Все новости




































































































22.09.2017 14:49
Ёлкин и евреи


















21.09.2017 18:02
ИШАЙЯ ГИССЕР





































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Бури пришедшего лета 2012 года

   Как на то были предпосылки лето нынешнего года проходит не спокойно. Я бы выделил четыре темы, что кажутся самыми актуальными и волнуют страну нынешним летом. Призыв на армейскую и альтернативную службу ультраортодоксов и арабов, формирование бюджета на следующий 2013 год, общественный социальный протест и нелегальные иммигранты в стране.

 

   Последняя  проблема, на которую долго не обращали особого внимания, пробудила массу эмоций, заставивших правительство энергично действовать и, надо признать, что здесь  достигнут определённый прогресс. Что же касается остальных проблем, то для тех, кто хорошо знает израильскую действительность, в общем  ясно, что они на самом деле неразрывно слиты вместе. Движение общественного протеста – это движение представителей среднего класса, то-есть  по существу людей не бедных, которые хотят жить лучше. Так как живут люди их социального уровня в странах Западной Европы или Канады. Есть разрыв между развитой израильской экономикой и относительно не высоким уровнем жизни среднего класса, который является опорой этой экономики. Положение усугубляется ещё сложным военно-политическим положением страны, когда кроме большой армии страна всегда должна иметь хорошо подготовленных резервистов, готовых быстро взять оружие в руки в случае нужды. Чтобы этого достичь нужны регулярные тренировки с отрывом от семьи и работы.  Основную часть израильских резервистов поставляет всё тот же средний класс. Отсюда и неудовольство: нагрузка велика, компенсация меньше чем ожидалось бы. Движение общественного протеста началось летом прошлого 2011 года, возник протестный палаточный лагерь  на бульваре Ротшильд в центре Тель-Авива,  а  завершилось всё весьма внушительными протестными демонстрациями. Не понятно: полностью  стихийно ли возникло это протестное движение или было подготовлено некими оппозиционными силами, но люди, считавшими себя его лидерами, не сформулировали четко свои требования и уж совсем не поинтересовались откуда взять деньги на их реализацию. Главе правительства Биньямину Нетаниягу  экономических знаний ни у кого занимать не надо, он прекрасно разбирается в экономике. И он великолепно знает почему израильский средний класс живёт ниже того уровня, что он заслуживает. Причина в том, что люди, принадлежащие к среднему классу, которые платят основную часть налогов в стране, через эти налоги вынуждены содержать две большие группы населения: ультраортодоксов и арабов, отдача которых государству неизмеримо меньше тех денег, что государство тратит на их содержание.

 

   Но тут в дело вступает политика, в которой Б. Нетаниягу тоже хорошо искушен. Партии ультраортоксов («Яхадут ХаТора» и ШАС) это те, с кем Б. Нетаниягу легче всего договориться, ибо никакой идеологии у этих партий нет, вернее есть и называется «деньги». Люди из «Яхадут ХаТора» вообще весьма условно воспринимают само существование государства, полагая, что для этого у него нет моральной основы, ибо оно не создано Мессией, но, будучи людьми прагматичными и нуждаясь в деньгах, поддерживают с ним контакты. Отношения обеих ультрарелигиозных партий с Б. Нетаниягу идут по простой формуле: дадите – поддержим вас, не дадите – пойдём к другим. Поскольку деньги всегда можно найти, то Б. Нетаниягу рассматривает обе эти партии как естественные союзники его партии Ликуд. Но союзников обижать нельзя, поэтому Б. Нетаниягу прекрасно зная, что реальное решение социальных проблем израильского общества требует его структурной реорганизации, связанной с  ускоренным выводе ультраортодоксов и арабов на рынок труда,  предпочёл об этом много не говорить.  Руководители протестного движения, то ли по незнанию, то ли намеренно не выдвигали конкретных предложений как финансировать их требования и в итоге Б. Нетаниягу переиграл их начисто. Предупреждая критику в свой адрес он немедленно отреагировал на появление протестного движения, организовал комиссию под руководством опытного экономиста профессора С. Трахтенберга, та энергично провела необходимую работу и вынесла ожидаемые рекомендации. В качестве основного источника финансовых ресурсов, нужных для реализации программы был принят армейский бюджет, который надлежало сократить. Говорилось и говорится, что армия расходует слишком много денег, поэтому такое решение показалось естественным. Также  естественно, что тут же начались выступления начальника генерального штаба армии Бени Ганца с предупреждениями об опасностях, грозящих стране с разных сторон. Б. Нетаниягу также подогревал страсти не забывая при любом удобном случае упомянуть об иранской и других угрозах. И, наконец, министр обороны Эхуд Барак, поначалу вроде стоявший на стороне протестантов (как глава политической партии «Ацмаут»), стал всё активнее и активнее поддерживать Б. Ганца.

 

   В результате армейский бюджет не только не был уменьшен, но и возрос. Что-то из рекомендаций комиссии С. Трахтенберга переместилось на задний план и было отложено на потом, что-то начали не торопясь выполнять. Приоритетным мероприятием было признано введение бесплатного обучения  в детских учреждениях для детей, начиная с трех лет. Деньги для этого проекта изыскали сняв их с других проектов, зачастую не менее важных. Учитывая, что половина израильских детей либо в ультраортодоксальном, либо в арабском секторах, представители которых никак не участвовали в движении протеста, не совсем понятно на кого работали участники демонстраций. Кстати, при обсуждении путей выполнения решений комиссии С. Трахтенберга, почти не упоминалось, что единственный разумный путь финансирования – ускоренный вывод всех работоспособных, но не желающих работать граждан страны на рынок труда. Более того,  приходилось слышать от некоторых обозревателей вопросы: а почему к демонстрациям не присоединяются ультраортодоксы, ведь ученики ешив и коллелей тоже живут не богато. Однако, духовные наставники ультрарелигиозного сектора гораздо лучше чем журналисты понимали ситуацию и их люди сидели без движения, стараясь на глаза не попадаться.  Мол, протестное движение к ним не относится, это дело светских, они заняты более важными делами.

 

   В этом году ситуация претерпела изменение. Завершился второй пятилетний срок действия так называемого закона Таля. Закон Таля, названный  по имени отставного судьи Верховного Суда Цви Таля, который возглавлял специально созданную в 1999 году комиссию для регулирования ситуации между учениками религиозных учебных заведений, их  армейской службой и выходом на  рынок  труда. Возможно, закон, принятый в 2002 году, формулировали руководствуясь самыми благими намерениями, но результаты он дал сугубо отрицательные. Почти все ученики религиозных учебных заведений на основании этого закона добивались полного освобождения от несения воинской службы и легально не вышли на рынок труда. При том, что количество таких людей беспрерывно растёт и составляет сегодня около 60 000 человек. На фоне этого факта родилось второе протестное движение, так называемое «движение фраеров», поставившее своей целью более равномерное распределение воинской нагрузки среди различных слоёв общества, а попросту привлечение ультраортодоксов к армейской службе. Поначалу верный своей политике благоприятствования ультраортодоксам глава правительства сразу заявил, что закон Таля будет продлён ещё на пять лет. Но ответная протестная реакция  была  столь быстрой и мощной, что Б. Нетаниягу, хорошо чувствующий куда дует ветер, тут же сменил пластинку и начал говорить, что закон будет изменен и нагрузка должна быть более равномерной. Тут подоспело решение  от 21 февраля  Высшего Суда Справедливости, который заседал под руководством Дорит Бейниш, вышедшей после этого на пенсию, о том, что закон этот не соответствует демократическим нормам, несправедлив к тем, кто служит в армии, и должен прекратить своё существование. Теперь ортодоксы поневоле оказались на виду и зазвучали голоса и о том, что надо вывести их и на рынок труда. А, быть может, это даже важнее их службы в армии, ибо они перегружают экономику страны и уже в неотдалённом будущем она попросту не выдержит такого состояния и не сможет полноценно функционировать. Но формально основная схватка развернулась вокруг закона Таля, срок действия которого завершился первого августа, вернее не самого этого закона, который уже в прошлом, а закона, который заменит его. Что касается ультраортодоксов, то они сразу и совершенно недвусмысленно заявили, что существующее положение изменено быть не должно, никаких новых законов они не примут и забирать учеников из ешив и коллелей в армию или на работу они не позволят, изучение Торы – занятие куда более важное. Понимая, что ему придётся, причём срочно, принять закон, который может рассорить его с ультраортодоксами, Б. Нетаниягу сделал совершенно неожиданный ход. Дело в том, что к тому времени существовавшая  правительственная коалиция оказалась на грани развала.  Основной коалиционный партнер Ликуда  – партия НДИ быстро выдвинула свой проект закона, основной лейтмотив которого: ультраортодоксы такие же граждане как и светские и их обязанности перед государством должны быть точно такие же. В восемнадцать лет все являются на призывной пункт. Такой закон Б. Нетаниягу и его партия Ликуд принять не были согласны, ибо он лишал ультраортодоксов всех привилегий. Заговорили о досрочных выборах и даже назначили дату.

 

   Неожиданный ход Б. Нетаниягу состоял в том, что ему удалось вовлечь в коалицию основную оппозиционную партию Кадима. В Кадиме только что прошли внутренние выборы и Ш. Мофаз сменил в качестве лидера партии Ц. Ливни. Ц. Ливни держала партию в оппозиции и в своих контактах с ультраортодоксами на уступки не шла. Известно, что у её партийного соперника Ш. Мофаза всегда было по всем вопросам своё мнение прямо противоположное мнению Ц. Ливни. Его  Б. Нетаниягу быстро уговорил войти в коалиции, дав самому Ш. Мофазу пост заместителя премьер-министра. Досрочные выборы были отменены. Рассчёт Б. Нетаниягу состоял в том, чтобы снять с себя персональную ответственность за новый закон, которым ультраортодоксы будут почти наверняка недовольны, переложив по возможности большую ответственность на плечи Кадимы. Кадима, обладательница наибольшего количества депутатов в Кнессете нынешнего созыва, тем не менее из-за сидения в оппозиции и внутренних разборок растеряла почти весь свой электорат и на выборах ей грозило сокрушительное поражение. Посему Б. Нетаниягу решил , что Кадима будет рассматривать вхождение в коалицию как подарок судьбы, сидеть тихо и делать то, что ей укажут. Для разработки нового закона была сформирована комиссия и во главе её был поставлен Иоханан Плеснер, депутат Кнессета от Кадимы (примечательно, что не человек от Ликуда). Комиссия приступила к работе. Ультраортодоксальные партии своих представителей прислать отказались: по их мнению менять ничего не надо. Далее свои претензии предъявила партия НДИ: почему призыву на военную либо альтернативную службу подлежат лишь ультраортодоксы, а где же арабы. Тут же поползли слухи, что Кадима намеренно «забыла» об арабах оттого, что на внутрипартийных выборах Ш. Мофаз победил Ц. Ливни в основном благодаря арабским голосам. Но основными противоборствующими сторонами оказались Кадима и Ликуд, Б. Нетаниягу ошибся, думая, что Кадима тихо поплывет за ним. Ш. Мофаз и его люди пришли к выводу, что они  вернут доверие избирателей лишь заняв жёсткую неуступчивую позицию, трактуемую как принципиальная линия партии. В соответствии с этой линией Й. Плеснер и начал формулировать выводы своей комиссии. Ознакомившись с ними Б. Нетаниягу пришел в ужас от того, что они рассорят его с ультраортодоксами и поспешно распустил комиссию, выводы которой Й. Плеснер всё же преподнес ему, правда, лишь со своей подписью. Кадима начала угрожать и Б. Нетаниягу пришлось достать из мусорного ведра переданные ему рекомендации и он назначил новую  комиссию, якобы, для изучения способов практической реализации этих выводов, делегировав туда для разговоров с Й. Плеснером министра Моше Яалона. Резкие расхождения выявились сразу и оба члена комиссии оказались больше заняты взаимными обвинениями в непоследовательности, отходе от ранее договоренных принципов, изменении позиции. Всё это на фоне регулярных демонстрации протестных движений и приближающейся даты первого августа, когда срок действия старого закона  истекал. Кроме того, на поле постоянно присутствовал третий игрок – партия НДИ во главе с А. Либерманом, которая предложила свой вариант закона, куда более жесткий чем предложения Й. Плеснера. Й. Плеснер и  М. Яалон в конце концов расстались не придя к единому мнению, а закон партии НДИ был провален Кнессетом по единственной причине: чтобы не увеличивать популярность этой партии принятием закона с формулировкой весьма популярной среди светских избирателей.

 

   Увидев, что дела идут не так как нужно, перешли в более активное состояние и ультраортодоксы, организовывая контрдемонстрации. Чтобы понять позицию ультраортодоксов надо заметить следующее. Ученики ешив и коллелей, изучающие Тору, лишь пешки в той игре, которую ведут высокопоставленные функционеры от религии. Их в Израиле много, много больше чем должно было бы быть будь религия отделена от государства.  Количество евреев, живущих в Соединенных Штатах и в Израиле приблизительно одинаково, но количество людей, которые подвизаются и кормятся на ниве религии в Израиле несоразмеримо больше. В США это тысячи, первые десятки тысяч, в Израиле это – десятки тысяч, первые сотни тысяч. Разгадка проста: в США всё построено на принципе самоокупаемости, то, что верующие могут содержать, то они и содержат, в Израиле за всё платит государство и здесь масса  не очень и даже совсем не нужных должностей с хорошими зарплатами.  Основанием для этих десятков тысяч людей с хорошими доходами и весьма не пыльной работой и являются ученики ешив и коллелей, создающие им массовость и дающие им политическую власть, а с ней и деньги. Не знаю как относятся к военной или альтернативной службе сами ученики, наверное кто-то хочет, кто-то не очень, а кто-то совсем не хочет этой службы, но вся религиозная система не хочет их призыва категорически. Формально всё это прикрывается требованием необходимости изучения Торы для нужд  сохранения духовного наследия еврейского народа, для сохранения еврейского характера государства, но реально всё это проистекает из необходимости сохранения существующих религиозных структур, обеспечивающих их функционерам вполне безбедное существование за счёт государства. В мире ультраортодоксов всё держится на том, что ученики ешив  за годы учёбы не получают необходимых практических знаний, не знают законов жизни современного общества, не в состоянии справляться с трудностями самостоятельно и в итоге боятся покинуть тот маленький замкнутый мир, в котором они находятся, где их жизнь идёт по накатанной колее и где за них всё решают раввины.  Служба в армии или альтернативная служба, выход на рынок труда помогут им преодолеть эти проблемы, ешивы и коллели начнут пустеть, далеко не все вернутся в них обратно после прохождения службы, хотя, большинство останется, наверное, сугубо религиозными людьми. Существующая религиозная структура заметно уменьшится в объеме, поэтому её руководители бескомпромиссно против этих изменений.  Кстати, религия и бизнес в Израиле достаточно тесно связаны друг с другом, общая оценка ежегодного оборота религиозного бизнеса в Израиле составляет порядка одного миллиарда шекелей. Многие религиозные функционеры – люди весьма состоятельные. Например адморы – руководители хасидских дворов. Состояние адмора из Гура оценивают в 350 миллионов шекелей, адмора из Белц – в 180 миллионов шекелей и т.д.

 

   Б. Нетаниягу и его люди уверяют, что ультраортодоксов можно привлечь к военной или альтернативной службе постепенно, с большим переходным периодом, больше уговаривая, убеждая и поощряя чем заставляя и принуждая. Всё это не серьёзно по меньшей мере. Все голоса, звучащие из ультраортодоксального лагеря требуют лишь одного: ни один ученик ешивы или коллеля не должен быть оторван от изучения Торы ради другого вида занятий. Поэтому ожесточённое сопротивление этих кругов гарантированно во всех вариантах, но чем более будет растянут этот процесс тем больше легальных отговорок и возражений будет найдено. О том, что все эти возражения искусственны говорит тот факт, что ничего подобного нет среди людей, принадлежащих к национально-религиозному лагерю. Они столь же религиозны, но при этом служат в армии и работают, ведут нормативный образ жизни и в то же время изучают Тору и зачастую преуспевают в этом куда лучше тех, кто занят этим изучением круглые сутки. Их партия Еврейский Дом поддерживает призыв ультраортодоксов в армию или на альтернативную службу. Кстати, нашёлся разумный голос и в партии ШАС, это депутат Кнессета раввин Хаим Амсалем, организатор движения Ам Шалем, борец против религиозного экстремизма и сторонник единения религиозных и светских жителей страны.  Кстати, определённое количество ультраортодоксов служит и сегодня в армии. Армия с пониманием относится к специфическим запросам ультраортодоксов. Есть армейская программа для молодых людей, которым до службы в армии помогают получить нужное образование, ибо религиозная система ничего, кроме знаний Торы не даёт, а, если там и изучаются общеобразовательные науки, то под руководством  учителей, которые едва ли сами сведущи в науках, которые преподают. Есть программа ШАХАР для ребят постарше, которым тоже помогают получить образование и далее они служат, но меньший срок. Есть, наконец, боевой батальон «Нецах Иехуда», в котором служат только ультраортодоксы. На этот батальон, кстати, часто указывают как на пример того, что ультраортодоксы совсе не против службы в армии и всё надо делать потакая им, тогда и они отреагируют позитивно. Всё это, однако, искажение фактов. Ни один боец этого батальона не попал туда из ешивы или коллеля. Там служат люди, отторгнутые ультраортодоксальной системой образование, исключенные из ешив или ушедшие сами и у которых не было, по сути дела,  другого выбора. Ибо исключение из ешивы означает прекращение государственной материальной поддержки и прекращение действия бесчисленных льгот, на которые имеют право  ученики ешив и коллелей. Человека лишают средств к существованию и других выходов, кроме армии, у него почти нет. Излюбленный приём фракций Кнессета от ультрарелигиозных партий  - угроза выдти из коалиции, разумеется, был и далее будет пущен в действие при обсуждении замены закону Таля, но на сей раз едва ли он может сыграть свою роль, ибо все остальные партии поддерживают, хоть и на разных условиях, призыв в армию или на альтернативную службу ультраортодоксов и арабов или во всяком случае об этом заявляют об этой поддержке. Вытащено сомнительное утверждение, что изучение Торы – это вклад ультраортодоксов в обороноспособность страны, причём вклад не меньший, чем у  солдат на действительной службе. Член Кнессета от «Яхадут НаТора» Моше Гафни заявил, что нынешнего количества учеников ешив недостаточно, чтобы защитить страну и всех кто отлынивает от армии надо зачислять в ешивы, не только армия нуждается в людях, но и ешивы. Помимо подобных возражений, которые не имею никакой доказательной базы и основаны исключительно на эмоциях и личных убеждениях говорящего, есть некие возражения, носящие более конструктивный характер. Так глава фракции «Яхадут ХаТора» в Кнессете и главный пропагандист ультрарелигиозной общины Исраэль Айхлер одно время проталкивал мысль, что ультраортодоксы вообще-то не причём, они хотят и готовы служить, но армии они не нужны и она их не берёт. Но после того как армейское руководство заявило, что солдаты им нужны и они возьмут и ультраортодоксов, этот аргумент исчез за несостоятельностью. И тогда упор был сделан на другой аргумент: Израилю нужна не армия, основанная на всеобщем призыве, но профессиональная наёмная армия. Тогда де мол появятся стимулы, видимо, имеются в виду материальные, и ультраортодоксы пойдут служить.

 

   Профессиональная наёмная армия – вполне реальная вещь, таковы, например, армии Соединенных Штатов или Франции. Но между этими странами и Израилем большая разница. Во Франции сегодня вооруженные силы (сухопутная армия, флот и авиация) насчитывают около 250 000 военного и гражданского персонала плюс около 70 000 резервистов. Население страны – около 65 миллионов, то-есть  к вооруженным силам причастно в той или другой форме около 0.5% населения страны. В Израиле вооруженные силы насчитывают около 175 000 человек и около 450 000 человек числятся в резерве. И это при населении страны в 7.5 миллионов (из которых около 1.5 миллионов арабы, никак не подлежащих призыву в армию). То-есть к вооруженным силам причастны более 8% населения страны. Разница видна невооруженным глазом. Крайне сомнительно, что в Израиле удастся найти даже половину этого количества людей, готовых оставить комфортабельную гражданскую жизнь и стать профессиональными военными. Есть, правда, возможность вербовать иностранных граждан для службы в  профессиональной израильской армии. Множество иностранцев служат в армии Соединенных Штатов, а во Франции есть Иностранный Легион, в котором числится 7000 солдат и офицеров, из которых лишь около четверти – французы. Но главная приманка для иностранцев в армии США или в Иностранном Легионе – возможность получить легальные документы для проживания во Франции и в Соединенных Штатах после нескольких лет службы.  В Израиле это практически не возможно по понятным причинам, причём против этого в первую очередь будут возражать именно религиозные круги. Реально возможный путь связан с переходом в иудаизм и прохождением гиюра,  но не уверен, что для многих это окажется привлекательным. Пример тому есть. В Израиль не приезжают иностранные аспиранты, хотя в ряде областей науки Израиль на самых передовых в мире позициях. Аспиранты, основная рабочая сила в научных исследованиях, как правило, хотят остаться в стране, где успешно началась их научная карьера, продолжить свою научную и преподавательскую работу и получить законное право на жительство. От такого шага выигрывают и аспиранты и,  главное, страна их принимающая. Что крайне трудно в Израиле, если вообще возможно, когда мы говорим о не евреях. И страна испытывает заметный ущерб в научных исследованиях. Поэтому крайне сомнительно, что удастся найти требуемый для армии персонал в нужном количестве, и иностранные наёмники едва ли смогут быть использованы для решения этой проблемы. Разве, что  будет предложена щедрая материальная компенсация, на что у государства едва ли найдутся деньги.  Кроме того, французам вполне достаточен небольшой армейский резерв, в Израиле подготовлен и постоянно тренирован должен быть заметно больший резерв. Израиль не располагает стратегической глубиной и в случае необходимости армия с участием резервистов должна начать действовать немедленно. Поэтому практически все годные к несению воинской службы граждане страны должны быть тренированы и проходить учебные воинские сборы. Что тоже стоит немало денег. Короче, разговоры о профессиональной армии нужны либо для пускания пыли в глаза либо они ведутся людьми, не жившими в стране постоянно и не знакомыми с местными реалиями. Попутно заметим, что  в Соединенных Штатах  последний раз война на территории страны имела место в середине девятнадцатого века, исключая нападение японцев на Пёрл-Харбор, что на Гавайских островах,  в 1940 году.  Армия Соединенных Штатов участвовала в многочисленных войнах, но все они имели место вдалеке от её территории. Последние боевые действия на территории Франции имели место во время  Второй Мировой войны. Была ещё война в Индо-Китае в пятидесятые годы, где французская армия действовала в полную силу.   С тех пор все свои войны французы вели далеко за пределами своей страны (в основном силами Иностранного Легиона). В Израиле же войны ведутся либо на территории страны ,  либо в самой непосредственной близости с нею. И, едва ли разумно вверять судьбу страны людям, верность которых стране во многом определяется материальными стимулами. Их мотивация будет заметно слабее той, что есть у армии сегодня, а в израильских условиях это едва ли возможно. Ну, и наконец, хоть и косвенный, но сильный фактор в пользу существующей народной армии: армия в Израиле играет в значительной степени роль плавильного котла, где молодые люди из различных этнических групп еврейского народа и недавно приехавшие в страну,  и давно живущие в стране, и её уроженцы,  становятся реально частью одного народа. Фактор, от которого едва ли разумно отказываться.

 

   Тем временем прошло первое августа и началось формирование бюджета на следующий 2013 год с волной сокращений и подорожаний. Но это уже тема другой статьи.

 

Вениамин Чернухин

Источник: Sem40.ru
  • 7-08-2012, 19:24
  • Просмотров: 2916
  • Комментариев: 2
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Киянин

9 августа 2012 06:53
Всё очень понятно и, наверно, правильно изложено. Вряд ли зачинатели сионизма стремились создать теократическое государство. А вот, получилось. Поди и члены "Натурей Карта" ездили в Иран за счет налогоплательщиков; ведь время, свободное от извержения проклятий Израилю и объятий с его врагами, они, скорее всего, отдают изучению Торы.
Когда-то этот волдырь должен лопнуть, но как бы не оказалось слишком поздно. В нелепой для 21-го века атмосфере, когда раввинам дано распоряжаться многими аспектами гражданской жизни, идеи сионизма и любви к стране чахнут уже сейчас. Кто их возродит? Прошедшие гиюр? Или арабы, которых затащат в ЦАХАЛ? Неужели нет другого способа сохранить еврейский характер государства?
1

Observer

10 августа 2012 17:32
В Израиле уже по сути дела два государства. Первое находится под управлением Кнессета и правительства, второе - фанатичных раввинов, которым ничто не указ, кроме их толкования Торы. Вся проблема в том, что первое целиком содержит второе. Вот к чему приводит не отделение религии от государства. И, если не отделят, то дальше произойдёт взрыв.
2

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список