Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Жизнь Праведника

Передо мной - двухсотстраничная рукопись автобиографической книги. Жизнь человека с уникальной судьбой. «Много познания – много скорби», - так называется рукопись. Но предоставлю слово автору…

«Моими предками были русские люди, бежавшие из России от преследований за свою древне-православную веру ещё в XVII веке, во времена царствования Алексея Михайловича Романова и патриарха Никона, которые задумали исправить церковные книги, писаные со времён крещения Руси Владимиром Великим.

Родился я 26 марта 1903 года по старому стилю. Имя мне дали Амфиан, это имя греческого святого, которое по святцам совпало с моим днём рождения…

Мои духовные искания были прерваны призывом на службу. Служил я полтора года в Двинске. В конце 1925 года, придя со службы домой, я нашёл, что моё место в канцелярии общины занято. В Латвии всё ещё продолжалась безработица… Я подал прошение и был принят на работу почтальоном на главную почту, так как не имел никакой специальности. Какое-то время поработал по удлинению трамвайной колеи в Риге.

А самый счастливый день выпал у меня на 25 декабря 1925 года, когда я купил первую Библию и тут же начал ее читать…

Вскоре я нашёл комнату с кухней на Заячьем острове, по ул. Набережной, 22. Здесь был рыбачий посёлок с двумя небольшими лесопильными фабриками… Здесь, на Заячьем острове, или, как мы называли, на Зайчике, в моей семье родились все шестеро детей: Михаил – в 1932-м, Гавриил – в 1933-м, дочери Лоида – в 1935-м, Лия – в 1938-м, Ева – в 1939-м и сын Даниил - в 1941 году. Всем нам пришлось тесниться в одной 18-метровой комнате. Только в 1940 году мы переехали в другую, просторную квартиру… Я успевал и работать, и детьми заниматься, и помогать жене по хозяйству, и заготавливать дрова на зиму, и вскопать свой огородик в 400 кв. м. Трудно было, но на душе и в семье царили мир, дружба и взаимопонимание. В этом была воля и помощь Всевышнего.

В 1936 году я познакомился с одной старушкой, интеллигентной латышкой, воспитанницей царской гимназии. Она хорошо говорила по-русски. Фамилия её была Калныня. Жила она со своей семьёй в Задвинье, в собственном доме. Была она тоже из верующих одиночек, но её муж и дети, уже взрослые, даже иронизировали над её проеврейским мировоззрением, которое она совмещала с учением Христа. Целый год с женой и детьми я ездил к тёте Калныни. Беседы с этой умной, образованной женщиной направили моё мышление по новому руслу.

Через год после нашего знакомства тётя Калныня умерла и завещала мне все еврейские книги. Зёрна, посеянные в моей душе этой мудрой и доброй женщиной, дали всходы. И я стал искать среди своих знакомых людей, которые исповедуют Закон Божий, на языке оригинала называемый Торой. Я твёрдо решил овладеть языком, чтобы прочесть эту книгу в оригинале. Своей учительницы я лишился, а никто из знакомых заменить её не соглашался, хотя я им доказывал, что согласно 23-й главе из Книги Левит, древнееврейский язык должны изучить все верующие, так как ни один перевод Библии не может передать всей красоты, мудрости и познавательного значения текста. Я остался самоучкой, без учителя язык мне не давался. К тому же наступали грозные времена…

Пришёл 1939 год… Немцы Риги отозвались на призыв Гитлера и уезжали в Германию… Наступило лето 1940 года, и в Латвию хлынули советские войска… Летом 1941 года в Риге начался хаос… Немцы стали бомбить Ригу с воздуха, а советские войска отступать… Я увидел на улице танки с чёрными крестами.. В Риге начались аресты, убийства ни в чём не повинных людей…

Во второй половине 1941 года в доме на Заячьем острове, где я жил со своей семьёй, творилось что-то для нас непонятное. Хозяйки дома не стало ещё в 1940 году, когда её, как буржуйку, советские власти угнали в Сибирь. Теперь, когда пришли немцы, они этой семье тоже не дали покоя. И только за то, что это была еврейская семья.

Верхний этаж над моей квартирой заняли со своими семьями две дочери старушки Брилль… Моя жена и я с удивлением узнали, что немцы изгнали их из собственных домов, которые они занимали в центре Риги. Старшая дочь, Лиля, была замужем за Исааком Мизрахом, отец которого был главным акционером большого спирто-водочного завода. У Лили Мизрах было двое детей – дочери Виви и Эви. Вторая дочь Брилль, Дора, была замужем за двоюродным братом, у неё тоже были две дочери - Санна и Джеси. Имя мужа Доры не помню… Пришло время, и немцы приказали всем евреям переселиться в гетто, что располагалось в трущобах Московского предместья Риги.

Выезжая из квартиры, дочери Брилль оставили на хранение в моей семье несколько чемоданов, но намного больше чемоданов они оставили старому фабричному дворнику Скрупскому, который жил тут же, в нашем дворе…

Между тем, район гетто был окружён высоким забором из колючей проволоки. Посещать узников стало невозможно. До этого мы с женой и сыном часто наведывались в район гетто, приносили сёстрам их вещи, которые они обменивали на продукты. Теперь, согласуясь договорённости, мы стали ждать письменных вестей. Когда я получал такие вести, мы с женой ходили в определённое место и там передавали очередной пакет из содержимого чемоданов.

Делалось это так. После захода солнца мы ждали сопровождаемую охраной колонну евреев, шедших с работы с жёлтыми звёздами на спине и груди. Мы с женой прятались в темноте тротуара, пока купленный нами конвоир уходил вперёд, а из задних рядов узники давали нам знак рукой. Мы на короткое время смешивались с заключёнными и передавали им вещи, еду - всё, что удавалось достать в то страшное время. Так проходили месяцы.

Но однажды наступила трагическая ночь. Всех, кто работал вне гетто, ночевать домой не пустили. За пределами гетто оказались Исаак Мизрах, его жена Лиля, их дочери и муж Доры… Вскоре разнеслась страшная весть: Дора и её дочери оказались среди тех десятков тысяч евреев, в основном женщин и детей, стариков, которые в ночь на 30 ноября 1941 года были зверски убиты в Румбуле…

Связь моей семьи с Исааком Мизрахом и его женой не прерывалась. Мы стали встречаться в потайных местах. Когда кончились их вещи, я приносил от нас всё, что мы могли с женой приобрести для спасения этих людей, обречённых на смерть расовой ненавистью. Исаак Мизрах не раз жаловался мне, что дворник Скрупский не отзывается на приглашения и не приходит на встречу. Однажды Исаак не пришёл в указанное место. Вскоре мне дала знать о себе Лиля. Она сказала, что Исаака отправили в Даугавпилс, где он погиб. Отныне будет встречаться со мной только она. Она добавила, что старшая дочь Иветта вышла замуж за парня, которого зовут Гарри Нисс. Возможно, он явится ко мне в случае острой необходимости.

До изгнания фашистов оставалось три недели, когда ко мне на квартиру поздним вечером постучался какой-то молодой человек, весь в саже, с чёрным лицом трубочиста. Он сказал, что его зовут Гарри Нисс. Он сказал, что его жену вместе с матерью и сестрой отправили в Германию. Ему удалось бежать. Прятаться ему негде…Я оставил его у себя…Прятал в тёмном коридоре, за сложенными дровами или под кроватью… Не один раз мы были на волоске от смерти. Перед уходом, а вернее, бегством из Риги немцы особенно свирепствовали, устраивали облавы, искали, убивали на месте каждого подозрительного человека. Это был подлинный разгул людоедства, некий сатанинский дух вгнездился в тела людей, ослеплённых ненавистью…

Через пару месяцев после изгнания немцев на мой адрес пришла телеграмма – кажется, из Польши, в которой Виви просила сообщить о Гарри. Я ей ответил, что он жив. Через некоторое время она сама приехала в Ригу и рассказала, что её, маму и сестру спасли англичане…

В 1948 году, читая газеты, я узнал, что на земле образовалось новое государство – Израиль. Предо мною вновь предстали все те пророчества, которые я изучал в 1936 году, посещая старушку Калныню. Я увидел, что мечта тысячелетий начинает превращаться в действительность…

С большим трудом освоив азбуку иврита, я подошёл к чтению текстов, стал сравнивать оригинал с переводом… Стал посещать синагогу, беседовать с верующими евреями… Многие из них разочаровали меня, они плохо знали историю своего народа, на многие их вопросы приходилось отвечать мне…

Я никогда не делил людей по национальному признаку. И ещё я уяснил, что неисполнение заповедей, заложенных в Торе, вызывает гнев Божий против народа Израилева… И решил стать частью этого народа, чтобы помочь ему осознать себя как носителя Божественной веры.

(Существует такое понятие – гиюр, переход в еврейство. Гер – нееврей, принявший иудаизм по собственной воле и выбору. Согласно Закону, гера заранее предупреждают о тяжести принимаемого на себя бремени религиозных предписаний. После нелёгкого круга испытаний и учёбы гер проходит обряд обрезания. – Л.К.).

Обрезание, конечно, было для меня вопросом. Я стал искать в Торе место, где должно быть указано, что эта заповедь отменяется, но найти хотя бы слово о том, что именно Бог отменил обрезание, я не мог… Словом, я согласился с принятием этой заповеди… Мне исполнилось в то время 65 лет. Пройдя гиюр, я решил уехать в Иерусалим и навсегда поселиться там.

И вот 6 февраля 1974 года после долгих мытарств в ОВИРе я уезжал на Землю Обетованную.

В первом письме из Риги, которое я получил в Иерусалиме от дочери моей Евы, говорилось: «Папа, после того, как твоего поезда не стало уже видно, люди долго стояли молча. Кто-то спросил: «Все люди уезжали в Москву с провожающими. А с кем поехал Герасимов?». И один еврей ответил: «С ним Бог».

* * *

Среди многих тысяч деревьев, высаженных на Аллее Праведников народов Мира в музее «Яд ва-Шем» в Иерусалиме, растет вечнозеленое дерево Амфиана Герасимова. На еврейском кладбище Вечного города находится заботливо ухоженная могила этого человека, посвятившего жизнь служению Добру и Свету, который снизошел на него и указал дорогу к истине".

Автор Леонид Коваль, Юрмала, Латвия



Мы Здесь

  • 13-09-2010, 13:00
  • Просмотров: 797
  • Комментариев: 6
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

mayflash67

13 сентября 2010 18:33
Spasibo pravedniku!
1

Семен_1

13 сентября 2010 23:26
Г - ди, какой прекрасный, святой человек, покойся с миром. Будем чтить его память!
2

Haim

17 сентября 2010 00:13
Prosto horoshii normalnii chelovek
3

завклуб

17 сентября 2010 04:38
Хорошая трогательная статья. Только анатомические подробности гиюра, да ещё в таком возрасте, не нужны. Это придаёт праведнику оттенок излишней маргинальности.
4

Б.Яков

17 сентября 2010 21:58
Cветлая память доброму, светлому человеку! Храни Творец Израиль и мир созданный Тобой!
5

Sederot

18 сентября 2010 08:39
Все подробности важны, т.к. такие решения принимать трудно,даже сегодня кажется спорным вопрос обрезания Хоть по медицинским показаниям есть плюсы, но крошечного ребёнка подвергать этому делу сложно.Можно принять , что есть вещи скрытые от обычного понимания человеческого. Поэтому серьёзное отношение к гиюру со всех сторон понятно. Думаю было ему, что описать на 200страницах.СВЕТЛАЯ ЕМУ ПАМЯТЬ!
6

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список