Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Я и ты

В одной книжке воспоминаний об Ахматовой я прочитала, что в ее окружении всегда было много евреев, и она никогда не напоминала им, что вот, дескать… Она с ними обращалась совершенно так же, как со всеми остальными, как будто они такие же, как все…

Надо же, какой респект. Как это мило с ее стороны. Еврейство — это, значит, как бы врожденная болезнь или уродство, но воспитанные люди умеют делать вид, что этого уродства не замечают? Все-таки я думаю, что это не Ахматова была такая дура, а мемуаристка.

В этих мемуарах было описано обоюдное лицемерие (видимо, не всегда осознанное). Есть разные виды лицемерия, но вот этот — один из самых противных. Евреи в окружении Ахматовой были не «как все» (кто это «все»?), а как русские, и это не самой собой выходило, а на это были положены огромнейшие усилия. И они, и их родители посвятили жизнь тому, чтобы избавиться и от акцента, и от всего остального, что делало бы их «не как все», им и без того хватало проблем. А культурные русские люди великодушно и деликатно делали вид, что об этих усилиях им ничего не известно.

Но если бы к Ахматовой в гости ходили евреи, соблюдающие кашрут, это лицемерие им всем вряд ли удалось бы. Моментально возникли бы всякие сложности типа «пожалуйста, налейте мне чай в стеклянную посуду» или «спасибо, спасибо, мы уже покушали». Но в те времена подобные люди обычно не ходили в гости к русским поэтам.

Был такой индийский социолог Шринивас. В его книге «Запомнившаяся деревня» есть занятное описание праздника в индийском селе, где живут люди разных каст (середина тридцатых годов прошлого века). К этому общему празднику готовятся много дней и тщательно продумывают все детали приготовления и подачи блюд, потому что для низших каст стряпают и подают отдельно от высших. И так все жители деревни едят вместе, но отдельно. Получается парадокс. Весь смысл кастовых ограничений, и в их числе пищевых запретов, в том, что люди разных каст не должны есть вместе. И вот на празднике эти ограничения преодолеваются, но и сохраняются. Это гибкая система: люди разделяются и при этом соединяются — но для их соединения надо приложить труд, знания и размышления. Потому что все не как все.

Зачем все это нужно? Зачем тратить столько стараний на что-то, без чего можно обойтись? – размышляет Шринивас. Затем, говорит он, что это «что-то» и есть культура.

Но, как показывает исторический опыт, человек без многого может обойтись. В том числе и без кашрута. Или без Ахматовой. Или без общих праздников… Будет ли ему тогда счастье — это вопрос.

Конечно, есть разница между петербургской гостиной и площадью в индийской деревне, где у людей разный цвет кожи и разрез глаз, разные обычаи, а иногда разные языки и религии. Но и у людей в гостиной бывает разный акцент. Как минимум разный опыт. Зачем же делать вид, что ты этого не замечаешь? Ясно же, что «другой» — не такой, как я, и мы с ним одни и те же вещи воспринимаем по-разному. То, что для него трудно — для меня легко, и наоборот. Если это не принимать во внимание — ни общаться, ни учиться, ни работать, ни праздновать вместе будет невозможно.

А если это все время принимать во внимание, особенно при приеме на работу, то что будет? Кастовая система? Апартеид? Нет уж, спасибо. Плавали, знаем. Никому не хочется, чтобы его дискриминировали. В мультикультурном обществе, если не будет принципиального равенства, вообще жить станет невозможно.

Вот для этого и существует принцип «политической корректности», категорически запрещающий любые ксенофобские высказывания (и вообще, кстати сказать, любые проявления «фобий» по отношению к «другим» , не таким, как «мы», включая, например, инвалидов и т.п.). Когда его доводят до абсурда, он бывает нелеп. Но дело не в том, плох он или хорош, — он необходим, если люди разных культур и разной этнической принадлежности должны как-то уживаться друг с другом, сотрудничать и находить общий язык.

Но политкорректность и лицемерие, равенство и унификация — это не одно и то же! В Мишне, в трактате «Сангедрин», есть известное рассуждение на этот счет: «Иди и смотри: почему Всевышний произвел всех людей от одного человека — Первого Адама? Для того, чтобы никто не мог сказать: мое происхождение лучше, чем твое. Как велики дела Всевышнего! Царь чеканит все монеты одним чеканом — и выходят все одинаковые. А Царь Царей оттиснул на лицах всех людей Свою печать — и вышли все разные, ибо сказано: «Сотворим человека по Образу своему, по подобию Своему».

Все люди равны — но не одинаковы. Они сотворены равными, но разными, и их право быть разными. То есть надо относиться к другим как к равным, но другим. Как это классно — понимать, что другой — такой же, как ты, но другой.

Эта идея очень удобна для бесконечных красивых и высокопарных рассуждений — от Бубера до постмодернистов последнего поколения. Глупо было бы все это повторять, да и бесполезно — все равно ничего нового не скажешь. Самое трудное — воплотить.

Наверное, это утопия. Пушкин, глядя на оскорбленного в своих национальных чувствах Мицкевича, мечтал о светом будущем, «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся». Такую мечту очень легко мечтать тем, кто принадлежит к большинству. Меньшинству такая легкость не дана, а может быть, и не нужна. Вот Мандельштам писал про тяжесть и нежность — он понимал.

Тем более что в хороших, дружных семьях как раз очень считаются с разницей характеров и темпераментов. Один ребенок вспыльчивый, другой с ленцой, третий компьютерный гений, четвертый гиперактивный. В менее хороших семьях на эту разницу не обращают внимания, каждый тянет на себя, и потому там сплошные ссоры, скандалы и обиды.

Я думаю, что если когда-нибудь народы позабудут распри и во что-нибудь такое соединятся, то обязательно будут помнить свою и чужую историю. И язык. И т.д.



Елена Римон, booknik.ru

  • 20-07-2009, 15:10
  • Просмотров: 545
  • Комментариев: 1
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список