Все новости

Вчера, 21:31
11-12-2017, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Колонка обозревателя

Версия для печати

 Диктаторы предпочтительнее выбранных исламистов

Кто ​​хуже: президент Мохамед Мурси – исламист, победивший на выборах и стремящийся установить в Египте исламский закон, или президент Хосни Мубарак – бывший диктатор, свергнутый за попытку создать династию? Если поставить вопрос шире, вероятнее ли появление либерального, демократического порядка под властью исламистских идеологов, получивших ее в результате голосования, или жадных диктаторов без особенных притязаний, кроме собственного выживания и власти?


Недавние действия Мурси подтверждают ответ: исламисты хуже, чем диктаторы.

 

Этот вопрос возник в ходе интересных дебатов из серии Intelligence Squared U.S. в начале октября, когда Руэл Марк Герехт из "Фонда по защите демократии" и Брайан Катулис из "Центра за американский прогресс" утверждали, что "Лучше исламисты, победившие на выборах, чем диктаторы", а Зухди Джассер из "Американского исламского форума за демократию" и я оспаривали этот аргумент. В действительности ни та, ни другая команда не поддерживала ни исламистов, ни диктаторов. Вопрос, скорее, состоял в том, какое из этих двух зол меньше и какой путь более вероятно ведет к демократии.

 

Катулис обвинил диктаторов в поддержке "типа идеологий", приведших к атакам 11 сентября 2001 г., а Герехт настаивал, что военные хунты, а не исламисты, как правило, являются "реальной опасностью. ... Единственный способ достичь более либеральных порядков на Ближнем Востоке – с помощью людей веры", которые изберут исламистов. Катулис утверждал, что победившие на выборах исламисты изменятся и прогрессируют, становясь все менее идеологизированными и более практичными. Это развитие произойдет в результате политических передряг, заставляя их сосредоточиться на "основных потребностях", таких как безопасность и занятость.

 

В Ираке, заявил Герехт, "многие бывшие твердые исламисты ... теперь стали убежденными демократами, если не либералами". Что касается Египта, отметил он с одобрением, но ошибочно, то "среди братьев-мусульман проходят серьезные внутренние дебаты, потому что они еще не выяснили, что делать [с успехом]. Это соответствует нашим целям. Мы хотим, чтобы они старались изо всех сил".

 

Джассер и я ответили на множество неточностей (военная хунта привела к атакам 11 сентября?) и выдачу желаемого за действительное (истинно верующие пойдут на компромисс своих целей? иракские исламисты стали либералами?). Во-первых, убежденные идеологи являются "диктаторами на стероидах", которые по достижении власти не становятся умеренными, а закрепляют свой успех и закладывают основу для того, чтобы оставаться у власти бесконечно. Во-вторых, убежденные идеологи пренебрегают именно теми вопросами, о которых упоминают наши оппоненты – безопасность и занятость – в пользу реализации исламских законов. Жадные диктаторы, напротив, не особенно заботятся об идеологии и видении, не имеют догматических представлений об обществе и поэтому их можно убедить в выгодах экономического развития, личных свобод, открытого политического процесса и верховенства закона (как, например, произошло в Южной Корее).

 

Вскоре Мурси и Мусульманские Братья последовали именно нашему сценарию. С момента прихода к власти в августе Мурси отодвинул военных в сторону, затем сосредоточил силы на том, чтобы закрепить и расширить свою власть, в первую очередь за счет выпуска ряда указов от 22 ноября, присвоив себе самодержавные полномочия и распространяя теории заговора о связях его оппонентов с сионизмом. После этого 30 ноября он протащил ориентированную на исламизм конституцию и созвал срочный референдум, назначенный на 15 декабря. Занятый этими двумя задачами, он практически игнорировал множество реальных проблем, затрагивающих Египет, особенно надвигающийся экономический кризис и отсутствие средств для оплаты продовольственного импорта.

 

Захват власти Мурси дал египтянам, настроенным против исламизма, стимул присоединиться к таким силам, как "Фронт национального спасения" и противостоять исламистам в самых жестоких уличныхстолкновениях за последние шесть десятилетий, что заставило его частично отступить от своего указа от 22 ноября. По иронии судьбы, после того, как Мурси в августе проявил неожиданную ловкость и потеснил военных, недавнее превышение полномочий президента создало условия для возвращения авторитета генералам, которые теперь могут вмешаться и повлиять на его собственное будущее. Предпочтение высших офицеров, сочувствующих исламизму, и предоставление военным расширенных привилегий в проекте новой конституции, по всей вероятности, даст ему их поддержкуВоенное положение представляется весьма вероятным.

 

Всего за три месяца Мурси показал, что у него аппетит к диктатуре еще больше, чем у Мубарака и что его правление предвещает быть еще большим бедствием для Египта, чем Мубарак. Он в точности оправдал нашу с Джассером точку зрения: исламисты, даже если они победили на выборах, хуже диктаторов. Как я отметил в ходе обсуждения, Запад должен решительно закрыть дверь перед идеологическими диктаторами, такими, как исламисты, но оказывать давление на жадных диктаторов в пользу установления гражданского общества. Если приходится выбирать одну из двух форм тирании, эта – предпочтительнее.

 

Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: Better Dictators than Elected Islamists
Перевод с английского И. Эйдельнант


Источник:Дэниэл Пайпс | Оцените статью: +15

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.