уже есть) наши соотечественники забудут о раненых и убитых Сдерота и Ашкелона и будут винить армейских командиров, которые не уберегли их детей. В СМИ уже обозначена крамольная мысль о том, что жизнь военного у нас ценится больше, чем жизнь штатского. Именно количеством погибших солдат с нашей стороны, а не какими-то иными показателями будет измеряться успех всех ближайших военных операций. Сгоряча израильтяне начнут требовать "войны на расстоянии" - то есть, артиллерийских обстрелов и бомбардировок Газы, которые вскоре тоже примутся осуждать как бесчеловечные и негуманные.

Иными словами, жаждущее войны общество на самом деле к войне не готово. И в такие минуты нужно правительство, которое возьмет на себя и ответственность, и, при необходимости, и спасет страну, не считаясь ни с чем, в том числе и с общественным мнением.

Такого правительства у нас сегодня нет. Тому, которое есть, остается третий путь, самый долгий и ненадежный: информационная война, привлечение на свою сторону влиятельных международных деятелей, переговоры, давление на "умеренные" палестинские круги, попытки обратить в свою пользу внутренние конфликты в автономии.

Что касается точечных ликвидаций и ограниченных операций, то это не меры, а полумеры: они могут привести к временному затишью, но не изменить ситуацию в целом. Но именно этим сейчас и занимается наша армия, выполняя намерение властей оттянуть кардинальное решение. Половинчатых результатов от нынешних действий может и хватить на нынешнюю каденцию. Не исключено, что шаги, которые сейчас предпринимает ЦАХАЛ в Газе, на какое-то время избавят Израиль от обстрелов. Но эта угроза неизбежно вернется, и бороться с ней придется не только будущим лидерам, но и всему будущему поколению. Хочется верить, что оно будет умнее и решительнее, чем наше.



Ира Коган, MIGnews

Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Выборы в Израиле - 2006




Наш архив