Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Под землей

Милый боженька, если ты есть! Пишет тебе Шапиро Лева, ученик пятого класса «Б» средней школы ? 13. Боженька, прости меня, пожалуйста, если неразборчиво и если буквы расплылись, ведь пишу я химическим карандашом, который слюнят. А другого у меня нет. И бумага из-под селедки.

Мы с сестрой Фиркой живем в погребе у бабы Веры. И кроме нас тут никто не живет. Хотя вру – вчера из стенки вырылась медведка. Она такая уродка, разлапая и черная, все мохноухая. Фирка закричала и затопала ножками, пришлось ей рот зажимать, чтоб наверху не услышали.

Боженька, если ты есть, скажи, пожалуйста: чем еврей хуже медведки? Наша мама Фрида – такая красавица, что ни в какое сравнение не идет. И пользы от нее много было, не то что от медведки. Она лечила больных, делала им «вдувание». Жену Петра Романовича с того света вернула, он сам говорил. А когда гнали евреев на ликвидацию, Петр Романович и не подумал заступиться. Жена его дергала за рукав, а он ее локтем: «Хочешь, чтоб меня самого расстреляли?»

Дедушка Изя сказал, что это ты нас наказываешь за грехи. А какие у меня грехи? Варенья из яблочек с хвостиками я никогда не брал без разрешения, кроме того раза, когда уронил всю банку. Но за тот раз ты меня уже наказывал. И дедушка Изя сам говорил, что бог наказывает не за какие-нибудь райские яблочки, а за то, что неверующие. Но я не неверующий. Я честно верил – правда, не в бога, а в пионеров. Меня в пионеры приняли, а четвертый класс я окончил на хорошо и отлично, и даже награжден книгой про строительство в Москве метрополитена.

А чем провинился перед тобой дедушка? Он только и делал, что читал твою книгу, раскачивался и молился. Даже с нами кушать отказывался. У него была своя кастрюлька, а на ликвидацию он шел в платке с полосками, с коробкой на лбу, и твою книгу нес. И папу он всю жизнь не любил за то, что он не сделал мне обрезания. Папа член партии, он сказал, что обрезание мне будет только через его труп. Но теперь никто не знает, где папа или его труп. Он ушел на войну, а к нам пришли немцы.

Немцы никого не убивали, пока не приехала зондеркоманда, а там никто не умеет говорить по-немецки: только один настоящий немец и один переводчик. Нам сказали, что поведут на станцию сажать в вагоны, но Родик из пятого «А» слышал, как они говорили между собой, что будут в овраге класть жидов вторым слоем.

И тогда мама зашила мне в штаны свои брошки, бусы и колечки, велела взять Фирку за руку и бежать к бабушке Вере в деревню, а по дороге всем говорить, что меня зовут Федя, а Фирку – Маруся. Но нас никто и не спрашивал, а бабушка Вера заплакала и сказала, что я такой же Федя, как Фирка – Маруся, и что немцы ее за нас повесят, но брошки взяла, потому что нас ей придется кормить, а сколько времени – один только ты и знаешь.

Боженька! Вера очень добрая бабушка, хотя ругается с утра до вечера. Она была у мамы в тубдиспансере санитаркой и маму любит, как родную дочь, хотя детей у нее никогда не было. Нам она носит в погреб что бог пошлет, суп с бураками, а за нами выносит ведро.

А еще в погребе есть картошка, которая выпустила из себя столбики совсем никакого цвета, как теперь у Фирки лицо, на котором одни только глаза и остались.

Боженька, милый! Фирка канючит и канючит, просто сил моих нет – покажи ей солнышко. А какое может быть солнышко, если в погребе неба нет? Баба Вера только по ночам открывает – подышать нам дает. А ночью солнца нет. Но глупая Фирка не верит, говорит, что закопали солнце в овраге вместе со вторым слоем жидов. Что с нее возьмешь, она маленькая.

Боженька, если ты есть, помоги хотя бы бабушке Вере! Она верующая, ходит в церковь и боится, что кто-нибудь из соседей ее застукает с нашим ведром. А там не огурцы из погреба и не капуста. И тогда ее могут повесить вместе с нами. Она хорошая бабушка, а что ругается, ты ей прости. Больше писать не могу, дальше бумага от селедки жирная, и буквы отскакивают. Лева.

Благодарим за присланный материал нашего постоянного читателя Бориса Кипниса г. Киев

Фото: Лехаим

  • 27-07-2010, 15:14
  • Просмотров: 875
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список