Все новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Интервью

Версия для печати


 Выдающийся сын выдающихся родителей


Московский государственный академический симфонический оркестр является одним из пяти старейших оркестров России. В 1989 году художественным руководителем и главным дирижером прославленного коллектива стал Павел Коган. Под его управлением МГАСО приобрел мировую известность: оркестр постоянно гастролирует и выступает на самых престижных концертных площадках мира. Павел Коган родился в знаменитой музыкальной семье. Его родители — легендарные скрипачи Елизавета Гилельс и Леонид Коган, дядя — великий пианист Эмиль Гилельс. Преданный своему делу, он высоко ценит профессионализм и отдачу в работе. «Я очень уважаю и ценю труд настоящих музыкантов. Артист оркестра — это замечательная и очень престижная профессия, которая должна быть поднята на очень высокий уровень», — говорит Павел Леонидович. О том, в чем заключается уникальность МГАСО и что такое настоящий артист, Павел Коган рассказал в интервью Jewish.ru.

 

— Павел Леонидович, британский ресурс Classical TV включил вас в десятку лучших дирижеров ХХ века. Что вы об этом думаете?

 

— Вы знаете, я об этом и не думаю вовсе. Дело в том, что я постоянно работаю. Главное — достичь результатов, которые могли бы меня удовлетворить творчески. Увы, не всегда получается, я вообще крайне критичен к себе. Нет ни одного дня без движения вперед. Нужно держать уровень, форму!

 

— Что вы считаете своим главным профессиональным достижением к настоящему моменту?

 

— Ненадолго взлететь, блеснуть и потом исчезнуть — это не карьера, однако такой путь, к сожалению, прошли очень многие. Главное в нашем деле — удержаться. У меня уже на протяжении многих лет есть своя аудитория — не только в России, но и за рубежом. Все эти годы мне удается самовыражаться и держать определенный уровень, а это очень и очень сложно.

 

— Кто ваша аудитория?

 

— Это люди, которые любят симфоническую музыку и не представляют без нее своей жизни. Они находят нечто привлекательное в моей трактовке и предпочитают слушать известные и неизвестные симфонические произведения в исполнении Московского государственного академического симфонического оркестра под моим руководством.

 

— В чем уникальность МГАСО? Ведь не секрет, что сегодня в России работает немало оркестров, которые вынуждены конкурировать между собой.

 

— Уникальность оркестра — в собственном неповторимом стиле. Много у нас в стране оркестров или нет, уделяется ли им должное внимание — это, безусловно, важно. Но критерий оценки коллектива должен быть один — творчество! Нельзя оценивать его по связям руководителя, административному ресурсу или чему-либо еще. Должна быть честная и здоровая конкуренция, которая базируется только на творчестве.

 

— И она действительно есть? Наверняка не обходится без недоброжелателей, которые только и мечтают о том, чтобы насолить вам и вашему оркестру.

 

— А вот тут дело уже не в конкуренции, как таковой, а в отдельных людях. Чем ярче и самобытнее человек и его коллектив, тем сильнее ему завидуют. Такая личность вызывает у многих только негативные эмоции, быть рядом с ней — неудобно, неловко. Наверное, это нормально, хотя, с другой стороны, привыкнуть к этому очень сложно, практически невозможно. Порой бывает очень обидно. Однако человек привыкает ко всему, со временем у него вырабатывается иммунитет — этакий защитный механизм от людской нечистоплотности. Но что делать? Таковы правила игры в нашей профессии. Конкуренция — это прекрасно, но только в том случае, если она справедлива.

 

— Как вы строите отношения с музыкантами оркестра? Вы конфликтный человек? Что может вас по-настоящему разозлить?

 

— Отношения с музыкантами строю только с позиции профессионализма. У каждого артиста есть своя индивидуальность, каждый имеет право быть собой. Для меня очень важно отношение человека к работе. Я очень уважаю и ценю труд настоящих музыкантов. Артист оркестра — это замечательная и очень престижная профессия, которая должна быть поднята на очень высокий уровень. У меня вызывают отторжение люди, оказавшиеся в профессии случайно, которые не отдаются ей полностью и преследуют корыстные цели. Не могу согласиться с теми, кто считают профессию артиста плохим ремеслом.

 

— Как вы набираете музыкантов? Проводите кастинг?

 

— Это очень сложный вопрос. Рынок оркестровых музыкантов сейчас очень размыт, можно сказать, что его просто не существует. Нынешняя система образования не выдает профессиональных кадров, какие были в советское время, и это очень негативно сказывается на отрасли в целом. Но всё же и сейчас можно найти талантливых людей, которые умеют и хотят учиться.

 

— С чем это связано? В чем проблема? В отсутствии педагогов, четко выработанной программы?

 

— Понимаете, мы долгое время жили за железным занавесом, а ведь известно, что наступившая после длительного зажима свобода обязательно перерастает в анархию. Система образования от этого очень сильно пострадала: профессора разъехались по миру, великие ушли из жизни. В эпоху рыночной экономики абитуриент, еще не поступив на первый курс и не овладев профессией, думает только об одном: сколько долларов ему удастся срубить. При этом я ни в коем случае не хочу выглядеть человеком из прошлого или апологетом коммунистического режима: от советской власти я настрадался так же, как и все.

 

— Почему бы вам, в таком случае, не взяться за преподавательскую деятельность?

 

— Пока на первом месте у меня всё-таки концертная деятельность. И потом, я не вижу, чтобы музыкальные вузы приглашали преподавать действующих артистов.

 

— У вас, наверное, очень плотный концертный график? Как часто оркестр выезжает на гастроли?

 

— Выезжаем часто. Ситуации бывают разные: порой с поездками творится настоящий аврал, иногда, наоборот, устраиваем перерыв. Однако если их немного, это не значит, что оркестр сидит без дела: мы регулярно выступаем в лучших концертных залах столицы.

 

— Какие гастроли вам запомнились больше всего?

 

— Каждый выезд — это событие: как для нас, так и для наших слушателей — и в России, и в СНГ, и в странах дальнего зарубежья. Куда бы мы ни приехали, везде ощущаем праздничный настрой и необычайный подъем со стороны публики. Оркестру всегда хочется предстать в отличной форме, удивить и, конечно же, подтвердить звание первоклассного коллектива. Во время последних гастролей по США авторитетнейший музыкальный критик в статье для газеты Los Angeles Times назвал МГАСО одним из пяти лучших оркестров мира.

 

— Отличается ли в разных странах публика? Может быть, где-то вас принимают более восторженно?

 

— Я бы не сказал, что аудитория существенно различается. О вкусах не спорят: одному нравится такая манера исполнения, другому — совершенно иная. Но исполнительский уровень — высокий он или нет — ощущается всегда, на уровне подсознания.

 

— Павел Леонидович, одно время вы занимали пост главного приглашенного дирижера в Симфоническом оркестра штата Юта. Что дал вам этот опыт?

 

— Я руководил оркестром восемь лет. Мы сделали большой репертуар как из русской, так и из европейской музыки. Это было очень полезное и интересное время.

 

— Вы бы приняли подобное предложение еще раз?

 

— Так сразу и не скажешь. Совершенно не ставлю перед собой цель руководить несколькими коллективами одновременно. Крайне важно, чтобы качество оркестра было высоким. Московский государственный академический симфонический оркестр, мое главное детище, от этого пострадать никак не должен. Если удастся совместить, то может быть. Если нет — тогда и не стоит.

 

— Ваш дирижерский дебют состоялся в 20 лет. Расскажите о своих ощущениях. Что ощущает человек, которому в столь юном возрасте доверили дирижирование оркестром?

 

— Это, конечно же, огромная ответственность. Несмотря на то что я прошел полный курс обучения, опыта у меня было еще мало. В то время в оркестре играли артисты, повидавшие выдающихся дирижеров, у которых, в отличие от меня, был богатый жизненный опыт. Мне повезло: мне поверили, во мне увидели способности и простили промахи.

 

— Испытывали ли вы дополнительную ответственность из-за того, что родились в семье великих музыкантов?

 

— Конечно! Двойную. Мне, как это принято в артистическом мире, по наследству достались в том числе и недоброжелатели. Ведь никто не отменял известной поговорки, что «природа отдыхает на детях талантливых людей». Самое страшное — это растоптать сразу, не дать поднять головы. Многие пытались это сделать, хотели, чтобы у них это получилось. Мне удалось «проклевать скорлупу» и «вылезти на свет Б-жий», а вот кому-то эту возможность обломали на корню.

 

— А родители вам в этом помогали? Или держались в стороне?

 

— В стороне они, конечно, не держались, но и активной помощи не оказывали. У нас в семье считалось, что если у тебя есть способности, то их надо доказать. Если нет — то реанимировать мертвеца, как говорится, невозможно.

 

— Вы единственный ребенок в семье?

 

— Нет, у меня есть сестра. Она пианистка.

 

— Какими были ваши родители?

 

— Выдающимися — и в быту, и в творчестве! Это были удивительно благородные и душевные люди. Я никогда не слышал от них ни одного плохого слова в адрес коллег, знакомых и друзей. Только доброжелательность, только вера в людей и только сочувствие тем, кто ошибся.

 

— Павел Леонидович, вы являетесь носителем древней еврейской фамилии, распространенной среди коэнов — потомков рода первого еврейского первосвященника Аарона. Вы что-нибудь знаете о происхождении своей семьи?

 

— Я человек светский и толерантный: с одинаковым уважением отношусь ко всем конфессиям и ко всем верующим. Держу веру в себе. Да и вообще, я — продукт своей семьи. В советское время об этом никто говорил — не было принято. Причем это касается всех религий. Рождество и Пасху тоже мало кто отмечал. Я отмечаю Новый год — это самый любимый праздник!

 

— Вас коснулся антисемитизм?

 

— Ну... Конечно. Было бы смешно говорить, что нет. Люди разные. Никогда одна нация не бывает плохой, как и не бывает идеальной. Отдельные личности — несомненно. Все это зависит от атмосферы в семье. Воспитание, полученное в детстве, накладывает огромный отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Каким вырастет человек, воспитывавшийся в семье, где царили зависть, недружелюбие? Хотя, конечно, бывают исключения.

 

— Вы сказали, что в свое время пострадали от советской власти? В чем это заключалось?

 

— Профессия артиста связана с общением. Артист — это гражданин и посланец мира, его должны слышать везде и всюду. Подрезать крылья и мешать по любым причинам карьере — это было распространено во все времена, и, конечно, это никогда не проходило бесследно. Советская власть все передвижения по миру тщательно контролировала. Культурные организации постоянно вмешивались в репертуарную политику. В соответствии с официальной идеологией, нужно было обязательно играть советскую музыку. Многое рубили на корню, запрещали выезжать за рубеж по очень важным творческим приглашениям. И дело не в деньгах, а в творчестве. Договориться с Госконцертом о том, чтобы исполнить цикл сонат Бетхована, было практически нереально. Сразу возникал вопрос: а как же советская музыка? Запад смотрел на нас непонимающими глазами, с удивлением, сожалением и протестом. Слава Б-гу, сейчас я веду свою репертуарную политику, опираясь на вкусы слушателей. Ко мне всегда могут обратиться с просьбой: я никогда не оставлю без внимания партитуру, которая действительно понравилась. Заставлять артиста делать что-то во имя идеологии? Нет, мы это уже проходили.

 

— Павел Леонидович, какие планы на Новый год?

 

— Мечтаю, чтобы он уже поскорее наступил. Новый Год — мой самый любимый праздник, это замечательное время, когда есть возможность собраться всей семьей, встретиться с друзьями. Наступает год Дракона по китайскому календарю, я — дракон, значит, по идее, год должен быть удачным. С другой стороны, он будет високосным, а к подобным вещам мы всегда относимся с опаской. Планов у меня очень много, и все они связаны с тем, чем я занимаюсь каждый день — с движением вперед, с общением с интересными творческими личностями и с работой над репертуаром.


Беседовала Соня Бакулина




Источник: Jewish.ru
| Оцените статью: +10

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

pianist

2 января 2012 19:53
Раз уж здесь упомянуто имя великого артиста Эмиля Гилельса, то не могу удержаться и рекомендую всем любителям классической музыки прочесть вышедшую недавно кгнигу Григория Гордона "Эмиль Гилельс/за гранью мифа". Она содержит уникальные материалы о жизни и творчестве выдающегося пианиста.
1

М.Кержман-Кerjman

7 января 2012 04:25
Вы таки задаёте такие хорошие вопросы, что аж захотелось услышать ваш ответ сколько таких вот выдающихся родителей/детей командует оркестрами и не-семейными музыкальными нe-еврейскими коллективами в Англии-можете добавить сюда и Австралию, Новую Зеландию и Канаду вместе взятые.

Ой, только не надо нас дурить.
2

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Инна Чурикова




Наш архив