Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Бобруйской еврейской общине – 500 лет

Знакомьтесь: Леонид Рубинштейн, председатель совета общественного объединения «Бобруйская городская еврейская община».

Он закончил Новосибирский электротехнический институт, работал главным энергетиком объединения «Белшина», преподавал в техникуме. Отличник среднего образования СССР, лауреат премии Совета Министров СССР, награжден орденом «Знак Почета», медалями ВДНХ, «За воинскую доблесть, «За трудовое отличие».

В 2000 г. вышел на пенсию и тогда же был избран председателем еврейской общины Бобруйска, которую возглавляет и поныне.

Леонид Аронович, вы родились и выросли в Бобруйске, расскажите, как ваша семья пережила тяжелые военные годы?

Родился я в Бобруйске накануне войны, и вся моя жизнь связана с этим городом, с ул. Октябрьской, на которой я прожил практически всю жизнь и живу сейчас… Когда началась война (мне тогда было три года), мы с мамой находились в деревне Свислочь Осиповичского района, у родителей отца. Вскоре ее дедушка увидел немецкий десант и сказал: «Нюра, бери детей и уходи». Мама взяла меня, мою старшую сестру, двоюродную сестру и направилась в сторону станции Несята, чтобы оттуда пробраться в тыл. В последний состав гражданское население не брали. Но солдаты, наверное, пожалели маму: молодая женщина (ей был всего 31 год с тремя детьми)… Мы добрались до Смоленска, затем оттуда попали на пересыльный пункт в Тамбов и, в конце концов, оказались в далекой Башкирии. Колхоз, в который попали, был большой, зажиточный. Но потом на фронт забрали всех мужчин, и стало очень трудно. Есть нечего. Хлеб выпекали из лебеды. Моя сестра от этого голода заболела и после войны умерла. Самым большим лакомством была макуха, которой в мирное время кормят скот, она казалась деликатесом. Уже потом, будучи в послевоенное время в деревне, я попросил дать мне попробовать макухи. На что услышал ответ: «Вы ее есть не будете». Все же уговорил, угостили, и вкус ее в самом деле оказался не тот, который остался в памяти с детства…

О судьбе отца мы до 1943 года ничего не знали. У него было очень плохое зрение, в армию он не годился. Во время эвакуации он занимался заготовками скота для фронта. В 1943 году он приехал к нам. После освобождения Беларуси его как коммуниста вызвали обратно в Бобруйск, и он, как и до войны, вновь стал работать директором Дома пионеров. Было тяжело, голодно. Хорошо, что в школе давали по 100 г хлеба… Война тяжело ударила по многим. У мамы в различных гетто погибла почти вся семья, за исключением брата и сестры.

Ну а я более 15 лет отдал шинному комбинату, можно сказать, строил его. В 1961 году женился на Галине Максимовне, и вот уже 46 лет мы живем с ней в любви и согласии. Это первая и единственная на всю жизнь моя любовь. И я ей очень признателен за поддержку и понимание. У нас замечательная дочь, которая, как и ее мама, с золотой медалью окончила школу, затем строительный институт, а после еще и экономический факультет. У нас уже трое внуков, есть правнучка.

Сколько сейчас в Бобруйске евреев?

По нашим данным, около четырех тысяч человек. Точную цифру назвать сложно.

А сколько евреев было прежде?

В истории города было время, когда численность еврейского населения составляла и 60, и даже 80 процентов, когда языком межнационального общения был идиш. Был даже такой анекдот. Когда у бобруйчан спрашивали, сколько в Бобруйске евреев, те отвечали: «50 процентов». «А остальные?» — «Остальные еврейки»…

Ваша община — единственная в городе еврейская организация?

Нет. Есть еще три религиозные: ХАБАД, община «Бейс Исраэль» (тоже ортодоксального толка) и община прогрессивного иудаизма. Кроме вышеперечисленных, имеется еще благотворительная организация Хэсэд, которая оказывает помощь людям пенсионного возраста. Но представители всех этих еврейских организаций города входят в состав нашей общины. Бобруйская еврейская община — одна из старейших в республике, в апреле следующего года ей исполняется 500 лет! Она всегда была сильна и во многом, благодаря ей, в городе всегда была дружба между евреями, белорусами, русскими и людьми других национальностей. Мало того, если в других городах Беларуси были еврейские погромы, то в Бобруйске — никогда.

Чем занимается сегодня еврейская община?

Основная деятельность — благотворительная. Мы оказываем помощь еврейским семьям, их детям, пенсионерам, праведникам мира, спасавшим в годы войны евреев, детским учреждениям города, например, детскому дому, школе-интернату, спецшколе в Каменке, Дому ребенка. При общине действует несколько воскресных школ, работают кружки, у нас замечательная художественная самодеятельность. «Общинные» педагоги занимаются не только с детьми, но нередко и с родителями, и не только с евреями — всех принимаем! Мы также провели большую работу по переписи и учету могил на еврейском кладбище, издали специальную книгу памяти.

Как вы считаете, Бобруйск потерял свое лицо с эмиграцией подавляющего большинства еврейского населения?

Что-то, естественно, потерял. Ведь среди уехавших за рубеж было немало классных специалистов — врачей, учителей, инженеров. Многие в городе до сих помнят докторов Раевых (мужа и жену), Хеймана, Беленького, учителей Марона, Баршая, Бененсона и других. Конечно, им на смену пришли другие профессионалы, но что-то ушло безвозвратно.

Бобруйск, и в частности еврейская его часть, был всегда богат на таланты, особенно писательского направления. Вспомним Севелу, Коваля

… Сола Шульмана, Михаила Герчика, в Стокгольме живет наш земляк Казимировский, в прошлом — актер бобруйского театра, ставший писателем, в Лос-Анджелесе — Пиня Плоткин, которому уже 94 года. Постоянно в свой родной город приезжает из Петербурга художник и писатель Абрам Рабкин. Не так давно приезжал племянник известного писателя Тункеля... Известная писательница Хая Ори родилась в Израиле. Но в Бобруйске жили ее предки. И она при первой возможности старается приехать в наш город, с интересом расспрашивает о его истории.

И все они, так или иначе, вспоминают в своих произведениях родной Бобруйск. Сильны, стало быть, корни?

Да, все они писали и пишут о Бобруйске, о его улицах, людях. Несколько лет назад мы вместе с Аркадием Шульманом издали книгу «Негасимый свет», в которой помещены отрывки произведений 23-х известных во всем мире бобруйчан-писателей. Но не только писателями богата наша земля. Есть сведения, что бобруйские корни имеют восемь лауреатов Нобелевской премии.

У вас, Леонид Аронович, никогда не было желания уехать?

Нет. Может, потому, что такого желания не возникало у семьи дочери. И потому, что Родина — здесь. Там, где ты родился, вырос, где жили твои близкие, друзья. Уезжая, Родину не возьмешь с собой. Человек уехал, а здесь остались могилы родных людей, память о детстве, друзья, воспоминания о первой любви. Это невозможно вычеркнуть из памяти. Задача нашей общины — сделать все, чтобы приезжие почувствовали, что приехали домой. Нам это удается, потому что Бобруйск становится с каждым годом все краше. И каждому, кто приезжает, приятно видеть свою родину преобразившейся.

Александр МАЗУРЕНКО

Фото Дмитрия МЯКИНА



vb.bobruisk.org

  • 2-07-2008, 16:46
  • Просмотров: 3505
  • Комментариев: 2
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

в

25 марта 2010 21:38
НЭТИ forever !
1

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список