Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Ближний Восток

Версия для печати


 Конец режима в Сирии?


Сегодняшние протесты в Сирии открывают редкие гуманитарные и геополитические возможности, и западные государства должны быстро и решительно воспользоваться моментом для устранения Башара аль-Асада и его сообщников. Чем скорее последние попадут на давно предназначенную им свалку истории, тем лучше.

 

Международная арена: зловещий, но блестящий тактик Хафез аль-Асад сумел добиться непропорционального влияния Сирии, омрачая Ближний Восток на протяжении десятилетий. Его сын, беспомощный Башар, с 2000 года следует примеру отца, засылая террористов в Ирак, организовывая убийство премьер-министра Ливана Рафика аль-Харири и свержение его сына Саада, оказывая пособничество террористическим группам Хезболла и Хамас, и разрабатывая химическое и ядерное оружие. Его смещение будет универсальным благом.

 

Но главное значение Башара на международном уровне заключается в его поддержке Тегерана. Несмотря на то, что Запад обычно видит сирийско-иранский союз как шаткий брак по расчету, их союз длится уже более тридцати лет, претерпев перемены в персонале и обстоятельствах, что позволило Жубину Гударзи (Jubin Goodarzi) заключить в 2006 году, что для обеих сторон "широкие, долгосрочные стратегические интересы вытекают из их приоритетов национальной безопасности".

 

Сирийская интифада ослабила возглавляемый Ираном "блок мопротивления", увеличив политическое отдаление между Тегераном и Асадом и обострив вражду внутри иранского руководства. Сирийцы, протестующие на улицах сжиганием иранского флага – это (сунни) исламисты. После захвата власти в Дамаске они разорвут зависимость Сирии от Тегерана, серьезно уменьшив грандиозные амбиции иранских мулл.

 

Конец власти Асада указывает и на другие важные последствия. Башар и правящая исламистская Партия справедливости в Турции развили такие тесные отношения, что, по расчетам некоторых аналитиков, крах режима Асада приведет к развалу всей ближневосточной политики Анкары. Более того, волнения среди курдов в Сирии могут привести к их большей автономии, в свою очередь поощряя к бунту и курдов Анатолии с требованиями независимого государства. Такая перспектива заботит Анкару настолько, что поток турецких делегаций выкокого уровня в Дамаск в срочном порядке подтолкнул Сирию к подписанию договора о борьбе с повстанцами.

 

Суматоха в Сирии облегчает участь Ливана, страдающего под сирийским каблуком с 1976 года. Аналогичным образом, Дамаск, занятый своими проблемами, позволяет израильским стратегам, по крайней мере временно, сосредоточить внимание на многочисленных внешнеполитических проблемах страны.

 

Внутренняя арена: В самодовольном интервью, обсуждая события в Тунисе и Египте лишь за несколько недель до того, как в его собственной стране разразился бунт 15 марта, Башар аль-Асад объяснил проблемы, с которыми сталкиваются также и его подданные: "Всякий раз, когда вспыхивает восстание, это значит, что гнев подпитывается отчаянием."

Слово "отчаяние" верно обобщает участь сирийцев: начиная с 1970 года, династия Асадов доминирует Сирией со сталинским кулаком лишь немногим менее репрессивно, чем Ирак - под властью Садама Хусейна. Нищета, экспроприации, коррупция, застой, угнетения, страх, изоляция, исламизм, пытки и резни являются отличительной чертой правления Асадов.

 

Однако, благодаря жадности и легковерию Запада, аутсайдеры редко понимают эту реальность в полной мере. С одной стороны, сирийский режим оказывает финансовую поддержку Центру сирийских исследований при Университете Сент-Эндрюс. С другой, в США имеется неофициальное лобби сирии. Госсекретарь США Хиллари Клинтон сказала, что Башар аль-Асад является "реформатором", а журнал "Vogue" опубликовал напыщенно-льстивую статью о жене тирана, "Асма аль-Асад: Роза в пустыне" (назвав ее "гламурной, молодой и очень шикарной – самой свежей и привлекательной первой леди").

 

Необходимо отметить одну потенциальную опасность, грозящую в результате падения режима Асада. В Сирии не следует ожидать относительно мягкого государственного переворота, как в Тунисе или Египте, а радикальной революции, направленой ​​не только против клана Асадов, но и сообщества алавитов, из которого она происходит. Алавиты, скрытная пост-исламская секта, составляющая около одной восьмой сирийского населения, доминировали над правительством с 1966 года, вызывая глубокую враждебность среди большинства суннитов. Текущая интифада осуществляется суннитами, в то время как алавиты делают грязную работу, подавляя и убивая недовольных. Это межплеменное напряжение делает возможным кровопролитие и даже гражданскую войну. Внешние силы должны знать такую перспективу и быть готовыми к ней.

 

По мере ухудшающейся тупиковой ситуации в Сирии, когда режим продолжает убивать заполняющие улицы массы протестующих, западные политики могут помочь изменениям к лучшему. Я считаю, что Стивен Колл из журнала "Нью Йоркер" прав: "Время надеяться на переговоры с Асадом прошло." Как справедливо замечает аналитик Ли Смит, сейчас время отбросить опасения нестабильности: "Не может быть хуже, чем при режиме Асада". Пришло время оказать давление, чтобы отстранить Башара от власти, защитить невинных алавитов и иметь дело с "дьяволом, которого мы не знаем".

 

Дэниэл Пайпс

 

Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: Fin de Régime in Syria?
Перевод с английского И. Эйдельнант


Источник:National Review Online | Оцените статью: +5

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Выборы в Израиле - 2006




Наш архив