Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Ближневосточный Дед Мороз из Белого дома

Недавно на конференции «Друзей Сирии» в Тунисе наш госсекретарь Хиллари Клинтон признала, что «Арабская весна», как дружно прозвали крах правящих режимов в некоторых мусульманских странах, оборачивается суровой исламской зимой, крахом надежд администрации Барака Обамы на демократизацию Ближнего Востока и Северной Африки не эволюцией, а революцией.

В результате на смену тиранам и деспотам пришли не либеральные реформаторы, а радикальные исламисты, и винить в этом наш президент может только самого себя. Не кто иной, как Барак Хусейн Обама с его пролетарским энтузиазмом науськивал демократов на автократов в мусульманских странах примерно так же, как он делает в своей стране, натравливая бедных на богатых. Обозреватель газеты Washington Times Джеффри Канер называет Обаму «светским радикалом-прогрессистом», который свято верит в миф, будто третий мир нищенствует и страдает по вине Соединенных Штатов.

 

В этом Обама не нов — можно вспомнить Международный отдел ЦК КПСС, где изобрели термин «народно-освободительное движение», которым заменили борьбу с колониализмом и стали учить и оплачивать исламских террористов во главе с Арафатом. Как тогдашний глава отдела ЦК Борис Пономарев, так и нынешний президент США Барак Обама не задумывались, во что может вылиться их «Арабская весна» по большому счету. Канер перечисляет: Тунис, Йемен и Египет стряхнули с себя ярмо проамериканской тирании и достались теократам-суннитам ваххабитского толка, которые живут по средневековым законам шариата. От меньшинств, особенно христиан, там стараются избавиться, инакомыслящих сажают в тюрьмы, женщин считают недочеловеками. У власти оказались «Братья мусульмане», а избирательное правило «один человек — один голос» привело к установлению исламофашизма. В Саудовской Аравии, королевский дом которой щедро финансировал «Братьев мусульман», эта самая мусульманская братва взбаламутила народ на многолюдные уличные демонстрации и митинги протестов против правящего режима.

 

В Ливии США и наши союзники по НАТО помогли местной оппозиции расправиться с автократом Каддафи, и эта страна стала жить по шариату. Воздушные и морские порты, основные дороги и стратегически важные объек­ты стерегут вооруженные до зубов молодые люди. В страну стали прибывать бывшие боевики «Аль-Каиды» и «Талибана», а на умеренных мусульман и чернокожее население началась охота. Это была победа не демократии западного толка, а анархии, поставившей Ливию на грань гражданской войны идеологий, сект и племен. Сейчас администрация Обамы хочет повторить ливийский вариант в Сирии. Президент и госсекретарь выступали в защиту сирийских повстанцев, решивших свергнуть диктатора Башара Асада. Катар и Саудовская Аравия помогают повстанческой Армии свободной Сирии деньгами.

 

Алькаидовцы и талибы прибывают в ее ряды из Ливии и Иран через Турцию. Эмир Катара не скрывает желания покончить с последним светским режимом в этом арабском регионе.
Башар Асад действительно душитель свободы, которому не место у власти. Он сделал свою страну союзником Ирана, а его папаша Хафез Асад в 1982 году, будучи таким же деспотом-президентом, перебил больше 20 тысяч братьев-мусульман. Для истории это было хорошо, но для демократии плохо, и сегодняшние сирийские повстанцы не представляют большинство населения, которому ваххабиты нравятся еще меньше, чем Асады. Все это не волнует 44-го президента США, который откровенно заискивает перед мусульманским миром, не особо интересуясь, кого он берет в очередные попутчики. В 2009 году иранцы запротестовали против «украденных» у них выборов, там чуть не вспыхнула «зеленая революция», грозившая шариатскому режиму. На улицы Тегерана и других городов вышли миллионы демонстрантов, но наш Белый дом воздержался от комментариев, не желая злить аятолл и ссориться с их марионеткой Ахмадинеджадом. Вот и получается, что под лозунгами демократизации, поиском союзников и «мультикультурного» либерализма наш президент своей ближневосточной политикой приводит к власти радикалов-исламистов. «Будущие поколения спросят: кто проиграл Ближний Восток? — заключает Джеффри Канер. — Историки ответят: Барак Обама». Если «Арабскую весну» сменит «Исламская зима», то нашего президента смело можно назвать ближневосточным Дедом Морозом.

 

У новых режимов, которые нынешней «Арабской весной» приходят к власти на смену кровавым тиранам, один общий враг — Израиль. Это отлично понимают в Белом доме, и не окажись Барак Обама перед ноябрьскими выборами, он, возможно, не дал бы 45-минутного интервью Джеффри Голдбергу из политически умеренного журнала The Atlantic. В этой беседе наш президент выглядел уже не добрым Санта Клаусом, а скорее злым Гринчем, который украл у жителей Ктограда их любимый праздник Рождество. А Джеффри Голдберг родился в Бруклине и учился в Университете штата Пенсильвания, откуда уехал в Израиль, где записался в Армию обороны и во время Первой интифады служил надзирателем в тюрьме. Вернувшись в США, он стал журналистом, которого сейчас считают чуть ли не первым блогером по израильским проблемам.

 

Интервью появилось 2 марта, перед выступлением Обамы в произраильской лоббистской группе AIPAC и его встречей с израильским премьером Нетаниягу. Барак Обама заявил Джеффри Голдбергу, что, по его мнению, «правительство Израиля понимает — как президент Соединенных Штатов, я не блефую». Президент имел в виду, что и Иран, и Израиль должны всерьез оценивать возможность американского нападения на ядерные объекты Исламской Республики. «Я не рекламирую наши конкретные намерения, — продолжал Обама, — но, думаю, правительства Ирана и Израиля понимают, что когда Соединенные Штаты говорят о недопустимости иранского ядерного оружия, мы знаем, что говорим». Барак Обама повторил, что для выхода из иранского ядерного тупика его администрация рассматривает все варианты, включая последний — «военный компонент». Тем не менее, отметил президент, введенные его администраций санкции уже ввергли Иран в «мир бедствий» (World of Hurt), как называется десятый фантастический роман Дэвида Шермана и Дэна Крегга из их серии «Звездный кулак».

 

По мнению президента, экономическое давление на Иран может вскоре заставить руководство этой страны пересмотреть ядерную программу. Эту программу Барак Обама назвал сильной угрозой национальной безопасности США, даже если бы ее создание иранцы не объясняли стремлением уничтожить Израиль. Однако, подчеркнул Барак Обама, мир не должен тешить себя мыслью, что ликвидировать эту угрозу под силу только Соединенным Штатам. «Несколько стран региона не потерпят, что у Ирана есть ядерное оружие, а у них нет, — сказал Обама. — Известно, что Иран спонсирует террористические организации, и угроза распространения [ядерного оружия] становится намного сильнее». Президент намекнул, что дело не только в Иране, и если страны Ближневосточного региона решат обзавестись собственными атомными бомбами, миру несдобровать, а поэтому бороться с иранской угрозой нужно всем миром. «Шикарный вид», — сказал бы Мишка Япончик из российского телесериала, но как примирить эти красивые слова президента США с его потаканием «арабской зиме»?

 

Александр Грант

Источник: Еврейский Мир
  • 11-03-2012, 14:36
  • Просмотров: 3803
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 2)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.

Ещё в разделе:
Выборы в Израиле - 2006




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список