Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Приказано: забыть о войне

"ДЕЛО НЕКРИЧА", ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДИСКУССИИ


Беспощадная война с правдой о войне

 

Год 2011-й прошел под знаком семидесятилетия со дня нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. Эту незабываемую дату вспоминают не только ее непосредственные участники, люди старшего поколения. Ее всегда будут помнить будущие поколения.

Но после завоеванной в жестоких кровавых сражениях Великой Победы над нацизмом Сталин запретил писать дневники и воспоминания о войне. Нарушение запрета могло стоить жизни.

Даже после смерти Сталина и в период хрущевской оттепели у историков не возникало мысли о существовании тайны кануна войны. Один из немногих представителей научных кругов, кто в послесталинское время открыто выступил против идеологического диктата и проявил незаурядное гражданское мужество в отстаивании своей позиции, был А.М.Некрич, автор книги "1941. 22 июня". В ней показаны подлинные причины, приведшие к трагическим событиям, постигшим СССР на начальном этапе войны, к гибели и пленению более четырех миллионов человек.

* * *

Автор этой книги Александр Моисеевич Некрич родился в Баку в журналистской семье. Участник Великой Отечественной войны. Награжден боевыми орденами и медалями. Уволенный в запас (сентябрь 1945 г.) капитан А.Некрич окончил исторический факультет МГУ. С 1950 по 1976 г.г. - старший научный сотрудник Института всеобщей истории Академии наук СССР. Занимался вопросами истории внешней политики Великобритании, проблемами Второй мировой войны. Не без препятствий, но довольно быстро защитил кандидатскую и докторскую диссертации, его рекомендовали для избрания в члены-корреспонденты АН.

Имя А.М.Некрича получило широкую известность после издания в 1965 году книги "1941. 22 июня". На основе ранее неиспользованных источников, в книге была рассмотрена трактовка начала войны Германии против СССР в июне 1941 г., не совпадающая с официально принятой на государственном уровне точкой зрения. Книга сразу стала раритетом в среде историков, и вокруг нее завязалась острая полемика, которая привела к возникновению, по словам историка Л.П.Петровского, "дела Некрича".

Укажем на пять цензур, которые прошла рукопись книги:

* обычную цензуру Главлита;

* военную цензуру для проверки, не просочилась ли секретная информация;

* специальную военную цензуру Главного разведывательного управления;

* цензуру Комитета государственной безопасности;

* министерства иностранных дел;

* и, наконец, часть книги согласовывалась с отделом науки ЦК КПСС.

После такого "обкатывания" наверняка можно было ожидать изъятие всех приведенных автором аргументов, но идеи, заложенные в ней, вытравить до конца оказалось невозможным.

В октябре 1965 года книга поступила в продажу и стала бестселлером. Ее переводили в Чехословакии, Венгрии. Обладателем этой книги удалось стать и мне.

В предисловии к своей книге "1941. 22 июня" А.Некрич писал:

"Легче и проще говорить о победах. Описывать блеск торжественного салюта в честь выигранных сражений, разумеется, приятнее, чем горькую скорбь поражений... Историк, взявшийся за исследование войны, обязан помнить не только о том, чем она окончилась, но и о том, как она началась..."

Ответственность и объективность, с которой автор отнесся к своему исследованию, делали книгу полезной и нужной широкому читателю. Она помогала мне в освещении многих вопросов в лекциях по новейшей истории и в проведении семинарских занятий со студентами.

Книга имела огромный успех. Но жизнь самого автора начинает понемногу осложняться. Издание книги было воспринято как вызов официальному отказу от десталинизации, взятой брежневским руководством.

Как писал сам автор: "книгу хвалят, но ни один профессиональный журнал не желает печатать на нее рецензию". Откликнулся только "Новый мир". Его главному редактору А.Твардовскому книга понравилась, и в январском номере журнала за 1966 год была опубликована большая рецензия Г.Федорова. В провинции тоже нашлись смельчаки. Статья, появившаяся в газете "Комсомолец Таджикистана" называлась "Правде в глаза".

* * *

В январе 1966 г. Некрича пригласили выступить с докладом в Военной академии им. М.И.Фрунзе. Своими мыслями затем поделились слушатели, что придало встрече дискуссионный характер и вызвало большой интерес.

Между тем его выступление в академии им М.И.Фрунзе вызвало большой переполох в Главном политическом управлении. И это было неслучайно.

В наступившую незадолго до этого брежневскую эпоху многие исторические факты, содержавшиеся в книге Некрича, газетами и журналами Советского Союза замалчивались. Более того их популяризация была запрещена.

Оказавшись в Москве, я узнал о прошедшей 16 февраля 1966 г. в ИМЛ при ЦК КПСС дискуссии по книге "1941. 22 июня", стенограмма которой была изъята затем из библиотек, но распространялась самиздатом.

Основной доклад на обсуждении сделал профессор Г.Деборин, которому была отведена роль реставратора просталинских постулатов. Ему надлежало обелить и оправдать ошибки и преступления Сталина и его окружения в предвоенный и начальный период войны. Доклад должен был задать тон обсуждению. В дискуссии приняли участие представители научных учреждений, учебных заведений, Генштаба, ветераны партии. Об атмосфере дискуссии, накале страстей выступавших и присутствовавших можно судить по записи одного из участников Л.Петровского, приведенной в книге "Отрешившийся от страха. Памяти А.М.Некрича. Воспоминания, статьи, документы" (М., 1996).

В книге отмечается, что фамилия Сталина нередко сопровождалась громкими криками: "злодей", "изверг", "душегуб", "преступник", "он нам не товарищ".

Английский историк Нэнси Витнер Хир, ознакомившись с этой книгой и стенограммой, напишет позднее:

"Дискуссия была горячей. На вопрос, кто виноват, следовали ответы из зала: "Не только Сталин". Но они тонули в криках: "Сталин - главный виновник, он преступник".

* * *

Выделим основные положения книги А.Некрича "1941. 22 июня", объяснявшие причины, приведшие к катастрофическому положению в начальный период войны.

Первая. Неподготовленность экономики страны, проистекавшая из нежелания Сталина мириться с объективной обстановкой.

Вторая. Общая неустойчивость внутреннего положения Советского Союза, вызванная действиями Сталина.

Третья. Безответственная политика Сталина по организации, комплектованию и оснащению Красной Армии.

Четвертая. Ошибочность политических и военно-стратегических доктрин, положенных Сталиным в основу идейно-политического воспитания армии и народа.

Пятая. Неправильное понимание Сталиным международного положения и расстановки сил на международной арене, его неумение отличать друзей Советского Союза и врагов страны.

Шестая. Преступное игнорирование Сталиным поступавших сигналов о подготовке Германии к войне, заигрывание и стремление любой ценой договориться с Гитлером.

Почти все на дискуссии, проходившей под председательством видного военного историка генерала Е.Болтина, дали положительную оценку книге Некрича. Приводились новые факты преступлений, серьезных ошибок и просчетов Сталина и других руководителей страны того периода.

Так, Е.Гнедин, в прошлом ответственный сотрудник МИДа, заявил, что Сталин возглавил правительство не для обороны, а для сговора с нацистской Германией. Подчеркивалось, что культ личности Сталина вытекает из самой системы социалистического государства.

С обвинениями Сталина в насаждении культа, в отступничестве от революции выступили Л.Петровский и А.Снегов. Персональный пенсионер, проведший 19 лет в сталинском ГУЛАГе, Снегов оценивал советско-германский пакт о ненападении как "сговор с Гитлером", как "четвертый раздел Польши".

В.Данишев, В.Кулиш, Л.Слезкин и другие указывали на существование в СССР перед войной обстановки страха, на беспринципность советских государственных и партийных деятелей, на преступную неподготовленность страны к войне.

Оценивая проделанную автором книги работу, Данишев сказал:

"Тов. Некрич взял на себя очень трудную задачу - раскрыть ту трагедию, которая постигла нас в июне 1941 года. Он затронул целый комплекс очень сложных военных, политических, экономических и идеологических проблем. В целом, мне кажется, он решил свою задачу правильно".

Заслуживает внимания выступление Л.Слезкина:

"...я убежден, что появится еще много книг, в которых будет рассматриваться проблема, освещаемая в книге тов. Некрича. Но я также убежден, что книга тов. Некрича в нашей советской историографии останется тем моментом, на котором всегда будет сосредоточено внимание историков... Эта книга написана вовремя, с максимальным использованием источников в той мере, в какой это было для него возможно и доступно. Наконец, книга Некрича написана с настоящих гражданских позиций человека, который болеет за свою Родину..."

Естественно, что подобная оценка книги Некрича не устраивала тех, кто продолжал стоять на старых идеологических позициях.

С обвинениями Некрича в необъективном освещении некоторых положений выступили Тельпуховский и генерал Телегин. Аргумент последнего сводился к несогласию с отведенной в книге роли партии лишь как "существенной, вспомогательной", объединившей и направившей усилия народа на разгром врага.

Свое несогласие с выступлениями Снегова, Гнедина и других ораторов пытался высказать профессор Деборин, но ему была устроена обструкция. На предложение отмежеваться от выступлений Снегова, Гнедина и других ораторов Некрич ответил отказом, выразив этим свое согласие с ними.

Примечательно, что большинство выступавших дали положительную оценку книге Некрича, чего не могли принять, конечно, его оппоненты.

Поддержанные партийными кругами, они развернули свое наступление против книги "1941. 22 июня" и ее автора, "ставящего под сомнение классовость понятий исторической правды". Предвзятость критики, усилившейся после ХХIII съезда КПСС, на страницах журналов "Коммунист", "Вопросы истории КПСС" известный диссидент генерал Петр Григоренко расценил как "лживую и вредную демагогию хулителей полезного и честного труда историка Некрича".

* * *

Комментируя характер проведенной дискуссии, зарубежная печать отмечала, что были затронуты "не только личность Сталина, политика СССР в период пакта о ненападении с Германией, но и репрессии, жертвами которых стали представители зарубежных партий в Коминтерне".

В декабре 1966 года запись обсуждения была перепечатана французским журналом" Нувель Обсерватер" под кричащим заголовком: "Исключительные документы - то, что скрывали от русских".

Настоящие неприятности начались для автора книги в 1967 г., после того, как в мартовском номере западногерманского журнала "Дер Шпигель" был опубликован материал "Брежнев хочет реабилитировать Сталина - советские историки против" с подзаголовком "Их мнение было выражено в книге историка Некрича "1941. 22 июня". При этом редакция поместила портрет Александра Моисеевича, именуемого ею "критиком Сталина".

Вначале вопросом, как и почему запись обсуждения попала за рубеж, занялись в Секретариате и Политбюро ЦК КПСС, а затем в Комитете партийного контроля при ЦК КПСС. Будто бы Брежнев пришел в ярость от показанного ему журнала и приведенной фразы о том, что он хотел реабилитировать Сталина.

На основе полученного указания Комитетом был составлен план проверки обстоятельств, связанных с опубликованием и обсуждением книги. "Дело А.М.Некрича" формировалось несколько месяцев и составило семь томов общим объемом более 1600 страниц.

В препроводительной докладной записке, подписанной семью ее составителями, были определены три основных вопроса, рассмотренных в книге Некрича: а). Подготовка Германии к нападению на Советский Союз;

б). Внутреннее и международное положение СССР накануне Великой Отечественной войны;

в). Причины военных неудач в начальный период борьбы против фашистской агрессии.

Далее следовал список стандартных обвинений автора в том, что его точка зрения "отличается от тех положений и выводов, которые разработаны советской исторической наукой" и было недопустимым вольнодумством. Еще бы, разве мог иметь советский ученый свою точку зрения?! К тому же оказалось, что "она во многом сходна, а по ряду проблем полностью совпадает с концепциями буржуазных историков и политических деятелей". А дальше, как говорится, "пошло и поехало". Авторы записки фальцифицировали факты и многие положения, высказанные автором книги. Тягтяйшим грехом считалось отсутствие в книге ссылок на произведения Ленина. Они имеются, но их почему-то не увидели или не хотели видеть, читатели из Комитета партийного контроля.

То, чего не нашли участники дискуссии в Институте, "раскопали" в КПК. Автору инкриминировался субъективный подход к освещению событий, предшествовавших Великой Отечественной войне; идеализация действий Англии, Франции и США к Советскому Союзу; недостаточно глубокий анализ экономических и социально-политических процессов, происходивших в нацистской Германии и послуживших основой агрессии против СССР; односторонняя характеристика дипломатической подготовки войны, неправильное освещение вопроса о причинах нападения Германии на СССР.

После этих обвинений можно было уже перейти и к защите "чести и достоинства товарища Сталина". Правда, обошлось без упоминаний эпитетов "мудрый", "гениальный" и т.д. Авторы документа недоумевали, на каком основании Некрич утверждал, что будто Сталин допускал "необоснованное поведение", проявлял" непонятное упорство", держался "обветшалой догмы" и т.п.

Один из партконтролеров ЦК КПСС прямо спросил Некрича:

"Что, по-вашему, важнее - политическая целесообразность или историческая правда?"

Замечание Некрича, что политическую правду нельзя противопоставлять исторической партийного функционера не устраивало и он продолжал упорно допытываться, и тогда Некрич решил просветить его и еще раз повторить эту истину. (см. А.Некрич, "Отрешись от страха. Воспоминания историка". Лондон, 1979).

* * *

Здесь можно, на мой взгляд, привести выдержку их книги Э.Радзинского "Сталин. Жизнь и смерть" (2011):

"Хозяин по-прежнему не верит в безумный шаг Гитлера... Он бросил пробный шар. 14 июня последовало заявление ТАСС о том, что слухи, появившиеся в английской и не только в английской печати, о близости войны между СССР и Германии - это неуклюжая пропаганда враждебных СССР и Германии Сил".

Сталин ждал. Но никакого ответного шага Гитлера не последовало. Об этом писал А.Некрич.

* * *

Обиделись партийные контролеры и за то, что из 266 сносок в книге только 100 относились к отечественным, а остальные - к иностранным авторам и в большинстве - буржуазным.

Отмечая, что второй вызов в КПК был 24июня, Некрич указывает, это было спустя несколько дней после окончания Шестидневной войны, и накал антисемитизма еще не прошел...

Несмотря на то, что КПК готовилось весьма тщательно, вся основа обвинения была весьма зыбкой. Любопытны следующие факты.

Член комиссии Сдобнов в своем выступлении заявил о якобы имеющихся отрицательных отзывах на книгу Маршалов Советского Союза И.С.Конева, К.С.Москаленко и Ф.И.Голикова. Но ни одно из них не было зачитано. К тому же через несколько дней стало известно, что к маршалу Москаленко вообще никто не обращался за отзывом и он его не писал.

Показателен присланный отзыв маршала Ф.И.Голикова, который поочередно занимал все высшие административные должности в министерстве обороны Советского Союза: начальника Главного управления кадров, Главного разведывательного управления, Главного политического управления. Во время войны - Главный координатор разведывательных служб, заместитель командующего и командующий фронтом.

Вот что он написал сразу же после прочтения книги:

"Исследование, близкое к расследованию, если не к следствию".

"Хорошая, правильная, полезная и весьма ценная книга, бесспорно, актуальная".

"В книге очень много таких данных, которые неизвестны не только ни одному массовому читателю, но и высшим кругам общества".

"Обнаруживается, что у нас не изданы многие нужные книги иностранных авторов, в том числе и особенно нужные книги немецких авторов".

"Применительно к себе:

а) очень многое из прочитанного мне было неизвестно, в том числе о действиях Генштаба и НКО, а также Сталина;

б) многие из перечисленных в книге источников я должен прочитать, причем впервые".

Далее следует признание вопиющей несогласованности между ведомствами, которые вели разведку, о полном отсутствии контакта между ними, о возможном обращении за помощью к А.М.Некричу и консультации по теме военной миссии в Англии и США.

Казалось бы, после таких признаний Комиссии партийного контроля следовало бы глубоко изучить и по-настоящему оценить значимость книги Некрича и сделать правильные выводы. Но вместо этого КПК решает, что обсуждение книги носило неправильный, тенденциозный и даже скандальный характер.

Принимается решение о привлечении автора книги А.Некрича к партийной ответственности "за грубые политические ошибки и искажения исторических фактов, допущенные им в книге". Порицания были вынесены в отношении организаторов "не вызывавшегося необходимостью обсуждения книги Некрича", а также выступавших в ходе дискуссии. Книга подлежала изъятию из общественных библиотек "как политическое вредное издание".

* * *

Последний акт этой неприглядной истории был совершен на высоком уровне - в Комитете партийного контроля под председательством члена Политбюро А.Пельше.

"Дело Некрича" рассматривалось 28 июня 1967 г. Вместе с А.Некричем были вызваны Л.Петровский и академик А.Самсонов, редактор издательства "Наука".

В своем выступлении Некрич отверг все политические обвинения в свой адрес. Согласившись с отдельными замечаниями, автор аргументировал все основные положения, содержавшиеся в книге, показал, что даже в новых документах и материалах, ставших известными за два года после издания его работы, не было таких, которые могли опорочить научную, партийную и политическую стороны его книги.

Я читал опубликованную стенографическую запись заседания КПК. Ее содержание - это настоящий допрос, учиненный ради одной лишь задачи: морально убить, дискредитировать в глазах общественности А.Некрича и всех, кто поддержал его своими выступлениями в ходе дискуссии. Он держал себя достойно, отстаивал свои взгляды, не давая себя сбить провокационными вопросами. Хотя сталинское наследие не исчезло, но, слава Богу, времена бы были уже не те и высший партийный суд вынес решение "Некрича Александра Моисеевича (члена КПСС с марта 1943 г.) за преднамеренное извращение в книге "1941. 22 июня" политики Коммунистической партии и Советского правительства накануне и в начальный период Великой Отечественной войны, что было использовано зарубежной реакционной пропагандой в антисоветских целях, исключить из КПСС".

После исключения из партии А.М.Некрич трижды обращался с письмами протеста к Л.И.Брежневу. Их текст весьма скромен и лаконичен:

"Я вырос, - писал он 4 июля 1967 года, - в семье советских патриотов. Отец был одним из старейших советских журналистов-международников. Старший брат - политработник Красной Армии - погиб на Курской дуге. Сам я также был во 2-й Гвардейской армии и прошел с ней весь ее боевой путь от Сталинграда до Кенигсберга. На фронте же я в вступил в партию (до этого был комсомольцем). Боевые награды - свидетельство честного служения нашей семьи Отечеству".

И далее:

"Я писал книгу, исходя из главного побуждения: чтобы больше не повторилось".

Но письма офицера-фронтовика остались без ответа. В то же время журнал "Вопросы истории КПСС" опубликовал разносную рецензию на книгу А.Некрича, озаглавленную "В идейном плену у фальсификаторов истории". Ее авторы Г.Деборин и Б.Тельпуховский поспешили до этого направить отрицательный отзыв на книгу в ВКП при ЦК КПСС, который затем тоже был использован против А.Некрича.

Авторы статьи задались целью не только ошельмовать Некрича, но и нагнать страху на других историков. Не получилось. В архиве сохранился отзыв на эту статью, который подписала большая группа ученых-историков - Н.Е.Ерофеев, А.Каждан, А.Гулыга и другие, выступившие с протестом против позиции Деборина и Тельпуховского. Но этот отзыв на книгу А.Некрича, как и ряд других, содержавших положительную оценку, был скрыт от общественности. Зато в различных периодических изданиях и устных передачах развернулись инспирированные сверху пропагандистские выступления, направленные против А.Некрича и его книги.

* * *

Последующие девять лет, напишет А.Некрич в своей книге "Отрешись от страха", прошли под моральным давлением и в изнурительной борьбе за право печатать свои работы. Но этого права он был лишен.

"Власти искусно использовали "гуманный" вариант удушения, при котором не сажали и даже не лишали работы, но затыкали рот и изолировали меня от научной работы, от читателей" (там же).

В 1976 году А.Некрич вынужден был предпринять крайний шаг - эмигрировать. Очень нелегко далось ему это. Близко знавшая Александра Моисеевича Мира Блинкова, скончавшаяся уже в Израиле, в вышедшей здесь книге "Время были такое..." отметила смелость, проявленную Некричем, принявшим это непростое решение:

"Ничто не может быть для историка трагичнее и смелее, чем отречение от идеологии, в которой был воспитан и которой служил долго, убежденно и успешно".

Сначала он выехал в Великобританию, где продолжал исследования по новейшей истории в Великобритании. Он опубликовал ряд статей в журнале "Проблемы британской истории". По случаю 80-летия академика И.М.Майского (1974) поместил аналитический обзор мемуаров этого ученого мужа как исторического источника. Между прочим, в России мемуары И.Майского были изданы лишь в начале нынешнего века.

Затем А.М.Некрич работал в Кембридже и в Русском исследовательском центре Гарвардского университета. Опубликовал более 50 интересных книг и статей, многие из которых имеются в израильских библиотеках. Например, "Наказанные народы" о насильственной депортации в 40-х годах народов Северного Кавказа, Крыма и других, об истории становлении и господстве советской власти в России "Утопия власти" и др.

В связи с начавшейся перестройкой А.Некрич дважды, в 1989 и 1991 г.г. приезжал в Москву, где выразил заинтересованность в дополнительном издании книги "1941. 22 июня". Быть может, кто-то помнит его выступление на страницах "Огонька" в 1991 г. Публикация называлась "Дорога к войне".

На основе новых данных автор развил основные положения, высказанные в первом издании книги, и подтвердил обоснованность и правильность своих оценок. Жизнь подтвердила, что при освещении истории бывшего СССР ни один исследователь не обойдет вниманием труды А.Некрича.

Скончался Александр Моисеевич 31 августа 1993 года в Бостоне (США). Остались его книги, о нем помнят друзья, благодарные ученики и читатели.

 

Семен КИПЕРМАН, Хайфа

  • 31-12-2011, 12:03
  • Просмотров: 7104
  • Комментариев: 6
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 8)

Генри Моргентау

1 января 2012 03:31
Второе издание , дополненное , вышло в серии "Памятники Исторической Мысли" , Москва ,1995 год, объявленный тираж-5000.
1

Шма Израэль

1 января 2012 14:45
Обыкновенная антисталинская мура 60 годов.
2

Павел

1 января 2012 17:15
цитата из "ДЕЛО НЕКРИЧА", ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДИСКУССИИ
Семен КИПЕРМАН

Подчеркивалось, что культ личности Сталина вытекает из самой системы социалистического государства.

Вопрос:

Кем подчёркивалось что культ личности Сталина вытекает из самой системы ?
В статье не говорится, а это наиболее важная часть статьи, искажающей, суть социализма. В статье, важной и полезной ненавязчиво,незаметно навязывается
ни чем не обоснованное мнение, такое постоянно встречается современной литературе.
Могла ли структура социалистического государства при сталине, соответствовать
сущности социализма, описанного классиками социализма? Ответ абсолютно однозначный. Нет не могла.


Павел Каплун-Давидсон,
автор ЗАЯВЛЕНИЯ о пространстве существования человека.
3

highlander

1 января 2012 22:02
Выводы Некрича – это тот лучик, который высветил …небольшой участок …темных дел византийства Азиопы… А эта заметка на сайте 7.40 –имеет, думаю, не наводящий, а уводящий характер , потому, что:
сейчас несмотря на большое кол-во публикаций, вскрывающих истинные причины НЕИЗБЕЖНОЙ катастрофы 41 – книги В. Суворова, «Бочка и обручи…», «Новая хронология катастрофы 1941г», «На мирно спящих аэродромах» и др. – историка М. Солонина, «Кроваво-красная Армия», «Танковый погром 1941», «Год 1942 – учебный» - историка В.В. Бешанова, работы историка М. Мельтюхова, раскрытие решающего значения для победы Красной армии, помощи, оказанной СССР по ленд-лизу – в статьях многих авторов, во всех СМИ-ТВ и высказываниях официальных «лиц» - ничто не меняется со времен публикации работ Некрича.
Плюс угрозы – «фальсификаторам истории» -.. А то все узнают куда и зачем летели советские бомбардировщики 23 июня, и куда шли танковые корпуса..
И это вполне закономерно, можно заглянуть и на 105 лет назад и увидеть Цусиму и Ляодунь, позже в 1916 –окружения в Пруссии, и оценить выводы германского генштаба, сделанные в 1913г («Новая хронология 1941г»):
«Подъем военного дела в России ограничивается недостатками русского народа, которые невозможно устранить ни при помощи денег, ни путем организационной работы. Эти недостатки заключаются в нежелании заниматься всякой методической работой, в недостаточном чувстве долга, боязни ответственности, отсутствии инициативы и неспособности правильно определить и использовать время…».
Тут более чем уместно вспомнить работу Ю. Афанасьева: «Россия. Исторический бег по кругу»,и его же системных выводы, сделанные в более поздних статьях «Симулякр..» и др., опубликованных на сайте «Новой Газеты». Достаточно оценить нынешний уровень российского машиностроения, в т.ч. станкостроения, судо- и авиастроения , медицины и образования, чтобы безусловно вывести РФ не только из G8, но и из первых 2-х десятков развитых стран. Пока же, и надолго, видны только угрозы в адрес США и рост затрат на вооружение – от кого??!!
Как выдернуть «снаряд из задницы» (www.shender.ru) – непонятно, невозможно..
4

Рекстон

2 января 2012 01:27
"Сталин запретил писать дневники и воспоминания о войне. Нарушение запрета могло стоить жизни"- ложь в первых строчках
5

Bormik

4 января 2012 18:56
Уважаемый автор!
В статье не указаны ни год рождения, ни хотя бы возраст Н. в какой-н. момент его биографии. Согласно Википедии, он родился в 1920 г.
Кроме того, в Вашей статье написано, что "капитан А.Некрич окончил исторический факультет МГУ", ПОСТУПИВ туда после увольнения в запас ПО ОКОНЧАНИИ войны, что логично соответствует возрасту.
Однако в том же "источнике" (насколько верны и достойны доверия данные Вик-и?) написано:

"Окончил исторический факультет МГУ в 1941",

т.е. в 21 год, что вряд ли верно: во сколько же лет Н. окончил школу и поступил в вуз, где учиться не менее 5 лет? А начинали учиться тогда кто в 7, а кто и в 8 лет и, м.б., даже позже. К тому же, видимо, именно эти 5 лет учёбы там "почему-то" пропущены, а трудовая биография историка в должности "...сотрудник Института всеобщей истории Академии наук СССР" начинается с 1950 г. (желающие, загляните туда и убедитесь в этом). Или там неверно указан год рожд. - на 4-5-6 лет позже? Когда же Н. учился в МГУ - "до" или "после"? И куда "делись" 5 послевоенных лет? ГУЛАГ? За что? Не за то ли, что он, ЯКОБЫ однозначно открыто предсказал (ещё "до того") грядущее нападение Гитлера на СССР, обладая несомненным аналитическим талантом историка, позволившем ему ещё на студ. скамье разобраться в сути обеих систем и проанализировать актуальную политич. обстановку, - независимо от Зорге, "Красной капеллы", героя-прообраза "Штирлица" и др. "агентов ком-зма" в Европе (я слышал такую версию, хотя автор оной, вероятно, в дан. случае смешал и сместил во времени нек-рые историч. данные). НО тогда ему грозил срок (или смерть) "по 58-й" ещё ДО войны, не так ли? И уж однозначно не мог он при таком «смертном грехе» и мрачном пятне в биографии работать по спец-сти, т.б. в таком учреждении, т.б. ещё при «жизни и деят-сти» вождя. Стало быть, ГУЛАГ отпадает. Т.е. что-то где-то не совпадает в календарных (и др.) данных.

Кто же прав?
Если данные Вик-и ложны, - пожалуйста. ИСПРАВЬТЕ кто-н.
6

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Еврейские судьбы




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список