Все новости

Сегодня, 21:31
Вчера, 09:03
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Иудаизм

Версия для печати

 Русские иудейской веры

“ Шли два героя с турецкого боя.
  С турецкого боя - домой...”

Бабушки, расцветая многоголосием, были красивы и светлы. Каким-то внутренним светом, просторным, словно громадные поля за  околицей, переходящие в горную гряду. Уже Ирана. 


Все они были исконно русскими: и по виду, и по разговору, и по крестьянским платкам. Разных по узору, но обязательно с преобладанием белого цвета. Мне кажется, надо еще поискать такие просветленные славянские лица в российской глубинке. Но  все они были иудеями. А себя с гордостью называли “геры”.

 

 

Русские - от  Закона Моисея. Последние -  из последней общины. В приграничном азербайджанском захолустье,  рядом с нависшим с юга персидским соседом.

Я узнал о русских герах, как это часто происходит, случайно. Хотя и не совсем. Люди случайными не бывают. В ту поездку, с видеокамерой в сумке и штативом за плечами, я уже пять дней снимал  в Баку, Дербенте и в Кубе -  этой главной цели и давней мечте: посмотреть и отработать единственный город в мире,  кроме Цфата, но то - в Израиле, где почти триста лет  живут одни евреи. Таких городов больше не осталось. В самом конце поездки, организованной, как всегда, без командировки, почти за сутки до обратного самолета мы с друзьями сидели в восточном ресторанчике, где между мясом и овощами я записывал азербайджанского певца с его удивительно мелодичными, под национальный инструмент, песнями. Где я потом дома буду искать народные напевы этой страны? 


 - Значит, так, - говорили ребята - Завтра у тебя последний день, ночью - самолет. Будем гулять, есть вкусное и париться в нашей бане. С мастером- банщиком, чтоб запомнил. Можно и с банщицей... 
- А далеко отсюда, - ответил я - Деревни  молокан, русских духовных христиан, отвергающих иконы?  Интересно, как они живут сегодня, в независимой мусульманской стране. 
 - Далеко, - объяснили мне - Но главное, мы никого там не знаем и не сможем помочь организовать встречу. А так, с улицы, они  разговаривать не будут. 


И тут один из гостей в компании сказал:

- Есть другое, совсем неизвестное. О герах слышал? Русские по национальности, но иудеи по вере, которые  живут на границе с Ираном. Я знаю руководителя общины. Только туда дорога плохая и  часа четыре-пять ехать, но, если хочешь, могу позвонить, хоть сейчас, в завтра рано утром, пришлю джип с сопровождающим. 


Ну , какой тут "разгрузочный" день? Оно мне надо? И вскоре, с рассветом, я уже гнал на юг, к Ирану... 


Одноэтажное село геров оказалось, на удивление, большим и  не бедным. Правда, уже , в основном, азербайджанским. В советские времена здесь было богатое хозяйство, выращивали фрукты, табак и даже свой сорт винограда. Было - да сплыло. Вместе с коренными жителями. Во дворе обычного дома, который оказался и центром общины, и синагогой, меня уже ожидали геры. Русские бабушки и сдержанные, но, как оказалось, скорые на язык, на удивление, свободные мужчины. Никакой позы или стеснений. Словно всю жизнь их снимали журналисты, а не в первый раз. 

Все они - остатки некогда большой и процветающей группы русских иудеев из Поволжья.  Еще в восемнадцатом веке  их предки, свободные крестьяне, приняли иудаизм, посчитав, что Ветхий Завет, то есть Тора -  единственная данная, через евреев, миру Книга Книг. Изначальная. А евангелие уже писали люди. Потому они и  приняли иудаизм, как первоисточник веры от Всевышнего, вопреки всем своим, таким же русским,  но православным соседям.  При Екатерине Второй гонения на них приняли серьезный характер. Всех русских, соблюдающих Закон Моисея  в их округе,  подчистую, многих в кандалах, чтоб не сбежали, погнали на юг, на границу с Персией. От православных подальше, чтоб не смущали. И как пограничный заслон. Если и вырежут, то не жалко. Их оставили у большого дубового леса, из которого потом и поднялись дома русского села Привольное, иудейской веры. Название такое дали , потому что власти оставили ссыльных в покое, не вмешиваясь и даже не забривая в рекруты. Еще бы, геры соблюдали все 613 иудейских заповедей даже более тщательно, чем ортодоксальные евреи. И за свою веру стояли насмерть. Вскоре сюда же выслали и других русских иудеев, субботников. Несмотря на незначительное различие, они ревновали друг- друга и старались не смешиваться.

Земля в этих краях оказалась  плодородной и община, обживаясь, процветала. Накануне революции это село нередко называли “ маленьким Иерусалимом”. Здесь действовали две синагоги и говорят, что Привольное было самым большим поселением русских иудеев в царской России. Само по себе. Среди  мусульманского окружения. Геры женились только на своих или на еврейках, с этим было строго. Браки организовывали родители, учили иврит, соблюдали традиции, на косяке дверей обязательно прибивали мезузу, старательно возделывали землю. Песнопения в синагоге пели еврейские, а за столом песни - русские. Женщины, выйдя замуж, занимались подготовкой к субботе, пекли хлеб, следили за кашрутом и покрывали голову.

- А как же, - объяснила мне одна из них - Чтобы свекор мои волосы не увидел. Грех это...


Революцию они поддержали. И даже воевали в этих же краях с мусульманскими националистами. У них, иноверцев, тогда и выхода не было. Уже на посиделках, бабушки вдруг предложили мне показать  “ их” песню, о своем  и соседнем селе, где поселились, кстати, тоже сосланные царем русские христиане- молокане. После бодрого запева, они неожиданно хором затянули  - “Грянем, ура, чекисты боевые, за новую республику, за новые права... “


Советская власть, оклемавшись, отблагодарила их по- своему. Кого-то вскоре “ раскулачили” и увезли. Закрыли синагоги, пристроив здания под складские нужды. Как везде и со всеми в стране. Свитки Торы и выброшенные на улицу книги геры попрятали по домам, сохранив. Им также запретили  учить иврит. И даже - молиться. 


Во время войны многие геры были призваны на фронт и общий памятник погибшим землякам до сих пор стоит в селе. С русские фамилиями  и инициалами. А вот полные имена у всех еврейские, ветхозаветные. После смерти Сталина жить стало легче. Они, по- прежнему, старались не пускать чужаков в село, а их коллективное хозяйство под гордым названием “Красный партизан”, в память о временах Гражданской войны, было одним из передовых в Азербайджане. Власти, правда, ходили  по домам и брали расписки, что эти странные русские не будут молиться  своему еврейскоум Богу. Они давали - а что делать? Но  молились тайно и свято соблюдали субботу. Иврит забылся и они уже давно произносят молитвы в переводе на русский язык или читают русскую траскрипцию еврейских текстов.


Все рухнуло, как они рассказывают, после распада Советского Союза. Сначала армянский погром в Сумгаите, затем -  в Баку. Из республики в массовом порядке стали уезжать русские - туда, где можно было зацепиться. И евреи -  которым разрешили выезд куда угодно. Многие геры съехали тогда в Израиль, Германию, США. Их, как евреев, признавали везде. В  начале девяностых в Азербайджане  произошел экономический коллапс, усугубленный войной с армянами за Нагорный Карабах. Колхоз  распался,  поля стали зарастать, работы не было и практически все молодые и трудоспособные геры разъехались окончательно. Последняя их свадьба  в селе была в 1994-ом году. 


Немного смешно, но еврейское брачное свидельство, ктубу, они называют “ ксивой”.  А “ хупу”, балдахин, под которым женят молодых - “венчанием”. Почти бросаемые дома стали массово скупать азербайджанцы. Новая власть дала людям местную “ золотую” землю, колхозное прихватили, по-дешевке, приехавшие  из города с деньгами. Тоже - почти как везде. А из геров в родном селе остались, в основном, только пенсионеры: те, кого бросили, забыв, выросшие и устроившиеся где-то дети и  те, кто принципиально отказывается уезжать. - Здесь, - говорят - В этом селе наша Родина, наши предки и родители. И мы останемся с ними.  
Живут они за счет приусадебных участков и при помощи еврейской благотворительной организации “ Хесед” в Баку, которая привозит в общинный дом- синагогу, продуктовые посылки, медикаменты, одеяла, короче, то что жизненно необходимо. А им много не надо -  спасибо, что помогают.  За двадцать последних лет все развеялось. В селе остались  около сорока геров. Из, примерно, пяти тысяч новых жителей села - азербайджанцев. 


 - С  мусульманами мы раньше не очень сталкивались, - объяснили мне - Держались сами по себе. Но азербайджанцы терпимы к евреям, а, значит, и к нам. Никаких национальных трений не было и нет. Но  в России многим уехавшим  пришлось трудно. По паспорту они русские. Русские и есть. А веру иудейскую как там соблюдать? Не поймут. 
   - Но ведь все ваши мужчины обрезаны?
  - Конечно.  Как положено по Закону. И не в больнице, - объяснил один из геров - Старики наши все делали сами. Пацану грудному  губы водкой помажут, он закричит. Обрезание сделают, сразу сиську дадут . Он замолчит. На другой день уже, словно ничего и не было.

Последние  геры держатся за свои традиции. Может поэтому и стесняются  признаться, что их не забрали к себе дети. Тогда, на новом месте, соседи сразу увидят и узнают, что эти русские - совсем, как бы не русские. А, непонятно зачем, но евреи. 

Дело шло к сумеркам. Надо было возвращаться в Баку - к самолету. Они толпой вышли провожать к машине - А что нам, мы дома.


Мне было тепло с этими людьми. И легко. И грустно. Но я не почувствовал, что они одиноки. Ни разу, ни с кем.  У них, пока живы, есть свои могилки, своя история и память. Никому не нужная. Есть таящая на глазах, но еще живая, община. Главное, есть своя вера, почти двести пятьдесят лет. И которой три тысячелетия. А с верой человек не бывает одиноким. Какому бы Богу он не молился...

 

 

 

 

Автор: Александр Ступников

 

 

Читайте также: Русские иудеи


Источник:livejournal.com | Оцените статью: +84

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария