Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Боксёр, сказавший нет фюреру

    Его звали Максимиллиан Адольф Отто Зигфрид  Шмелинг, но бесчисленным любителям спорта  и в первую очередь бокса он был известен просто как Макс Шмелинг. Родился Макс в сентябре 1905 года. 

 

  Когда он был ещё в достаточно юном возрасте ему довелось посетить вместе с отцом кинематограф и посмотреть заснятый на плёнку бой между американскими боксерами-тяжеловесами Джеком Демпси и Джорджем Карпентером, боровшимися за звание чемпиона мира. Техника Д. Демпси покорила юного Макса, тот стал для него кумиром, которому он начал подражать. Тренировки, затем участие в соревнованиях по боксу среди любителей и в 1924 году звание чемпиона Германии среди боксеров – любителей. После этого успеха в своей ещё не долгой карьере он становится профессионалом. У него развивается свой собственный стиль ведения боя, основанный на контрударах, он – крепок, хорошо сложен (рост 185 см). Начало профессиональной карьеры складывается весьма впечатляющее: из первых двадцати трёх боёв на профессиональном ринге он выигрывает семнадцать, причём тринадцать из них нокаутом.

 

   В 1925 году Джек Демпси, тогдашний чемпион мира по боксу среди профессионалов в тяжелом весе гастролирует по Европе. Д. Демпси и М. Шмелинг, в то время ещё совсем малоизвестный боксёр, встречаются на ринге и после боя, носившего полу тренировочный характер, М. Шмелинг удостаивается комплиментов из уст чемпиона. В августе 1926 года М. Шмелинг побеждает нокаутом уже в первом раунде Макса Дикмана и становится чемпионом Германии в полутяжелом весе. В следующем 1927 году победа над бельгийским боксером Фернандом Деларжем приносит ему звание чемпиона Европы. Это, кстати, был первый боксерский поединок, сопровождаемый прямым радио репортажем. После этого он успешно защищает свои чемпионские титулы в бою против своего соотечественника Хейна Домгергена, затем европейский титул в бою против итальянского спортсмена Микеле Бональя (нокаут в первом раунде). Ещё одна победа против другого соотечественника  Франца Динера, на сей раз по очкам, и с ней звание  чемпиона Германии среди боксёров-профессионалов в тяжелом весе. После этого Макс решает ехать в Соединенные Штаты, где живут и выступают лучшие в мире боксёры профессионалы, да и денежные призы за участие и победу в боях заметно повыше.

 

   В 1928 году он прибывает в Нью-Йорк, но американцы его едва замечают, даже несмотря на все его звания. Для американцев мир начинается и кончается Соединенными Штатами, всё что за его пределами едва ли заслуживает внимания. Возможностей показать себя у него почти нет. Но счастье всё же ему улыбается: Андре Рутис, боксирующий в более лёгкой весовой категории, знакомит его со своим менеджером по имени Джо Джекобс. Джо был на восемь лет старше Макса, он  сын эмигрантов -  ортодоксальных венгерских евреев, отец Джо был портным, но родился он cам уже в Соединенных Штатах, в Нью-Йорке. Тем не менее по свидетельству людей, знавших его, он говорил с акцентом и с ошибками, часто вставляя в свою речь венгерские слова и слова из идиша. В боксерских кругах он был известен как «Юсл» или «Йосл». Но, выросши в Соединенных Штатах, американскую систему бизнеса он изучил превосходно и ориентировался внутри её как рыба в воде. Не будучи большим знатоком бокса он тем не менее имел под своим началом группу боксеров, успешно руководя их рекламой и выступлениями на профессиональном ринге, причём речь шла о спортсменах самого высокого уровня, включая чемпионов мира и претендентов на это звание. В мире профессионального бокса он знал всех и  все знали его. Вот к такому человеку попал Макс Шмелинг. Но у М. Шмелинга был на руках контракт с его немецким менеджером Артуром Бюловым, последний был хорош в Германии, но плохо знал Соединенные Штаты и М. Шмелинг понимал, что без американского наставника ему не обойтись. Создалась затруднительная ситуация, выход из которой нашёлся благодаря щедрости Д. Джекобса. Тот согласился делать свою работу, попрежнему выплачивая гонорары А. Бюлову до конца действия контракта последнего. И лишь потом гонорары стали выплачиваться ему.

 

   Джо начинает рекламировать своего нового подопечного, его имя и фотографии появляются в газетах и других средствах массовой коммуникации. Ему  организуется  выступление в столь известном месте как «Медисон Сквер Гарден». Здесь он побеждает нокаутом в восьмом раунде Джо Монти, достаточно известного тяжеловеса, хотя и не из числа самых сильных. Далее ещё две победы и следующий соперник Джонни  Риско, один из лучших американских боксёров в тяжелом весе, правда уже прошедший свой пик карьеры. Первого февраля 1929 года боксёры выходят на ринг и  в девятом раунде судья останавливает бой, присуждая победу техническим нокаутом Максу Шмелингу из-за его явного преимущества. Теперь он уже хорошо известен и в Соединенных Штатах. Более того, он становится фаворитом местных любителей бокса. В бою, который имеет место на другой известной арене «Янки Стедиум», он в тяжелом 15-раундовом бою побеждает по очкам известного испанского боксёра Паулино Узкудуна. Теперь можно думать и о титуле чемпиона мира. Тем более, что оно вакантно, ибо действующий чемпион Джин Танни покинул ринг. В бою за вакантное звание 12-го июня 1930 года на «Янки Стедиуме» встречаются Макс Шмелинг и  местный ветеран боксерского ринга Джек Шарки. Бой получает в прессе название «Битва континентов». М. Шмелинг, известный тем, что начинает  очень спокойно, чуть уступает поначалу. В четвертом раунде происходит непредвиденное событие: Д. Шарки наносит удар ниже пояса, что запрещено правилами. Д. Джекобс протестуя выбегает на ринг, лёгкая сумятица и чуть растерявшийся судья дисквалифицирует Д. Шарки за нарушение правил боя, присуждая победу, а с ней и звание чемпиона мира Максу Шмелингу.

 

    Тот становится первым европейцем, которому удаётся завоевать мировой чемпионский титул в тяжелом весе. Но это чемпионское звание надо защищать, тем более что победа досталась  всего лишь дисквалификацией соперника. Были требования провести этот матч заново, но М. Шмелинг отказался, что вызвало немало критики в его адрес. Правда, критические голоса в значительной степени успокоились после того как он в следующем году уверенно техническим нокаутом в пятнадцатом раунде победил претендента на звание Янга Штриблинга. М. Шмелинг намерен был встретиться с ним на ринге ещё раз, но прежде он должен  был провести бой реванш с проигравшим ему звание Д. Шарки. Бой этот вызвал необычный интерес, присутствовали на нём, например, бывший чемпион Д. Танни и мэр города Нью-Йорк.  Проходил он крайне напряженно и  по его окончании мнения судей разделились. Весьма спорная победа по очкам присуждается ветерану Д. Шарки.  Звучит чуть странно, но это поражение лишь увеличивает популярность М. Шмелинга среди любителей бокса, многие из них убеждены, что боксера засудили, а симпатии больше обращены в сторону  пострадавшего. Несмотря на поражение и потерю титула М. Шмелинг продолжает свою карьеру. Он выигрывает бой против Мики Волкера, который уступает ему в росте и весе, но быстр и техничен. После восьми раундов на ринге появляется полотенце, знак того, что М. Волкер отказывается продолжать бой, уступая победу сопернику.

 

   До сих пор М. Шмелинг был лишь боксером, который сумел своим мастерством завоевать симпатии американских любителей этого вида спорта. Но на дворе уже 1932 год и на родине боксера, в Германии усиливается и становится одной из ведущих политических сил национал-социалистическая партия во главе с Адольфом Гитлером. Одной из основ партийной политики является крайне враждебное отношение к евреям. Меж тем Макс Шмелинг находится в Нью-Йорке, где проходят все его бои, а это город с большим процентом еврейского населения. Поскольку М. Шмелинг – немец, то его имя начинают поневоле связывать с происходящим на его родине. В конце января 1933 года в Германии проходят парламентские выборы и по их итогам А. Гитлер возглавляет правительство страны, а его партия становится правящей и антиеврейская политика становится официальной политикой страны. Меж тем на 8-е июня 1933 года назначен  бой М. Шмелинга с одним из ведущих претендентов на чемпионское звание Максом Бером. Максимиллиан Адельберт Бер, уроженец города Омаха, в штате Небраска был человеком смешанных кровей.  Отец его Джекоб Бер – еврей, но мать Дора Бейлс была шотландско-ирландского происхождения. По вероисповеданию Макс был выращен как католик, но тем не менее выступал в боксерских трусах, на которых красовалась Звезда Давида. Все эти обстоятельства превратили М. Шмелинга, хоть он и не был замешан ни в какой про-нацистской пропаганде в «плохого парня». Бой прошел на «Янки Стедиуме» в присутствии 60 000 зрителей.

 

   Симпатии большинства из них были на стороне М. Бера, который к тому же был настроен весьма агрессивно, буквально шёл вперед напролом,  часто допуская мелкие нарушения правил. Выбитый из колеи М. Шмелинг защищался, но в десятом раунде судья остановил бой, присудив победу М. Беру. Раздосадованный М. Шмелинг проиграл и следующий бой Стиву Хамасу, также одному из претендентов на чемпионское звание и начались разговоры, что боксёрская карьера М. Шмелинга  на завершающем этапе. Боксёр решает сделать перерыв в своей американской карьере и возвращается в Германию. Там он выигрывает три боя, а четвертый завершается ничейным результатом. В числе выигранных – победа нокаутом над новой звездой немецкого бокса Вальтером Нойзелем. Но в Америке его имя начинает вызывать раздражение и его называют даже «нацистской марионеткой», хотя в политику он совсем не лезет. Но он попрежнему остаётся одним из претендентов на чемпионское звание и в 1936 году он после двухгодового перерыва возвращается в Соединенные Штаты  провести матч против Джо Луиса, молодого чернокожего боксёра, уроженца Алабамы и жителя  Детройта, пока не знающего поражений и тоже претендующего на чемпионское звание. Д. Луис, прозвище которого «Коричневый Бомбардир», – явный фаворит, многими бой этот рассматривается как простая формальность. Но М. Шмелинг думает иначе. Он тщательно анализирует технику ведения боя Д. Луиса, выискивая в ней слабые места. И находит. Первые три раунда проходят в равной борьбе, но в четвёртом М. Шмелинг доказывает, что не зря смотрел кинозаписи боёв Д. Луиса, он посылает фаворита в нокдаун, первый за всю его карьеру боксёра. Д. Луис встаёт на ноги, но оправиться от этого потрясения ему уже не удаётся и следующие восемь раундов преимущество на стороне Макса, в двенадцатом раунде он завершает бой нокаутом, одерживая совершенно никем не ожидаемую победу.

 

   Теперь как первый претендент М. Шмелинг получил право оспаривать чемпионское звание у действующего чемпиона мира Джима Бреддока. Дата боя  уже назначена, но бой не состоялся, было объявлено, что Д. Бреддок повредил руку на тренировке. Но пошли слухи, что организаторы на самом деле побоялись пустить на ринг представителя нацистской Германии и сделать тем самым пропагандистский шаг в её пользу. Более того, в обход М. Шмелинга начались переговоры с представителями побеждённого им Д. Луиса. Среди руководителей профессионального бокса началась закулисная борьба и кончилась она тем, что в феврале 1937 года М. Шмелинг узнал, что подписано соглашение, по которому Д. Бреддок будет защишать своё звание в бою с Д. Луисом. Рассерженный М. Шмелинг протестовал, но безуспешно и ему пришлось наблюдать лишь будучи зрителем как Д. Луис нокаутировав Д. Бреддока становится чемпионом мира. М. Шмелинг провёл лишь ещё один бой в Америке против одного из лучших тяжеловесов Харри Томаса, нокаутировав его в восьмом раунде. После этого следует возвращение в Германию, кстати на борту знаменитого дирижабля «Гинденбург», где боксера принимают как национального героя. Нацисты рекламируют его как образец настоящего германца, доказавшего превосходство его нации над другими.Он получает приглашение на обед от самого А. Гитлера.  Нацистские пропагандисты используют имя боксера, нацистская верхушка выказывает к нему своё расположение. Тем не менее М. Шмелинг не забывает и о боксе и о своих претензиях на чемпионское звание, побеждая пока несколько боксёров из второй шеренги.

 

    Наконец приходит долгожданное известие, что действующий чемпион мира Джо Луис готов встретиться на ринге с претендентом на это звание Максом Шмелингом. Предстоящий матч привлекает всеобщее внимание. Со спортивной точки зрения здесь всё в порядке, но ведь действие происходит буквально перед самым началом Второй Мировой войны, когда всё предельно напряжено. Соединенные Штаты пока ещё нейтральная страна, но явно склоняющаяся в пользу противников нацистской Германии, вожди которой симпатизируют М. Шмелингу и для которых боксёр – зримое доказательство арийской мощи. Cам боксёр пишет в своих мемуарах, что уже в порту (он прибыл в Соединенные Штаты на пассажирском корабле «Бремен») его встретили демонстрация  протеста. Для прибытия в отель ему потребовалась помощь полиции, но и здесь его ждали демонстранты с плакатами «Бойкот нацисту Шмелингу». Когда он гулял по Бродвею его демонстративно приветствовали нацистским салютом. Сотни угрожающих и оскорбительных писем прислали на его адрес. К тому же Д. Луис - негритянский боксер, выросший в бедноте, а ныне знаменитость и символизирует «страну неограниченных возможностей». Бой проходит 22 июня 1938 года на «Янки Стедиуме» в присутствии 70 000 зрителей, по дороге на ринг зрители швыряют в М. Шмелинга всякий мусор, демонстрируя тем свои негативные чувства к нацизму, воплощением которого стал для них немецкий боксер. Впрочем, к удовлетворению зрителей преимущество Д. Луиса выявилось достаточно быстро, М. Шмелинг несколько раз побывал в нокдауне и судья остановил бой. Поражение М. Шмелинга вызвало всеобщее ликование, особенно в кварталах и городах, заселенных чернокожими, для которых победа Д. Луиса символизировала крушение мифа о белом превосходстве, утверждаемом нацистской идеологией, а М. Шмелинг был в глазах американцев символом этой идеологии и ему лично приписывались высказывания расистского плана, сам он это категорически отрицал..

 

   После поражения Макс возвращается в Германию, где его на сей раз встречают куда менее восторженно. По прошествии многих лет М. Шмелинг пришёл к выводу, что поражение это оказалось, тем не менее, кстати. В 1975 году он сказал: «Глядя назад я почти счастлив, что проиграл этот бой. Только вообразите, что было бы, если бы я вернулся с победой. Я не хотел иметь дела с нацистами, но они ведь наградили бы меня медалью. Из-за этого после войны я мог попасть в военные преступники».  Его боксёрская карьера ещё продолжается, он выигрывает звания чемпиона Германии и Европы среди профессионалов тяжеловесов, побеждая нокаутом в первом раунде Адольфа Хойзера в 1939 году. Далее начинается война и всем уже не до бокса. После войны будучи без средств к существованию М. Шмелинг возвращается на боксёрский ринг уже в весьма почтенном для боксёра возрасте, проводит пять боёв и из них три выигрывает, но в 1948 году окончательно снимает с рук боксёрские перчатки и завершает свою спортивную карьеру.

 

   Через некоторое время бывший боксер начинает работать в западногерманском отделении компании Кока-Кола, постепенно поднимаясь по служебной лестнице. Разумеется, он присутствует и на многих боксерских поединках, но теперь уже в качестве зрителя. В 1992 году Макс Шмелинг попадает в международный боксерский Зал Славы. В 2003 году журнал «Ринг» опубликовал список ста ведущих боксеров всех времен и народов, М. Шмелинг получил в нём 55-е место. Скончался он в феврале 2005 года недотянув нескольких месяцев до своего столетия. Всё изложенное выше – лищь внешняя канва биографии Макса Шмелинга. Он жил в весьма не простое время и был человеком, жизнь которого протекала на виду у широкой публики. Он был фаворитом у властей нацистской Германии, это – верно, они пытались использовать его. Например в 1936 году в Берлине должны были пройти очередные летние Олимпийские игры. В Соединенных Штатах начало расти и ширится движение за бойкот игр из-за дискриминации еврейских и негритянских спортсменов и именно М. Шмелинг сумел убедить американцев, его знавших, что права всех будут уважаться и по сути дела ликвидировать угрозу бойкота. Но верноподданным нацистских властей его назвать никак нельзя. И об этом говорят многие факты.

 

   Бои на ринге Макса Шмелинга и Джо Луиса рассматривались обоими сторонами как полярное противостояние идеологий: демократической американской, краеугольным камнем которой является полное равноправие людей, и нацистской идеи арийско - германского  превосходства над другими народами и расами и уж в первую очередь над не белыми. В боях с Д. Луисом М. Шмелинг одержал самую сенсационную в своей карьере победу, но и потерпел самое сокрушительное в своей карьере поражение. Хотя, конечно проиграть такому противнику как Д. Луис никак не стыдно, многие специалисты считают его лучшим боксером во всей истории спорта. Он оставался чемпионом мира до 1949 года, сумев 25 раз успешно защитить свой титул, рекорд, который пока ещё никто не побил. Они боролись друг против друга на ринге, но в жизни стали друзьями. После завершения боксерской карьеры финансовая ситуация у обоих сложилась по разному: у М. Шмелинга она упрочилась, у Д. Луиса она ухудшилась и М. Шмелинг начал помогать своему бывшему сопернику и дружеской поддержкой и деньгами. Д. Луис долгое время работал привратником в отеле «Сезарс Палас» в Лас-Вегасе и М. Шмелинг непременно навещал его там при каждой поездке в Америку. Когда Д. Луис скончался в 1981 году М. Шмелинг перевел деньги на его похороны и был одним из тех, кто нёс его гроб, а это были самые близкие друзья покойного.

 

   В 1932 году известный в Германии человек среди боксёров как менеджер и организатор поединков на ринге Пауль Дамский познакомил М. Шмелинга  с известной киноактрисой и деловой женщиной, владевшей собственной достаточно успешной киностудией,  Анни Софи Ондраковой, чешкой по национальности, дочерью бывшего офицера Австро-Венгерской армии. 6-го июля 1933 года молодые люди вступили в брак. Нацистам не нравилось, что символ германской арийской силы и духа женат на славянке, а не на немке. Однако, М. Шмелинг категорически отверг все намеки на развод и прожил с женой в мире и согласии 54 года, до 1987 года, когда его супруга скончалась. Любопытно, что П. Дамский был менеджером Вальтера Нойзела, по прозвищу «Немецкий Тигр» за агрессивный стиль ведения боя, основного соперника М. Шмелинга на германской боксёрской арене, тем не менее он и М. Шмелинг были друзьями. Выше упоминалось, что М. Шмелинг и В. Нойзель провели на ринге бой между собой. Организатором этого боя был Вальтер Ротенберг, а бой имел место 26-го августа 1934 года в Гамбурге. Не осталось незамеченным нацистами, что и организатор и оба персональных менеджера боксёров были евреи. Тем не менее отменить бой нацисты не решились (это был только 1934 год, когда антиеврейская компания лишь начиналась), но после боя обоим боксерам настоятельно рекомендовали сменить своих менеджеров. Оба, кстати, отказались. Правда, если Д. Джекобс жил в Америке, то П. Дамский был жителем Германии. Родился он в России, в годы гражданской войны бежал в Германию, где сделал неплохую карьеру, но в конце концов в середине тридцатых годов ему опять пришлось бежать. Близким другом М. Шмелинга был его зубной врач Курт Шиндлер, который ездил в Соединенные Штаты с боксером на первый бой с Д. Луисом. Далее он имел глупость вернуться в Германию, где скоро попал в концлагерь, но ему удалось оттуда выбраться, после чего он незамедлительно покинул Германию, перебравшись в Южную Африку.

 

   Хотя после поражения от Д. Луиса восторги и славословия вокруг М. Шмелинга, как национального героя, заметно поубавились, тем не менее он оставался человеком известным и нацистская пропаганда была совсем не против того, чтобы использовать его имя. Но М. Шмелинг попрежнему оставался человеком независимым. Несколько раз, причём высшими чинами, включая персонально самого А. Гитлера, ему предлагалось стать членом национал-социалистической партии, но М. Шмелинг так им и стал. Отказался он и от предложения министра пропаганды Й. Геббельса стать активным участником нацистских пропагандистских выступлений. Не уступил он Й. Геббельсу и в другом – не прекратил свои контакты с Джо Джейкобсом, своим еврейским менеджером, пока тот не скончался скоропостижно от сердечного приступа в апреле 1939 году. С призывом отказаться от сотрудничества с Д. Джекобсом от М. Шмелинга потребовал нацистский министр спорта. «…Я нуждаюсь в Д. Джекобсе. Ему я обязан всеми своими успехами на ринге в Америке….» - так написал М. Шмелинг в письме, отправленном им А. Гитлеру. Во время своей первой же послевоенной поездки в Соединенные Штаты в 1954 году М. Шмелинг посетил могилу Д. Джейкобса в Нью-Йорке. В конце концов постоянные отказы знаменитого боксёра сотрудничать вывели нацистских вождей из себя и, несмотря на то, что он был ещё действующим чемпионом Европы среди боксеров – тяжеловесов, ему пришлось отправиться в армию и его зачислили в элитное подразделение парашютистов – десантников. Со своим подразделением М. Шмелинг был отправлен в район боевых действий – на остров Крит, где он принял участие в боях, был ранен и вернулся в Германию.

 

   Но самым смелым из всех поступков Макса Шмелинга несомненно следует считать помощь, которую он оказал еврейской семье Левин во время печально знаменитой «хрустальной ночи» 9-го ноября 1938 года, когда нацисты устроили общегерманский еврейский погром с грабежом еврейского имущества, поджогами, арестами, избиением и многочисленными случаями убийств. Житель Берлина Давид Левин был владельцем фешенебельного магазина одежды «Принц Уэльский», в котором М. Шмелинг покупал свои костюмы, а вообще они были хорошо знакомы ещё с середины двадцатых годов. Д. Левин был бизнесменом, имевшим связи и знакомства в мире шоу бизнеса и в спортивных кругах. Кроме магазина он владел популярным рестораном и отелем «Аристократ» в Потсдаме, под Берлином. М. Шмелинг бывал и у него дома. Когда в Берлине нацисты в ту памятную ночь начали охоту за евреями Давид обратился к М. Шмелингу прося помочь его двум сыновьям Генриху и Вернеру, которым в тот момент было 15 и 14 лет. М. Шмелинг, который жил в то время в отеле «Эксельсиор», откликнулся на просьбу, приехал на своей машине, забрал мальчиков и привёз обоих в свой номер, где они находились два дня, пока беспорядки не начали затихать. Он передал портье записку, в которой сообщил, что плохо себя чувствует и просил никого к нему не пускать. Затем он отвёз детей в квартиру, принадлежавшую ему в другой части города, а когда всё окончательно успокоилось, привёз в дом к их родителям.

 

   Поступая таким образом М. Шмелинг рисковал очень многим, буквально своей жизнью, ибо попадись он под руку толпе погромщиков с еврейскими детьми, то неизвестно пощадила бы его толпа, но уж славу и расположение властей он бы точно потерял. Любопытно, что сам боксер не упоминал о cвоё поступке даже после войны, когда его разглашение несомненно принесло бы ему пользу и популярность, он не написал об этом и в своих мемуарах. Семья Левин сумела в конце концов покинуть Германию  в 1939 году и в конце концов оказалась в Соединенных Штатах, где Генри Левин сделал неплохую карьеру в мире бизнеса и с 1972 года и по 1985 управлял отелем «Хилтон» в таком известном месте как Лас-Вегас, он был также вице-призидентом международной компании «Хилтон», владеющей большой сетью отелей. В 1990 году он опубликовал книгу мемуаров под названием «Быть Человеком», где поведал о своей жизни в Германии, бегстве своей семьи в Шанхай, в Китае и о последующем перемещении в 1947 году в Соединенные Штаты, но по какой-то причине не упомянул о происшествии в «кристальную ночь». Очевидно, Генри и Макс имели какую-то причину или договоренность не писать об этом случае. Известно, что в 1989 году Г. Левин пригласил к себе в Лас-Вегас М. Шмелинга и устроил в его честь приём, тем самым благодаря за экстраординарный поступок, возможно сохранивший жизнь двум братьям Левин.  Но впервые об этом более широкому кругу людей стало  известно из статьи, написанной двумя американскими профессорами из Университета Род-Айленда историками Робертом Вайсбордом и  Норбертом Хедерихом (любопытно отметить, что Р. Вайсборд – этнический еврей, а Н. Хедерих – этнический немец) и напечатанной в  британском специализированном журнале «Хистори Тудей» в 1993 году. Затем в 2001 году Френк Дефорд напечатал статью о Максе Шмелинге в популярном многотиражном журнале «Спортс Иллюстрейтед», что сделало эту историю широко известной. И, наконец, сам Генри Левин рассказал всё как было, давая интервью в 2002 году газете «Джуиш Ньюс Викли», издаваемой в Северной Калифорнии.

 

Вениамин Чернухин

 

На фото: Макс Шмелинг

 Его звали Максимиллиан Адольф Отто Зигфрид  Шмелинг, но бесчисленным любителям спорта  и в первую очередь бокса он был известен просто как Макс Шмелинг. Родился Макс в сентябре 1905 года.

Источник: Sem40.ru
  • 21-09-2012, 00:30
  • Просмотров: 12306
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 16)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список