Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Скандал в «благородном семействе»

Известное американское издательство «Симон и Шустер» в середине февраля нынешнего 2012 года выпустило в свет книгу, вызвавшую немалый интерес в Соединенных Штатах. Книга принадлежит перу Деборы Фельдман и носит в значительной степени автобиографический характер.

 

Книга достаточно толстая, в ней 272 страницы и стоит она 23 американских доллара, что не так уж дешево. Тем не менее её активно покупают. С чего это книга весьма малоизвестной и совсем, кстати, молодой Деборы (ей едва исполнилось 25 лет) вызвала заметный интерес в Соединенных Штатах, где уж совсем никак нельзя пожаловаться на скудость книжного рынка, на котором всегда полно новинок? Более того, с момента выхода книги в свет Дебора уже дала и немалое количество интервью газетам и телевизионным каналам в Соединенных Штатах и за пределами страны. На этот вопрос о причине такой популярности ответит, быть может, само название книги: «Неортодоксально: скандальное отторжение моих хасидских корней» («Unorthodox: The Scandalous  Rejection of My Hasidic Roots»). Дебора родилась в Нью-Йорке и выросла в фундаменталистской секте хасидов из Сатмара, живущих в этом городе, приняла решение покинуть её и это решение выполнила. Как и почему это произошло и рассказывается в этой книге, а попутно автор раскрывает множество деталей из повседневной жизни и активности этой скрытой от посторонних глаз секты. Всё это достаточно достоверно, ибо переплетено с подробностями её собственной жизни.

 

Явление сектантства присуще  многим религиям. Все крупные современные религии базируются на неких книгах, имеющих по мнению приверженцев этой религии, Божественное происхождение. Лица духовного звания это не что иное как толкователи этих книг и переводчики их с Божественного языка, которым они написаны, на язык повседневной жизни. А это значит, что всегда найдутся люди, которые будут полагать общепринятые толкования недостаточно правильными и предлагать свои, разумеется, более правильные. И зачастую такие харизматичные люди, иногда не совсем здоровые с ментальной точки зрения, могут найти определённое количество приверженцев,  им поверивших и готовых следовать за ними. Вот секта и готова. Еврейская религия совсем не исключение, тем более, что хасидское движение, распространенное среди евреев – выходцев из стран Восточной Европы, создаёт весьма благоприятную почву для возникновения и существования замкнутых, обособившихся от внешнего мира религиозных групп.   

 

Основателем движения хасидов был человек по имени Исраэль Бен-Элиезер, более известный как рабби Бааль Шем Тов (сокращенно Бешт), живший на Украине, в Подолии (1698 – 1760). По хасидской легенде отцу Исраэля явился пророк Элияху и предсказал рождение необычного ребёнка. И в самом деле, когда родившийся мальчик подрос, он получил широкую известность как мудрец и целитель, который умеет делать эффективные талисманы и изгонять духов. Он знал тайное Божье имя и благодаря этому мог творить чудеса, как-то упомянутое изгнание духов, предотвращение пожаров и погромов и т.д. С 1740 года и до своей смерти Бааль Шем Тов живёт в Меджибоже (существующий и ныне посёлок городского типа в Хмельницкой области на Украине, население менее 2000 человек), где и оформляется его учение. В основе того лежит единение с Богом, то-есть постоянное присутствие Бога в жизни каждого еврея. Для достижения единения с Богом, учил Бааль Шем Тов, надо полностью отдаться служению Богу через исполнение его заповедей – мицвот. Продолжателем сего праведного дела стал рабби Дов Бер Магид (1704 – 1772) из Межирича (сегодня – село в Сумской области на Украине, население менее 2000 человек). Он значительно способствовал популяризации и распространению хасидизма, введя институт хасидских эмиссаров, то-есть рассылая теоретически подкованных и энергичных людей по окрестным сёлам и городам с целью вербовки новых сторонников. После смерти Дова-Бера хасидское движение распалось на несколько ветвей, главные из которых польская, волынская, белорусская. Рабби Элимелех Вайсблюм, лидер польской ветви разрабатывает учение о цадиках (праведниках). Цадик – посредник между Богом и людьми, источник мудрости и святости, к которому могут и должны приходить за советом его последователи. Взамен последователи цадика должны поддерживать его материально, избавив  от повседневных бытовых забот и давая возможность посвятить свою жизнь только общению с Богом. Место цадика – наследственное и передаётся по мужской линии. (В те времена  вокруг в Европе существовали только наследственные монархии, а до выборных демократий дело ещё практически не дошло, отсюда, видимо, и это правило, копирующее окружающий мир и из-за которого в последующие времена было столько ссор, споров и столкновений, носивших совсем не божественный характер). Идеологическими противниками хасидов были так называемые митнагдим или литваки, которые во главу угла ставили изучение Талмуда. Сегодня обе эти ветви ортодоксального иудаизма мирно сосуществуют, а расхождения между ними больше остались в истории.

 

В 1772 - 1793 годах происходят разделы Польши между Россией, Австрией и Пруссией, часть хасидских центров отходит к Российской Империи. В составе России оказывается белорусское местечко Ляды (сегодня небольшая деревня в Витебской области Белоруссии, на самой границе с Россией). В 1801 году здесь обосновывается рабби Шнеур Залман (1745 – 1813), глава белорусского течения хасидизма, и до 1812 года ведёт отсюда свою деятельность. Жил он, правда, не в самих Лядах, а в раположенном неподалёку городке Лиозно (существующий и поныне районный центр Витебской области). Сын его Дов Бер переносит, однако, свой двор из Ляд в другое местечко под названием Любавич (сегодня  небольшая деревня в Смоленской области России, с населением менее 500 человек). Здесь в молодые годы учился рабби Шнеур-Залман и сюда вернулся его сын. Так зародилось и отсюда получило своё название движение Любавичских хасидов, более известное как движение Хабад (само это название – аббревиатура ивритских слов: хохма, бина, дат, означающих в переводе: мудрость, понимание, знание). В 1927 году лидеру любавичских хасидов рабби Менахему Мендлу Шнеерсону удалось покинуть Советский Союз и в 1941 году он обосновался в Нью-Йорке. Что же касается Советского Союза, то там это движение в 1935 году было объявлено контрреволюционным со всеми вытекающими отсюда последствиями. В настоящее время оно в определённой степени возродилось и один из двух главных раввинов России Берл Лазар – любавичский хасид. Другим видным представителем хасидизма был рабби Менахем Нахум Тверский (1730 – 1798), ученик самого Бешта, обитавший на Украине. Его потомок и продолжатель – рабби Нахман из Брацлава (1772 – 1810), основоположник движения брацлавских хасидов (ныне Брацлав – посёлок городского типа в Немировском районе Винницкой области на Украине). Однако, более примечательным местом для брацлавских хасидов является город Умань ( районный центр в Черкасской области на Украине), где рабби Нахман прожил свои последние годы и где находится его могила.

 

Сегодня транспортные средства и развитая сеть дорог легко позволяют нам перемещаться из одного места в другое. Совсем другая картина была двести лет тому назад, когда перемещения были делом неизмеримо более трудным. Поэтому во многих более или менее крупных местах расселения евреев стали появляться свои собственные цадики, вокруг которых начали складываться их дворы из учеников и последователей, называемые обычно по месту проживания цадика. Примеры таких местечек, по имени которых стали называться хасидские династии: Белз, Бобов, Вижниц, Гур, Карлин-Столин, Садагор, Слоним, Сквир, Цанз. Это наиболее крупные, где количество последователей исчисляется тысячами и даже десятками тысяч, но существует ещё и множество более мелких дворов с сотнями и даже десятками последователей каждый. В Восточной Европе почти не осталось евреев и ныне хасидские дворы со своими цадиками (адмор на иврите, аббревиатура ивритских слов: адонейну, морейну верабейну, что в переводе означает: наш владыка, наш учитель и наш рабби) ведут свою жизнь в Израиле или в Соединенных Штатах, причём хасиды того или иного хасидского двора могут жить в разных странах мира. Хотя сегодня хасидские дворы не отличаются друг от друга кардинально, но всё же отличия имеются: по строгости выполнения мицвот, по отношению к светскому населению, по степени замкнутости двора, по отношению к государству Израиль и законности его существования. И по всем этим параметрам на одной из самых крайних, изоляционистких позиций  находятся хасиды из Сатмара или сатмарские хасиды, принадлежащие к списку наиболее крупных хасидских групп.

 

Сначала откуда взялось их название. В северо-западном углу Румынии, там, где сходятся три границы – Украины, Венгрии и Румынии находится город под названием Сату-Маре. Когда-то он входил в состав Австро-Венгерской Империи, был заселен преимущественно венграми, которые называли его Сатмарнемети, для евреев это был попросту Сатмар. После Первой Мировой войны и последовавшего далее развала Империи город был передан под румынское управление, после чего его венгерское население стало быстро сокращаться и власти в 1925 году переименовали город по созвучию в Сату Маре (по румынски маре – большой, сату – деревня). Евреи впервые появились  в городе в начале 18-го столетия, затем были оттуда изгнаны и снова поселились уже в середине 19-го века. На рубеже 19-го и 20-го веков еврейское население города исчислялось цифрой  около 5000 человек, а к началу Второй Мировой войны там жило около 13000 евреев. Сегодня их осталось не более двух или трёх десятков. В 1934 году городским раввином после долгой и ожесточенной дискуссии в ортодоксальной еврейской общине города был назначен рабби Йоэль Тейтельбаум, происходивший из семьи потомственных раввинов, предки которого занесли хасидизм из Польши в Венгрию и распространили среди венгерских евреев. Он то и сформировал хасидскую общину в городе и стал одним из доминирующих раввинов среди венгерских евреев перед  Второй Мировой войной.

 

В годы войны город опять оказался под управлением Венгрии, союзницы нацистской Германии. Но правитель Венгрии адмирал Миклош Хорти, хоть и не жаловал евреев, но всё же уничтожать их не давал, ибо они были венгерскими гражданами. Однако, когда в 1944 году в качестве главы правительства его сменил Ференц Салаши, глава венгерской про нацистской партии, то началась депортация, в ходе которой многочисленные сатмарские хасиды погибли. Что же касается рабби Й. Тейтельбаума, то ему посчастливилось попасть в группу из 1685 евреев, освобождения которой добился у Адольфа Эйхмана венгерский еврейский лидер Рудольф Кастнер взамен за солидный выкуп. Поезд Р. Кастнера прибыл в конце концов в Швейцарию. Сатмарские хасиды до сего дня отмечают этот день спасения рабби от нацистов. Побывав в лагере для перемещённых лиц рабби прибыл в Палестину, где занялся организацией ешив. Для сбора пожертвований он в 1946 году приехал в Нью-Йорк, задержался там и в конце концов и остался насовсем, ибо в Палестине было провозглашено государство Израиль, убеждённым противником создания которого был рабби Й. Тейтельбаум (по причине отсутствия Божественного участия, выразившегося в отсутствии Мессии при создании этого государства). Он не вернулся в Израиль даже несмотря на то, что в 1953 году стал главным раввином анти-сионистской группы «Эда Харедит» с центром в Иерусалиме, ограничившись лишь несколькими короткими визитами в страну. Новый центр Сатмарских хасидов по его инициативе возник в квартале  Вильямсбург в Бруклине, затем появился Кирияс Джоэль, поселение к северу от Нью-Йорка. Далее небольшие общины возникли в разных городах мира: Лондоне, Антверпене, Манчестере, Буэнос Айресе, а также в Бней-Браке и Иерусалиме. Большинство Сатмарских хасидов это выходцы из Венгрии или Румынии или их потомки. Община хасидов Сатмара с центром в Нью-Йорке стала одной из крупнейших хасидских общин в мире.

 

В 1979 году рабби Й. Тейтельбаум скончался не оставив после себя сыновей и в 1980 году главой движения стал его племянник рабби Моше Тейтельбаум. Он руководил движением почти 27 лет до своей смерти в 2006 году. Уже при жизни Моше начались склоки внутри династии, ибо часть хасидов не признала Моше, но осталась верна жене покойного рабби Йоэля  Алте Фейге Тейтельбаум. Затем началась война между сыновьями Моше Залманом и Ароном за будущий пост лидера движения. Кончилась вся эта история вполне по земному: оба сына и ещё один из зятьёв раскололи движение и организовали собственные хасидские группы. Резиденция главного раввина Арона Тейтельбаума находится в Кирияс Джоэле, резиденция другого главного раввина Залмана Лейба Тейтельбаума находится в Вильямсбурге, в Бруклине и резиденция третьего главного раввина Хаима Иошуа Хальберштама – в небольшом городке Монси, к севере от Нью-Йорка. Ещё один сын Моше рабби Липа Тейтельбаум тоже отделился со своими людьми, но он не декларирует принадлежность к движению Сатмарских хасидов. Таково положение дел сегодня. Кстати, подобные драки за наследство весьма характерны для хасидских дворов и претенденты на трон при всей их фанатичной религиозности вовсе не гнушаются весьма низменными способами борьбы с конкурентами. Уже около двадцати лет идёт борьба между Исраэлем, старшим сыном только что скончавшегося в возрасте 96 лет адмора из Вижница, и его младшим братом Менделем. Там были и драки и бросание пищи в лицо противника и выплескивание в него чая и массовые потасовки сторонников, когда приходилось вызывать полицию, чтобы утихомирить разбушевавшиеся страсти.

 

Дебора Фельдман родилась и выросла в Вильямсбурге, после замужества жила в Кирияс Джоэль, то-есть знает жизнь в обоих главных центрах Сатмарских хасидов. Не оставила она Нью-Йорк и после того, как покинула общину, и сегодня живёт в этом городе со своим маленьким сыном. Разрыв с общиной совсем не стал для неё разрывом с еврейским народом, неотделимой частью которого она чувствует себя до сего дня. Она даже отрицает свой разрыв с ортодоксальным иудаизмом, просто из секты, состоящей из людей с узким, ограниченным со всех сторон мировоззрением, она теперь попала  в более открытое общество и может наслаждаться гораздо большим разнообразием взглядов среди ортодоксальных американских евреев. «Я никогда не чувствовала себя больше еврейкой, чем я чувствую сейчас» - заявляет и возможно вполне обоснованно Дебора. Принадлежность к еврейскому народу определяет не только и не столько религиозность, сколько тот факт откуда ты родом и какой образ жизни ведёшь. Хасиды из Сатмара представляют собой наиболее фундаменталистскую группу и среди хасидов и среди евреев вообще, а возможно и  во всех Соединенных Штатах. По мере того как современные коммуникационные технологии, в частности Интернет всё глубже проникают в жизнь членов общины, там в качестве защиты вводятся все более и более жесткие правила. Дебора упоминает сцену, неплохо знакомую израильтянам. Неожиданно на улицах этого хасидского квартала появились написанные на идише призывы к женщинам сойти с тротуара, завидев приближающегося мужчину. В прежние время, лет десять тому назад, подобная идея никому не могла придти в голову.

 

Детство у неё было трудным. Её отец был психически не вполне здоровым человеком, который вступил в брак с женщиной, которая искала финансово устроенного и щедрого мужчину. От этого брака и родилась Дебора. Брак, построенный на подобной основе, едва ли мог быть крепким, он, разумеется, развалился. Её мать Шошана Беркович, разойдясь с её отцом, вообще покинула Сатмарскую общину, вследствие этих событий психическое состояние отца ухудшилось и девочку практически вырастили и воспитали бабушка и дедушка. Подобная семейная история заметно подпортила ей репутацию в общине и весьма ухудшила её шансы в поисках достойного жениха. Меж тем выход замуж – стержневое событие в жизни всех девушек, которые здесь растут. Портили девочке жизнь и её любовь к английскому языку и её желание читать книги. (Язык бытовых разговоров в общине – идиш, язык молитв – иврит, знание английского языка не приветствуется и многие члены общины, особенно женщины, знают его на весьма низком уровне). Обе эти вещи: любовь к английскому языку и к чтению полагались абсолютно не нужными как с точки зрения образовательной концепции, принятой у Сатмарских хасидов для девочек, так и персонально с точки зрения её бабушки и дедушки. В школе учение проходило на языке идиш и значительную часть учебной программы занимало изучение Торы. Дебору выручало знание английского языка, но многие её соученицы так и остались безграмотными, а потому беспомощными в англоязычном мире. По счастью Вильямсбург находится в центре Нью-Йорка и Дебора могла посещать незаметно для окружающих городские библиотеки, а кое-что читала и дома, держа все свои книги под матрацем, чтобы их ни в коем случае не обнаружили члены её семьи. Строго религиозные бабушка и дедушка пытались контролировать всё: и её повседневную одежду и то, что она читает, и даже то, с кем она говорит и о чём. Раз в год, на подходе к Песаху дедушка буквально обыскивал весь дом, чтобы выкинуть всё запрещённое в этот праздник и при этом рылся даже в личных вещах. Дебора пишет, она боялась, что если он найдёт её светские книги, то её ждёт грандиозный скандал и все книги будут изъяты. Дедушка запрещал ей говорить по английски, считая этот язык грязным, а грязный язык загрязняет душу. Чтение светских книг на английском языке ещё хуже: оно делает душу уязвимой для всяких темных сил. Но и религиозные книги на иврите  дедушка не давал Деборе читать, он утверждал, что их чтение дело мужчин, а место женщины на кухне. Контакты с любыми людьми вне общины строго не рекомендовались. Маленьким девочкам внушалось, что чужие люди их ненавидят и, если они будут с ними говорить, то те могут их похитить и порезать на куски. Даже общение с домашними животными, такими как кошки или собаки, было запрещено.  (Кстати, в ультра религиозных кварталах вообще нет никаких домашних животных: ни кошек, ни собак, ни каких-либо других). Никаких этих правил дедушка не вводил сам, просто он проводил в жизнь общепринятые в общине правила.

 

Тем временем девушке исполнилось 17 лет и ей тут же подобрали жениха, которого звали Эли и которого она видела до свадьбы два или три раза, причём не наедине. Впрочем, это общепринятая практика в ультра ортодоксальных хасидских кругах. Какое бы то ни было сексуальное воспитание отсутствовало, такого слова как секс даже не было в лексиконе окружающих её людей и совершенно неопытным  Деборе и её теперь уже мужу пришлось по этой причине столкнуться с немалыми трудностями. Сексуальные проблемы мужа и её полная неосведомлённость в этих делах при постоянном контроле за всеми их действиями вызвали немалое психологическое напряжение, ибо принято, что вступление в  брак должно означать и немедленную беременность. Хотя  совсем молодая девушка ещё часто не  готова ментально уже быть матерью. В соответствии с правилами общины после выхода замуж ей пришлось состричь свои волосы и одеть парик. Это подействовало на неё настолько угнетающе, что через год она прекратила это делать. Особо дикие правила существуют в общине по отношению к женщинам в период менструации, когда они считаются нечистыми и даже сидя на одном диване с супругом они должны быть разделены специальной перегородкой. И, разумеется, вся личная жизнь должна быть открытой и  проходить под неусыпным наблюдением раввинов. Отклонение от общепринятых норм таит в себе опасность общественного позора и осуждения, что является мощным оружием в борьбе против всякого своеволия. Весь этот накопленный и достаточно богатый личный психологический опыт вызвал у Деборы Фельдман желание поделиться им с другими женщинами, испытывающими подобные стрессы. На дворе уже двадцать первый век и Дебора начинает свой анонимный блог в Интернете под названием «Хасидская  Феминистка». В течение нескольких недель блог полон отзывами других хасидских женщин, которые проходили подобные не легкие периоды в свой жизни и также были готовы поделиться своим опытом и своими переживаниями.

 

Меж тем Дебора идёт дальше и начинает посещать «Сера Лоуренс Колледж» (Сера Лоуренс – имя супруги основателя колледжа Вильяма Лоуренса, это частный колледж с преподаванием гуманитарных наук, находящийся в городке Йонкерс, неподалеку от Нью-Йорка), где берёт курсы, связанные с литературой. Супругу она говорит, что обучается бизнесу, а по пути в колледж переодевается, снимая с головы парик и меняя длинную до пят юбку на нормальные джинсы. Её страничка в Интернете привлекает внимание литературного агента, который помогает ей оформить заявку на написание книги. Всё больше и больше она приобщается к литературе, особо увлекаясь чтением феминистской литературы, где героини произведений находят в себе силы восстать против существующих порядков. Разумеется, вся эта активность совершенно естественная в двадцать первом веке, но абсолютно противоречащая жизненному укладу Сатмарских хасидов приводит Дебору к решению пойти по пути своих любимых литературных героинь и  оставить общину, которую она называет угнетающей и замкнутой. Что она и сделала в возрасте 23 года вместе со своим маленьким сыном Ици. Любопытно, что первое, что ей пришлось сделать после выхода в свободный мир – это обучить своего сына английскому языку, чтобы он мог пойти в еврейский ортодоксальный детский сад. Со своим супругом она разведена и по этой причине тот также оказался вне общины, ибо там не принимают разводов и разведенные люди уже не считаются полноправными членами общины.

 

Нет нужды говорить, что после выхода книги в свет она оказалась в центре внимания и на её автора посыпалась как из рога изобилия критика, достаточно жёсткая,  в первую очередь со стороны лиц, в книге упоминаемых. Ей и угрожали, включая угрозы убить. Однако, все критические замечания касаются как правило частных деталей и неточностей автора в описании тех или иных событий. Вещь естественная, ведь дневник Дебора не могла вести с учётом той среды, в которой жила, а память человека всегда может давать определённые сбои. Кроме того, желая уберечь некоторых близких ей людей, например её мать, её младшую сестру от неприятного им попадания в центр общественного внимания она намеренно кое-где меняет детали, кое-что опускает, где то видоизменяет временные рамки, сохраняя при этом общую картину. Но никто из критиков ничего не смог сказать в защиту той системы жизни, что принята в общине хасидов из Сатмара и со знанием дела описана в книге.

 

Группа Сатмарских хасидов живёт и в Израиле: в Бней-Браке, в Иерусалиме, в Бейт-Шемеше. Их образ жизни здесь совершенно аналогичен тому, который ведут их заокеанские собратья. Но здесь к их многочисленным «достоинствам» добавляется ещё одно: лютая ненависть к сионистам и к государству Израиль. Позиция, некогда сформулированная рабби  И. Тейтельбаумом, совершенно категорична: возвращение евреев в Землю Израиля только через посредство Мессии и все еврейские попытки сделать это иным путем будут наказаны, никакого еврейского государства без  Божественного участия. Отсюда вытекает призыв никоим образом не сотрудничать с сионистскими властями. Из подобных воззрений логично вытекает также мысль, что уничтожение евреев в годы войны, войны, которые вел Израиль, терроризм и насилие в современном Израиле и даже антиеврейские выступления в разных странах мира – всё это наказания «за преступления сионистов». Cатмарским хасидам не рекомендовано даже посещать для молитв святые места иудаизма, находящиеся на территории Израиля, чтобы ненароком не выразить поддержку незаконному светскому государству. Сатмарские учреждения в Израиле не получают помощь от государства, живя на подаяния доброхотов.

 

В завершение лишь одно небольшое пожелание: неплохо было бы, чтобы и в Израиле появилась своя Дебора Фельдман и рассказала правду о том, как живут благочестивые Сатмарские хасиды, плюющие в «нескромно одетых» маленьких девочек и требующие от женщин ходить по «правильной» стороне улицы. А сама Дебора в настоящее время работает над повестью, в центре внимания которой будет преступность в среде Сатмарских хасидов и которая будет базироваться на реальных событиях и реальных характерах и должна выйти в свет осенью нынешнего года.

Источник: sem40.ru
  • 23-03-2012, 20:07
  • Просмотров: 11510
  • Комментариев: 8
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 9)

Борис

25 марта 2012 00:09
У нас "все как у людей",а говорят избранные.Правда мы сор из избы не любим выносить больше всех,даже закон придумали,чтобы ничего лишнего...
А в прошлом нам ссориться с сектами было нельзя,надо было крепить фронт,хотя хасиды эти-у них все по настроению,не от головы.
Спасибо за то,что раскапывают нашу невеселую историю,несмотря на русскую поговорку про счастье.
1

x

25 марта 2012 18:58
Умничка. Удачи в смелости и напористости.
2

Joseph k.

26 марта 2012 01:47
Давно пора принять закон о лишении гражданства и высылке из страны лиц, не признающих государства Израиль и не желающих жить по его законам (служба в армии), и начать его применение с этих псевдо-религиозных фанатиков, живущих за счёт израильского налогоплатильщика. А самым большим грехом считается неблагодарность к благодетелю, в данном случае к еврейскому народу.
3

Вредный Еврей

26 марта 2012 04:10
Я обратил внимание вот на эту фразу: "...возвращение евреев в Землю Израиля - только через посредничество Мессии, и все еврейские попытки сделать это иным путем будут наказаны..."

Ну, ладно, в 1948 году можно было считать, что хасиды неправы. А сегодня - у многих ли достанет глупости или наглости продолжать на этом настаивать?
4

Ривка

26 марта 2012 10:09
Ну что тут сказать...Отец больной, мама разведенная, сама неудачница, обозленная на всех. Дай хоть оболью грязью все, что могу, а заодно и подзаработаю. Ничто не ново под луной. Прадед Ленина подобным же образом был изгнан из еврейской общины и подзарабатывал, донося о ее обычаях царской охранке. Своих детей крестил и сам в старости крестился. Но сколько веревочке не виться, а заканчиваются такие мерзавцы потомками вроде Ленина, который перед смертью обнимал табуретки и просил прощения...
5

Хава

26 марта 2012 23:58
Кого мне на самом деле жалко, так это ее мужа, влип парень. Без вины виноватый. Ей попользуются и выкинут. Вот тогда она вспомнит, что такое взаимовыручка в общине, да поздно будет. Она наивно думает, что она устоит в этой жизни, вырастя в теплице. Аливай. Я не разделяю взгляды сатмаров, придерживаюсь прямо противоположной точки зрения, я - религиозный сионист, но одна из сатмарских семей даже стали моими друзьями. Терпимее нужно быть. А то, как в анекдоте: есть две точки зрения - моя и неправильная. Не нужно ничего доводить до крайности, но то, что мы все наши проблемы с помощью государства не решим, многим уже очевидно, и светским, и религиозным.
6

Добрый Еврей

26 марта 2012 23:59
Я обратил внимание вот на эту фразу: "Её отец был психически не вполне здоровым человеком, который вступил в брак с женщиной, которая искала финансово устроенного и щедрого мужчину...Брак, построенный на подобной основе, едва ли мог быть крепким, он, разумеется, развалился."

А что, бывают другие женщины??? Никогда не слышал о женщинах, ищущих финансово неустроенных и жадных скряг. Все браки основанны на подобной основе, но не все разваливаются:)
По тексту создатся впечатление, что мужчина финансово устроенный и ПРИ ЭТОМ щедрый ДОЛЖЕН быть психически не вполне здоровым:))))))))
7

Greg...

27 марта 2012 20:59
Da-a-a... Nasha pramater' Rivka, supruga Itcxaka byla ne v primer umnee...
8

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список