Все новости

13-12-2017, 22:40
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Дискуссионный клуб

Версия для печати


 Делится ли столица на два Иерусалима?


Отправляясь в Восточный Иерусалим с активистами "Женевской инициативы", я отдавала себе отчет в том, что участвую в сугубо пропагандистской акции. Русскоязычных журналистов будут агитировать за отступление в границы 1967 года и раздел Иерусалима, а мы будем вынуждены делать вид, что прониклись формулой "двух государств" и готовы нести креативную идею в массы.

"Женевская инициатива": город Ариэль – на снос, Маале Адумим не трогать, но от Иерусалима - изолировать

Поначалу так и получилось: сопровождавшие нас старожилы вдохновенно описывали преимущества Женевского соглашения.

Разработкой данной концепции израильтяне (в основном активисты похудевшего до 3 мандатов МЕРЕЦа во главе с бывшим депутатом Йоси Бейлином) совместно с палестинцами (тоже из числа крайних левых) занимались целых два года и столько же времени усиленно внедряют свою идею в общественное сознание.

Суть инициативы сводится к тому, что Израиль отступает в границы 4 июня 1967 года, но не полностью: 6% территории Иудеи и Самарии, на которых расположены город Бейтар-Илит, Модиин-Илит и Маале Адумим (каждый примерно по 40.000 жителей) будут аннексированы Израилем. Однако отрезок территории между Маале Адумим и Иерусалимом (так называемый Е1, где планировалось построить не менее 4000 единиц жилья, чтобы соединить Маале Адумим со столицей и не допустить изоляции еврейского города) сторонники Женевской инициативы предлагают передать арабам.

Ариэль, с точки зрения авторов Женевской инициативы, подлежит демонтажу на том основании, что в городе проживает "всего" 16.000 человек.

Иерусалим будет разделен: арабские кварталы отойдут палестинцам, а в Старом городе будет введен специальный режим и управлять им будет международная общественность.

Газу соединят с Иудеей и Самарией.

Как? Очень просто - "безопасным" (вспомним "Осло") коридором. А точнее - посредством строительства так называемого "углубленного" (проходящего в основном по туннелям) шоссе.

Правда, с приходом к власти правительства Нетаниягу, энтузиазма у проводников Женевской инициативы поубавилось. Если буквально несколько месяцев назад им казалось, что дело уже на мази, то сейчас они всего лишь выражают робкую надежду на то, что когда-нибудь в высшем эшелоне найдутся политические силы, способные принять и осуществить на практике далеко идущую инициативу. К тому же и палестинцы явно подвели своих партнеров: попробуй соединить сегодня "коридором" Газу с Рамаллой - Абу-Мазену и его чиновникам не поздоровится!

Поскольку ситуация, сложившаяся после смены в Израиле власти и образования двух палестинских "автономий" вместо одной, вряд ли способствует незамедлительному демонтажу Ариэля и прокладке "безопасного коридора", единственное, что остается сторонникам женевской формулы, - овладевать умами все более широких масс. То есть - терпеливо готовить общественное мнение к новым "болезненным" уступкам, которые (с точки зрения инициаторов) выразятся в передаче арабам 94% территории Иудеи и Самарии и переселении в "маленький Израиль" минимум 60.000 еврейских поселенцев. Опыт такого рода "переселения" уже имеется - достаточно вспомнить инициированное и проведенное Ариэлем Шароном "размежевание".

Но и это еще не все: каждый квадратный километр аннексированной Израилем территории, на которой расположены т.н. крупные поселенческие узлы, подлежит обмену с палестинцами в пропорции один к одному.

Какие части земли предлагают обменять сторонники Женевской инициативы? Ясно, какие, - необжитые: в районе сектора Газы, Хевронского нагорья и т.п.

Обмен территориями: кому 6%, а кому - 94%

В районе Модиина русскоязычных журналистов встретил опытный гид - подполковник запаса Шауль Ариэли.

- Я вышел на гражданку семь лет назад, - рассказал он. - Служил в парашютных войсках. Командовал бригадой в Газе. А затем лет десять принимал участие в разработке условий промежуточных соглашений с палестинцами. С 1995 года я работал с Ицхаком Рабином, затем с Шимоном Пересом, потом почти три года - с Биби Нетаниягу, а в период переговоров в Кэмп-Девиде и Табе был главой "штаба мира" у Эхуда Барака.

Впрочем, не меньший интерес представляет деятельность Шауля Ариэли в последние годы: он - член правления добровольного объединения израильских офицеров "Совет по миру и безопасности", известного своей дружбой с палестинцами и активностью в деле продвижения в массы идеи отступления в границы 1967 года.

После присоединения к "Совету" Шауль Ариэли пошел еще дальше: он загорелся Женевской инициативой. С тех пор неустанно возит экскурсантов по просторам "нашей маленькой, но солнечной страны" (цитирую оказавшегося моим попутчиком известного писателя и журналиста Марка Меировича Зайчика). Ариэли успел провести 500 пропагандистско-агитационных поездок с 40.000 граждан Израиля.

Для начала Шауль Ариэли произвел на "русских" впечатление такой цифрой:

- Согласно опросам, более 90% израильтян понятия не имеют, в каких границах находится Иерусалим. К сожалению, 70% призывников ни разу не были в Иерусалиме.

Журналисты несказанно удивились:

- Семьдесят?!

- Увы... Результаты опроса были опубликованы три недели назад. Но не в этом цель нашей встречи, - подчеркнул Ариэли. - Вы наверняка слышали выступление нового министра иностранных дел Авигдора Либермана, который заявил, что решения конференции в Аннаполисе ни к чему не обязывают новое правительство - оно должно придерживаться требований "дорожной карты". Что представляет собой "дорожная карта" и в чем заключается концепция Аннаполиса? Чтобы понять, в чем разница, лучше один раз увидеть то, о чем идет речь, чем сто раз услышать.

С точки зрения Ариэли и его единомышленников, основой продолжения "мирного процесса" должна быть резолюция ООН номер 242, под которой (по его словам) в 1978 году подписались Менахем Бегин, Анвар Садат и президент США Джимми Картер.

- Сегодня по логике вещей палестинцам было бы проще всего потребовать от Израиля того же, что было сделано в 1978 году в Кэмп-Девиде: отступления в границы 1967 года, включая Восточный Иерусалим, - сказал Ариэли. - Однако даже палестинцы отдают себе отчет в том, что за последние 40 лет ситуация на территориях изменилась - там были построены еврейские поселения. За "зеленой чертой" проживает почти полмиллиона израильтян: порядка 200.000 - в 14-ти еврейских кварталах Восточного Иерусалима и еще 300.000 - в 130 поселках Иудее и Самарии.

Цифра 200.000 - как и "14 еврейских кварталов, сооруженных в Восточном Иерусалиме", привела в смятение многих участников поездки. Такой формулировки мы, пожалуй, еще не слышали. А если и встречали - то в редких публикациях европейской (Женева!) и исламской прессы, именующей Писгат-Зеэв, Рамот и другие районы столицы "незаконными еврейскими поселениями, построенными в оккупированном Иерусалиме".

С точки зрения сторонников Женевской инициативы, из-за того что за последние 40 лет часть земель Иудеи и Самарии была застроена Израилем и заселена, единственным способом выполнения требований резолюции номер 242 является обмен территориями.

- Вот уже почти десять лет - с момента переговоров Эхуда Барака с Арафатом в Кэмп-Девиде, спор идет о том, каков процент подлежащих обмену территорий, - подчеркнул Шауль Ариэли, - и какова собственно пропорция: один квадратный километр к одному, как требуют того палестинцы, или один - к двум.

По словам Ариэли, в последний год (при правительстве Кадимы) спор велся исключительно по поводу того, какая часть территории Иудеи и Самарии подлежит обмену: 6% или 7%.

- Сколько-сколько? - переспросили журналисты.

- Примерно 450 квадратных километров! - уточнил Ариэли.

- То есть в результате обменной сделки Израиль аннексирует всего 6 или 7 процентов территории Иудеи и Самарии?!

- Именно так - 93 или 94% отойдут палестинцам, - подтвердил Ариэли. - Почему речь идет о семи, а не о шести процентах? Да оттого, что еще один процент всей территории Иудеи и Самарии отошел под сооружение так называемого разделительного забора.

Цель строительства разделительного забора: "захват палестинских земель" или оборона?

- До конференции в Аннаполисе Абу-Мазен был согласен на обмен всего 2% территорий, то есть - примерно 120 квадратных километров территорий, - объяснил Ариэли. - Но давайте посмотрим, как это выглядит на карте и на местности. Например - в той точке, где мы с вами сейчас находимся в окрестностях города Модиина, на возвышенности Гиват ха-Титора. Знаете ли вы, что мы с вами сейчас стоим прямо на "зеленой черте"?

При этих словах участники поездки вначале посмотрели себе под ноги, а затем обратили взоры на уходящую за горизонт проселочную дорогу. По ней прямо на нас бежал трусцой одинокий физкультурник, видать, один из проживающих в Модиине инженеров-программистов.

- Здесь, на Гиват ха-Титора, в эпоху Второго Храма находилось иудейское поселение, - продолжал Шауль Ариэли. - В 12-м веке сюда пришли крестоносцы, чтобы освободить Иерусалим от захватчиков-мусульман. Здесь они построили одну из крепостей, чтобы охранять ведущую в Иерусалим дорогу. В том месте, где мы с вами сейчас находимся, поселилась семья Таранте, прибывшая из Франции. Впоследствии под влиянием арабов фамилия Таранте превратилась в Тантура. А с возвращением в Палестину евреев Тантура стала Титорой. На иврите "титора" - поля шляпы. Вот и мы сейчас стоим на самом краешке, а точнее - на границе: до войны 1948 года на этом месте находилась арабская деревня Бурейдж. И вокруг нее было полно арабских деревень. В связи с этим согласно плану раздела Палестины 1947 года вся эта территория должна была отойти арабскому государству. Однако арабы не согласились на раздел Палестины и развязали против Израиля войну (эту фразу Ариэли озвучил скороговоркой - как дань бытующему стереотипу), в нее вступили арабские государства.

В ходе одной из операций израильские вооруженные подразделения захватили эту территорию, а по завершении войны за Независимость разрушили все находившиеся здесь арабские деревни, - продолжал Ариэли. - Впоследствии на их месте были построены еврейские населенные пункты: Модиин, Реут и другие.

- Но ведь арабы, отвергшие план ООН и развязавшие агрессию, бежали? - спросил с недоумением один из русскоязычных журналистов.

- Не говорите того, чего вы не знаете, - парировал Ариэли и тут же перешел на другую - более актуальную, с его точки зрения, тему: - Главное, так называемый "забор безопасности", который возводит Израиль, никоим образом не соответствует линии "зеленой черты". В ряде районов Иудеи и Самарии он "вторгается" на палестинскую территорию. Судите сами: общая протяженность "зеленой черты" - 311 км, а забора - целых 800 километров! Какими же соображениями руководствуются вот уже почти 10 лет правительства Израиля, строя этот забор? Политическими - но никак не соображениями безопасности!

С точки зрения Ариэли и его единомышленников - сторонников Женевской инициативы, единственная цель строительства "забора безопасности" не по линии "зеленой черты" заключается в том, чтобы Израиль "оттяпал" у палестинцев как можно большую территорию.

- Руководители государства надеются на то, что основанные Израилем поселения будут аннексированы, а большинство палестинцев окажется за забором и таким образом будет решена демографическая проблема, - подвел черту Ариэли.

В следующем пункте маршрута - старинной крепости, рядом с которой, согласно преданию, находится могила пророка Самуила (Шмуэля), гид продолжил убеждать участников поездки в бесполезности строительства циклопического "забора безопасности", благодаря которому, напомним, в последние годы террористам-камикадзе почти не удается проникать в крупные израильские города.

Поразил Ариэли воображение участников поездки, показав один из проложенных в скале тоннелей, по которому палестинцы переезжают из одной части испещренной "разделительным забором" Иудеи в другую, расположенную менее чем в полутора километрах от первой.

- Строительство тоннеля протяженностью 1400 метров обошлось государству в сто миллионов шекелей, - сообщил Ариэли.

В такую сумму, видимо, государство Израиль оценивает спасенные от террористов жизни своих законопослушных граждан.

Пропаганда - великое искусство. Чтобы убедить слушателей в неизбежности отступления Израиля в "не поддающиеся обороне" (цитирую Ариэля Шарона) границы 1967 года, сторонники Женевской инициативы виртуозно оперируют безукоризненно подобранными фактами и обильно цитируют израильских вождей, чья точка зрения на том или ином этапе совпала с их собственной. Те из фактов и высказываний, которые работают на родившуюся в Женеве формулу, выпячиваются, зато другие, могущие подорвать стройную теорию мирного урегулирования посредством "крайне болезненных уступок", - скромно замалчиваются.

- Израильская общественность называет Иерусалим объединенным городом, но послушайте, как ответил на вопрос, можно ли разделить Иерусалим, первый его мэр Тедди Колек: "Что за глупый вопрос? Невозможно разделить то, что уже поделено!"

Наш гид воздержался от цитирования высказываний другого экс-мэра Иерусалима - бывшего главы правительства Эхуда Ольмерта, сказавшего в 2001 году президенту США Биллу Клинтону буквально следующее: "Нет народа, который стремился бы к миру больше, чем мы. Никто не принес во имя него столько жертв, как мы. Но ни от одной нации никогда не требовали пожертвовать величайшим своим достоянием ради того, чтобы ублажить других! Мы тоже - невзирая на свою приверженность миру - не откажемся от самого дорогого, самого главного сокровища еврейской истории! Для нас существует один-единственный город! Он примет и терпимо отнесется ко всем своим жителям - представителям всех наций и вероисповеданий, но город этот - един, он не поддается дроблению на части. Единый и неделимый город, столица еврейского народа!.."

И далее: "Будет очень стыдно, если от нашей многолетней дружбы останется лишь тот факт, что вы, Билл Клинтон, станете первым в истории США президентом, предложившим раздел Иерусалима! Прошу вас: не будьте первым американским президентом, замахнувшимся на раздел Иерусалима! Иерусалим не будет разделен! Не будьте человеком, который войдет в историю, предложив такое. Мы - нация, обладающая исторической памятью длиною в тысячелетия, мы ничего не забываем и не прощаем тех, кто не уважает наших глубочайших чувств к своей столице. Мы никогда не забудем тех, кто смеет поднять руку на самые дорогие для нас активы. Пожалуйста, господин президент, обдумайте это еще раз".

После того как подвозивший русскоязычных журналистов автобус въехал в Иерусалим со стороны арабской деревни Бейт-Икса и жилого массива Рамот, Шауль Ариэли привел такой факт:

- До войны 1967 года (словосочетания "Шестидневная война" из уст гида мы не услышали) Иерусалим занимал площадь в 38 дунамов. Иордания не расширяла ту часть Иерусалима, которая до 1967 года находилась под ее контролем: арабские кварталы занимали площадь в 6000 дунамов (шесть квадратных километров), а площадь Старого города - меньше одного квадратного километра. Когда в 1967 году Израиль решил объединить Иерусалим, он не удовлетворился аннексией уже застроенных арабами кварталов площадью в шесть квадратных километров, а захватил в окрестностях восточного города дополнительную территорию площадью 70.000 дунамов, на которой и начал строить новые еврейские жилые массивы.

Под "14-ю еврейскими поселениями в районе Иерусалима с населением в 200.000 человек" апологеты Женевской инициативы подразумевают такие кварталы столицы, как Писгат-Зеэв, Гило, Рамот и другие. Отсюда - и "полмиллиона израильских граждан", проживающих на "оккупированных территориях": к 300.000 поселенцев Иудеи и Самарии сторонники Женевской инициативы (в унисон с арабами) прибавляют еще двести тысяч еврейских жителей столицы.

Привел Ариэли и такую цифру: в 1967 году в Иерусалиме проживало 70.000 арабов, которые составляли четвертую часть населения. А сейчас арабов уже 260.000 (не считая нелегалов, сосчитать которых невозможно) и составляют они более трети населения столицы Еврейского Государства. Это ж какая демографическая угроза!..

Не преминул Ариэли напомнить и о том, что израильского гражданства арабы Иерусалима не имеют - в свое время им был предоставлен статус постоянных жителей, что, впрочем, не мешает им получать от израильского Института национального страхования пособий на общую сумму порядка одного миллиарда шекелей в год.

- Они не вправе участвовать в выборах в Кнессет, зато с 1996 года арабы Восточного Иерусалима исправно голосуют на выборах в Палестинской автономии, - подчеркнул Ариэли. - В 1996 году они проголосовали за Арафата, затем - за Абу-Мазена, а в январе 2006 года - за ХАМАС. Зато, как постоянные жители Израиля, арабы Иерусалима вправе участвовать в муниципальных выборах. В ноябре 2008 года на выборы мэра города явились всего 1,7% проживающих в Иерусалиме арабов. Но представьте, каким был бы исход голосования, если бы на участки пришли все, а одним из трех претендентов на пост мэра был бы араб...

А вот какую мысль озвучил наш гид в тот момент, когда автобус взобрался на ведущее в Рамот шоссе:

- Сейчас мы едем по шоссе номер 60, которое прежде связывало такие крупные города, как Дженин, Шхем, Рамаллу, Иерусалим, Бейт-Лехем и Хеврон. Мост, который вы видите слева, соединяет сегодня Писгат-Зеэв и Рамот с Иерусалимом. До 1967 года здесь проходила граница Иерусалима. Однако после 1967 года за муниципальной границей города были построены 14 жилых кварталов для евреев, в которых проживает 192.000 (почти 200.000) человек. А всего в восточной части Иерусалима насчитывается 28 еврейских кварталов, в которых в общем и целом проживает 260.000 евреев.

А мы, наивные, считаем и Рамот, и Писгат-Зеэв жилыми массивами своей столицы!

- Спросите любого израильтянина из Ашдода или Тель-Авива, что представляет собой Восточный Иерусалим - и он ответит: "Старый город". Но мало кому известно, что и площадь Восточного Иерусалима, и его население на 50% превышает площадь и количество жителей Западного Иерусалима! И все это - за счет построенных к востоку от города еврейских кварталов, - продолжал Ариэли. - Вообще мало кому известно, что за период, истекший с 1967 года, восточная часть Иерусалима увеличилась в 11 раз по сравнению с той, какою она была. В английском языке (как и в русском) существует одно-единственное название: Восточный Иерусалим, причем под ним подразумевают исключительно арабские кварталы города. Зато в иврите таких названий - два. Первое - ירושלים המזרחית ("Йерушалаим ха-Мизрахит"), площадь которого - 6000 дунамов. И второе - מזרח ירושלים ("Мизрах Йерушалаим"), представляющий собой огромный еврейский город ("прошитый" и "подпираемый" в разных местах и со всех сторон, добавим для полноты картины, арабскими кварталами, в том числе такими, откуда еврейских ревнителей демографии запросто можно отстреливать из винтовки, а не только "кассамами").

Все эти аргументы приводились именно в те минуты, когда автобус с участниками экскурсии колесил по плотно застроенным арабским кварталам столицы. Больше всего поразила грязь. Такой антисанитарии нет, пожалуй, даже в самых глухих кварталах Яффо. На фоне добротно построенных жилых домов с красующимися на балконах коврами заваленные мусором улицы шокируют.

Даже у смотровой площадки на Масличной горе, где расположено старейшее в мире еврейское кладбище, рядом с битком набитыми иностранцами экскурсионными автобусами неопрятный араб пас покрытого "вековой" грязью ослика.

Тем временем на Храмовой горе - на площади у мечети Аль-Акса! - арабские ребятишки преспокойно играли в футбол.

Запечатленный камерой футбольный матч, разыгранный у третьей по значимости исламской святыни, на защиту которой поднимает в эти дни арабский мир неутомимый глава Израильского исламского движения шейх Раэд Салах, пожалуй, ярче всего отразил сюрреалистическую действительность. Уровень жизни столичных арабов намного выше, чем в населенных пунктах Иудеи и Самарии, но с подачи израильских миротворцев международная общественность льет крокодильи слезы по поводу их "бедности" и "бесправия", являющихся еще одним аргументом в пользу раздела Вечного города.

По словам Шауля Ариэли, израильские полицейские боятся патрулировать даже самые оживленные туристические артерии Восточного Иерусалима, не говоря уже о периферийных районах. Отсюда - самый высокий в стране уровень преступности, выражающейся в основном в торговле наркотиками и имущественных правонарушениях.

Процветает в Восточном Иерусалиме и проституция, подчеркнул Ариэли, чем немало позабавил любознательную аудиторию.

Чуть позже - с высоты нависающей над Шилоахом смотровой площадки Града Давида - мы увидим (и даже сфотографируем) патрульный автомобиль пограничников, преспокойно разъезжающий по одной из улиц арабской деревни Силуан.

Можно, конечно, поведать наивным "русским" душераздирающую историю об уровне преступности в Восточном Иерусалиме, понадеявшись, что перепроверять факты "олим" не станут. А от фактов не уйдешь, как не проигнорируешь ежедневно поступающие в редакцию полицейские сводки, в которых Восточный Иерусалим фигурирует постоянно. К счастью, полиции и пограничникам удается вылавливать там не только преступников, но и террористов.

Об арабском терроре, впрочем, сторонники Женевской инициативы особо не разглагольствуют. Не услышали мы во время крайне познавательной экскурсии и таких "клишированных" фраз, как "национальное достоинство".

Но это отнюдь не означает, что благодаря еврейской уступчивости терроризм сошел на "нет", а народ Израиля лишился исторической и национальной памяти.

Отнюдь!

Евгения Кравчик, Zman


Источник: | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.


Наш архив