Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Один конфликт, разные взгляды, никаких актеров

Израильская киноиндустрия, бывшая некогда достойной сожаления помесью этнической мелодрамы и солдафонского фарса, за последнее десятилетие явно обрела собственный характер, благодаря когорте сценаристов, режиссеров и актеров, пользующихся заслуженной любовью публики. Уже два года подряд израильские картины, отличающиеся особым сплавом утонченности и силы, претендуют на премию Оскар в числе пяти лучших иностранных фильмов: “Бофор” в 2008 году и “Вальс с Баширом” в прошлом году. Поэтому тот факт, что в этом году еще один израильский фильм оказался в числе девяти номинантов, практически не вызывает удивления.

Однако во всем остальном этот фильм под названием “Аджами”, который снят в жанре драмы, замешанной на конфликтах этнического противостояния, явился полной неожиданностью: он почти целиком снят на арабском языке; сценаристами и режиссерами фильма стали два дебютанта, еврей и араб; в актерском составе не было ни одного профессионала, и актеры не пользовались сценарными диалогами, а бюджет фильма не дотянул до миллиона долларов США.

Однако, возможно, самой выдающейся особенностью этого фильма является его воздействие на зрителей. В ходе конфликта, где каждая сторона живет и дышит своим собственным сознанием жертвенности, почувствовать боль другого – непростая задача. “Аджами” вполне справился с ней. Сюжет про юношу-палестинца, который ввязывается в наркоторговлю, чтобы скопить денег на операцию для своей матери, заставил плакать местных еврейских зрителей. Раскол в семье похищенного израильского солдата, произошедший после его убийства палестинцами, вызвал слезы на глазах у палестинской части зрительного зала.

“Я считаю это нашим самым большим достижением”, – заявил Скандер Копти, представляющий арабскую сторону режиссерского дуэта.

Его дополняет израильский коллега Ярон Шани: “Люди живут в своих раковинах, не имея понятия друг о друге. У каждой стороны есть свой взгляд на события, есть своя мечта, и другой воспринимается только как угроза для этой мечты. Но если вы сможете проникнуть в раковину другого человека, вы увидите его мечты, его внутренний мир и его ценности. Наша идея состояла в том, чтобы заставить аудиторию на собственных ощущениях понять, что означит, быть другим”.

В “Аджами” разворачивается несколько параллельных сюжетов, которые рассказывают не только об израильтянах и арабах, но и палестинцах с Западного берега, находящихся в оккупации, в сравнении с палестинцами, имеющими израильское гражданство, о православных христианах в сравнении с мусульманами, и жителях арабских городов в сравнении с бедуинами. Действие фильма происходит в Аджами, бедной арабской части Яффо – древнего порта, примыкающего с юга к Тель-Авиву, – которая постепенно заселяется израильтянами, намеренными реконструировать и облагородить ее.

История начинается с того, что член известного бедуинского преступного семейства приходит к владельцу арабского ресторана с требованием платы за предоставляемую "защиту", в результате чего завязывается перестрелка, приведшая к объявлению кровной месте по отношению к мужчинам в семействе ресторатора. Параллельно разворачивается история любви между девушкой-христианкой и мусульманским юношей, заранее обреченная на неудачу, история "крутого парня" из израильской полиции, чей брат, находящийся на военной службе, оказывается похищенным в Самарии, и история палестинца из автономии, нелегально приехавшего в Израиль на заработки и устроившегося работать в ресторане, чтобы скопить денег на ту самую дорогостоящую операцию для своей матери. Члены каждого сообщества предстают перед зрителем на фоне собственной глубокой тревоги и одновременно в роли устрашающего врага для остальных.

Все роли в фильме сыграны непрофессиональными актерами. Многие из них, как например, полицейский, играющий роль полицейского, или судья-бедуин, выступающий в роли судьи-бедуина, представляют экранную версию самих себя. Целый год они проходили подготовку под руководством режиссеров, которые на занятиях создавали для них сценарные контексты и предлагали действовать так, как они сделали бы это в жизни. Для самого фильма многие сцены были сняты в те моменты, когда актеры не имели представления о том, как должны разворачиваться события, зная только общую канву сюжета. Убийство сына низвергает его родителей в настоящий ад. Диалог на иврите, перемежаемый арабским жаргоном, популярным в Яффе, как будто приходит с улиц этого города. В результате фильм иногда производит впечатление журналистской работы.

Ярон Шани, 37 лет, рассказал, что еще 12 лет назад, в период его обучения в школе кинематографии при университете Тель-Авива, у него возникла идея отказаться от формата профессиональной актерской игры.

“Я написал сценарий к фильму и пригласил актеров, которые могли бы сыграть в нем, – вспоминает он, сидя за монтажным столом в своей студии в Тель-Авиве. – Когда сцена была закончена, и камера остановилась, я понаблюдал, как взаимодействуют между собой актеры, и понял, что это именно то, что мне нужно – та непосредственность, с которой они разговаривали в этот момент, в отличие от их актерского исполнения чуть раньше”.

Шани начал изучать документальные свидетельства, а также работы других режиссеров, таких как Ken Loach, британский соцреалист, снявший фильмы о проблемах бездомности и борьбе за жизнь рабочего класса, который также в основном, предпочитает привлекать малоизвестных талантов, а не маститых профессионалов.

Всего за несколько лет Ярон Шани стал директором студенческого кинофестиваля и поощрял молодежь снимать короткометражные фильмы, рассказывающие об их собственной жизни и их окружении. Он был очарован Яффо из-за ее истории, преступной славы и неспокойного соседства различных общин. Город с тысячелетней историей и некогда знаменитый порт, прославившийся своими цитрусовыми плантациями, а сегодня он известен своим преступным миром и отрицанием израильских законов.

В последние годы благодаря своему господству на морском побережье Яффо стал “Меккой” для состоятельных израильтян, в результате чего традиционное засилье трущоб в ней начало постепенно сменяться местным подобием резиденций, ведя к резкому обострению отношений с местными арабами (также нашедшему отражение в фильме).

“Это место уникально само по себе, которое до этого еще ни разу не было представлено в израильском кино, — арабское "гетто" внутри главного еврейского центра Израиля", – объяснил Ярон Шани.

В Яффо его познакомили с Копти, христианином и выходцем из Аджами, окончившим высшее инженерное училище “Технион” в Хайфе.

“Я знал, что не готов быть инженером, но это – профессия всех мужчин в моей семье, поэтому мне тоже пришлось поступить в училище”, – рассказывает Копти, 34 года. Возможность снять короткометражный фильм о своем окружении заинтересовала его, и вместе с другом он снял 12-минутный псевдодокументальный фильм о местных мифах под названием “Вся правда” (“The Truth.”). Он также стал одним из актеров этого фильма.

Ярон Шани, сын преподавателя ВУЗа и ювелира, понял, что нашел подлинный талант и партнера для творчества, и предложил Копти вместе написать сценарий, события которого должны разворачиваться в Аджами. У него уже имелась концепция, на основе которой он планировал построить фильм: события, рассматриваемые с различных точек зрения и не в хронологическом порядке, так что истина открывается зрителям только в самом конце.

В течение четырех лет, пока Копти работал официантом, а Шани – помощником авторитетного израильского кинорежиссера Эрана Риклиса (“Лимонное дерево,” “Сирийская невеста”), они, тогда еще оба холостяки (сегодня оба женаты, а у Шани есть ребенок), собирались дома друг у друга, сочиняя сюжетные перипетии и создавая окончательный сценарий.

После этого они приступили к поиску актеров. Копти, сын социального работника и учредителя школы в Яффо, использовал связи своей матери для того, чтобы подыскать людей и места для съемок. В окрестностях были развешаны объявления, а в клубах и социальных центрах велся набор желающих. Шани делал то же самое, чтобы найти актеров на роли израильского полицейского и членов его семьи.

Из сотни добровольцев режиссеры выбрали окончательный актерский состав и начали его подготовку.

“Одна из наших задач состояла в том, чтобы освободить их желания играть на камеру, так чтобы они могли оставаться самими собой”, – рассказывает Копти, беседуя с нами в своем любимом кафе, совмещенном с книжной лавкой, на окраине Аджами.

Деньги оказались серьезной проблемой; инвесторы не проявляли особого интереса к эксперименту двоих молодых людей. В конце концов, денежная помощь поступила из Германии и из Франции, а недостающую сумму оплатил Израильский фонд кинематографии.

Съемки продолжались всего три недели, и все съемочные площадки были предоставлены местными жителями, в частности ресторан, где Копти работал официантом. Сотни других людей по соседству внесли свою лепту, предоставив автомобиль или обеспечив едой актерский состав и съемочную бригаду.

Когда фильм был впервые показан прошлым летом на Израильском кинофестивале после семи лет подготовки, он получил широкий отклик среди общественности как произведение редкой фактуры и правдивости. А в сентябре прошлого года он собрал все главные премии (лучший фильм, режиссерская работа, сценарий и монтаж) на церемонии присуждения премий “Офир”, израильской версии Оскара.

В каком-то смысле именно честолюбие двух никому неизвестных авторов стало самым впечатляющим моментом фильма — с его фолкнерианской сменой перспектив, убедительной игрой любительского состава и сюжетом, в котором любовь нераздельно соседствует с трагедией. Это – фильм, который не сделал Ближний Восток ближе нам, но сумел объяснить, почему он так далеко от нас.

На фото: Скандар Копти (слева) и Ярон Шани

Автор - Эйтан Броннер nytimes.com, перевод Sem40.ru



Sem40.ru

  • 4-02-2010, 02:11
  • Просмотров: 632
  • Комментариев: 4
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

злой

4 февраля 2010 18:11
хахаха,дискуссионный клуб называется,а никого нету,алле, "дискуссионисты" где Вы?и тема вроде интересная..
1

Барух

4 февраля 2010 21:30
О чем дискутировать?об очередной дешевке левацкого толка снятой на европейские денежки?
2

steel

5 февраля 2010 20:35
Баруx, вы правы 100 процентов. Левая пропоганда и поэтому "успеx" А в действительности мало кого волнуют эти фильмы особенно в Америке. Цитата: "Город с тысячелетней историей и некогда знаменитый порт, прославившийся своими цитрусовыми плантациями, а сегодня он известен своим преступным миром и отрицанием израильских законов." Грош цена полиции и всему Израильскому правительству если допустили до этого.
3

прохожий

7 февраля 2010 10:21
пастух, не убивающий волчонка из жалости - преступник. ибо волченок, когда вырастет, может загрызть всё стадо.
4

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список