Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Старик Хоттабыч и его автор...

Эту книгу знаменитого советского писателя Лазаря Гинзбурга, читал каждый из вас. Речь идёт о «Старике Хоттабыче»... Если и не читал, то уж точно смотрел одноименное кино. Даже если не смотрел, то слышал название.

Не заметили никаких неточностей? Нет? Фамилия автора не смутила? Что ж, продолжим.
Спросите любого русского человека: «Знаете ли вы кто такой Хоттабыч?"»

Ответ будет утвердительный, не сомневайтесь. 

Некоторыe даже вспомнят полное имя старика. Дескать, Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб. Кто-то поведает подробности сказочного повествования. Кто-то будет осведомлен о заимствовании сюжета сказки у английского писателя Томаса Энсти Гатри, писавшего под псевдонимом Ф. Энсти.

Но, нас эта повесть интересует в несколько другом аспекте. В эзотерическом, так сказать. Стоит покопаться в тексте «Хоттабыча» внимательнее, всплывает множество «нюансов», о которых хочется
рассказать подробнее.

Л.И.Лагин (1903-1979)

Итак, начнём с фамилии автора на обложке книги - Лагин. ЛазарьЛагин.

По одной версии, составление первых букв имени и настоящей фамилии. 
ЛАзарь ГИНзбург. Наиболее распространенный вариант.

Но их, вариантов, несколько и насколько достоверен каждый из них, неизвестно, мы приводим наиболее распространённый…

Далее, перейдя непосредственно к произведению. Дотошно вчитываясь в текст «Хоттабыча», мы обнаружим удивительные вещи. Старик из бутылки, точнее - джинн из глиняного кувшина, хоть и одет изначально в арабские одежды, бормочет свои заклинания на еврейском языке!

Читаем первый вариант книги.
«Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное слово «лехододиликраскало»...
Меня удивляет, почему это пропустила цензура! И почему Лагина не посадили в 38- ом, когда была опубликована эта сказка? Вы не знаете значения этого заклинания? Неудивительно. 

Это же известнейший еврейский гимн, который ортодоксальные иудеи поют перед каждой субботой! 

«Лехо доди ликрас кало, пней шабес некабело». 

Что означает «иди, мой друг, навстречу невесте, встретим лик Субботы». Это вам не какой-то там «трах-тибидох-тах-тах», которого, кстати, нет в тексте.

Впрочем, люди «в штатском» приходили с ордером на арест в дом Лагина чуть ли не каждый день (ордер был действителен только в течение суток). Но Лазаря дома не было. Он был в длительных командировках. То на Крайнем Севере, плавал на ледоколе возле Шпицбергена. И именно там у писателя родилась идея сказки … о старике Хоттабыче. То в Средней Азии… 

Это его и спасло. А точнее, спас лично Фадеев, тогдашний глава советских писателей. Отплатив, таким образом, добром за добро, ведь когда-то именно Лагин распознал писательский талант Фадеева.

Но, вернёмся к Хоттабычу. 

Какая такая «невеста» упоминается в этом « странном слове»? 

В первом издании чётко говорится - Вольке Костылькову 13 лет. Это значит, что тот уже достиг совершеннолетия, с еврейской точки зрения.

В иудейской традиции невестой называют Субботу.

В кинотеатре рассерженный Хоттабыч вспоминает, что он настолько
могущественный джинн, что с ним «ничего не мог поделать сам Сулейман ибн Дауд». 

Кто такой этот Сулейман? Всё просто - царь Соломон. Шломо бен Давид. Соломон, как известно, носил кольцо с надписью «всё пройдёт». И кольцо это повелевало джиннами. Помните, как гонялся Хоттабыч за иностранцем Ванденталлесом, думая, что тот владеет заветным кольцом?

- Да позволено будет мне узнать, что ты, о бриллиант моей души,
подразумеваешь под этим неизвестным мне словом «балда»? -
осведомился с любопытством старик Хоттабыч. Волька от смущения покраснел, как помидор.
- Понимаешь ли...... как тебе сказать... э-э-э... ну, в общем, слово «балда» означает «мудрец».


Нужно заметить, что над этой фразой я тоже смеялся. В детстве. Но,оказывается, смеялся последним автор. И вот почему.
По-еврейски «баал дат» означает... правильно, «мудрец»! 
Не совралВолька Костыльков! Этого не знали только советские партийные идеологи.

Всё это цитирование объясняется просто. 

Детство писателя Гинзбуга прошло в Витебске, местечке, где он родился 21 ноября 1903 года и где до революции на 17 христианских церквей приходилась 51 синагога. Здесь же, в Витебске, он окончил хедер. 
Отсюда нужно искать корни Хоттабыча и его иудейских высказываний.

Лазарь был первым из пятерых детей Иосифа Файвелевича Гинзбурга и Ханны Лазаревны. 
 

Отец работал плотогоном. Скопив денег, семья переехала в Минск, где отец открыл скобяную лавку.

В Минске Лазарь заканчивает среднюю школу и сразу отправляется добровольцем на Гражданскую войну. Посчитаем, сколько же ему тогда было лет – 15! 

В 17-летнем возрасте вступает в партию, а уже потом – в комсомол. Становится одним из руководителей комсомола Беларуси.

Литературную деятельность Лазарь Лагин начал как рабкор и поэт в 1922 году. 

Стихи свои он показал Маяковскому,который одобрительно о них отозвался. В анналах семьи осталась фраза: «Дорогой Лазарь, что же вы мне не приносите свои новые стихи?» На что Лагин будто бы ответил: «Как вы, Владимир Владимирович, не могу. А хуже не хочется».

Пройдет немало лет, и в предисловии к одной из своих книг он вспомнит о первых стихотворных пробах: «Говоря откровенно, у меня имеется немалая заслуга перед отечественной литературой: я вовремя и навеки перестал писать стихи». 

У Лазаря Лагина было чудесное чувство юмора, и он никогда не боялся смеяться над самим собой. Это позволяют себе только очень сильные люди.
Лазарь учился на вокальном отделении Минской консерватории. Через год сбежал, не справился с теоретическими дисциплинами. А любовь к музыке сохранилась на всю жизнь, любил он петь старинные романсы, у него был красивый голос.

Пролетят годы учебы в Московском институте народного хозяйства на отделении политэкономии, затем – служба в армии, аспирантура в институте Красной профессуры. Оттуда он был отозван на постоянную работу в газету «Правда».
С 1934 года Лазарь Лагин – заместитель главного редактора, а потом, до последних дней жизни – корреспондент журнала «Крокодил».
С 1936 года – он член Союза писателей СССР.

Семья переедет в Москву. Отец Иосиф Файвелевич, окончив курсы, станет самым грамотным наборщиком в газете “Известия”.

Повесть-сказка »Старик Хоттабыч», была впервые опубликована в 1938 году в журнале «Пионер».

Перечитайте «Старика Хоттабыча» и задайте себе вопросы: кто такой
царь джинов Джирджим ибн Реджмус? Почему его тётку зовут Икриша? Что означает название королевства Бенэм и города Сокке?

А знаете ли вы, что в Иерусалиме, при входе в старый город, есть громадная площадь Омара Юсуфа ибн Хоттаба. Оказывается, на самом деле был такой царь.

Прочитав другие произведения Лазаря Лагина, мы лишь утвердимся правильности наших суждений - иудейские названия сплошь и рядом.
Например, в романе «Патент АВ»: город Бакбук переводится с иврита
«бутылка», несимпатичные персонажи Эдуф – «раб», другой - Цфардейа - «лягушка». И т.д.

За это произведение Лагин получил, кстати сказать, Сталинскую премию. 

И это в то время, когда происходит борьба с космополитами! И уже осуждены и даже расстреляны Бронштейн, Розенфельд и Аронов, которых мы знаем под фамилиями Троцкий, Каменев, Зиновьев.
Неудивительно, что не раскусили борцы за «правильную» идеологию
еврейских насмешек Гинзбурга. 

К тому времени все советские писатели имели благозвучные фамилии. Штейнкман стал Михаилом Светловым. Фридлянд - Кольцовым. Гликберг переродился в Сашу Черного. Зильбера мы помним как Вениамина Каверина, создателя «Двух капитанов».

Вот и уроженец Витебска Гинзбург вошёл в историю как Лазарь Лагин,
автор детской сказки «Старик Хоттабыч», которая, говоря словами
своего героя-джинна, всего лишь «удивительная история, которая, будь она написана иглами в уголках глаз, послужила бы назиданием для поучающихся».

P.S.
В 1940 году книга вышла отдельным изданием. С тех пор она переиздается многократно, переведена на многие языки. Есть издания на английском, немецком, чешском,китайском…

После выхода «Старика Хоттабыча» Лазарь Лагин получает всесоюзную известность. Правда, в те годы известность была чревата последствиями. «Известные» были на виду у всех, в том числе у тех, кто репрессировал и решал: жить человеку дальше или нет.
Уже после войны в конце сороковых годов идеологический отдел ЦК решил, что в повести «Старик Хоттабыч» не совсем правильно, по их мнению, расставлены акценты, и рекомендовал в новое издание внести соответствующие коррективы.

Ослушаться было бессмысленно. 

Когда Лазарь Лагин собственноручно кромсал собственное детище, не выдержало сердце – случился инфаркт.
Первая редакция «Хоттабыча» во многом отличается от второй, в которой писатель вынужден был поместить «сталинские», как он говорил, «приметы».

И с каждым новым изданием книжка от агиток становилась все толще, а ее автор – все мрачнее. 
Только после ухода из жизни Лазаря Лагина его верный друг Аркадий Стругацкий опубликовал в своем издательстве первоначальный вариант.

Лагин был человеком не робкого десятка. И не раз доказывал это. 

Он мог отсидеться в кабинетах подальше от фронта на вполне законных основаниях. Но прошел всю Великую Отечественную войну от Малой земли до Бухареста.

Прошел, не особенно кланяясь пулям и собственному начальству. Он сочиняет листовки, заметки и даже песни, выступает перед моряками. 

С первых же дней войны Лазарь Лагин в составе Черноморского флота участвовал в обороне Одессы, Севастополя, Керчи и Новороссийска. Войну закончил в Румынии с Дунайской флотилией. Был награжден боевыми медалями и орденом Отечественной войны II степени. Вторым орденом – Трудового Красного Знамени – он был награжден к 70-летию.

Из воспоминаний дочери писателя кандидата искусствоведения, члена Союза журналистов Натальи Лагиной: 
«Как, спросите, становится человек писателем-сатириком? А непонятно как. Вследствие смешения взрывоопасных компонентов. Гремучая смесь природного дара, глубоко личного понимания политэкономии и любви».

В послевоенные годы Лазарь Лагин написал несколько романов: «Патент АВ» (1947 г.), «Остров разочарования» (1951 г.), «Атавия Проксима» (1956 г.), «Съеденный архипелаг» (1963 г.).Особняком стоит сильная и острая повесть «Майор Велл Эндъю» (1962), своеобразное дополнение к «Войне миров» Г.Уэллса, посвящённая проблеме коллаборационизма. 

Написанные в редком для нашей литературы жанре памфлета, они привлекали остро занимательным сюжетом и социальной направленностью. 
Пресса конца 1960-х годов писала: «Лагинский памфлет представляет собой как бы продолжение уэльсовской “Войны миров»…
Говорят, что Лазарь Иосифович придавал этим произведениям большее значение, чем «Старику Хоттабычу». 

И сегодня эти книги несут в себе огромный заряд энергии писателя-фантаста высокого уровня. Хотя и являются символами эпохи строительства коммунизма и противостояния двух идеологий. 

Иногда ловишь себя на мысли, что в некоторых закрученных фантастических сюжетах современных голливудских фильмов давно уже было что-то придумано Лагиным.

В 1979 году всесоюзная студия грамзаписи «Мелодия» выпустила пластинку с мюзиклом композитора Г. Гладкова «Хоттабыч». И запели герои известной повести-сказки голосами популярных актеров М.Боярского, Л. Гурченко, И. Муравьевой…
Лазарю Иосифовичу Лагину уже не пришлось увидеть пластинку. Его не стало 16 июня 1979 года.

В Москве на улице Черняховского стоит дом, приметный мемориальной доской с надписью «Здесь жил писатель Константин Симонов…». В этом доме последние годы жил и Лазарь Иосифович Лагин. Правда, мемориальной доски, свидетельствующей об этом, до сих пор нет.

Странно и обидно…

В его квартире многое напоминает о прежнем владельце. Здесь хранятся репродукции картин Шагала и альбом с видами Витебска.

В кабинете главное место занимает старенькая печатная машинка. Иногда, как и много лет назад, слышится стук ее клавишей. Наталья Лазаревна, дочь писателя, отдает предпочтение машинке перед компьютером, который есть в доме. 
Всюду стопки книг, газет, журналов. 

Со стен на вас смотрят глаза Олеши, Светлова, Ильфа, Зощенко. Лазарь Иосифович дружил с этими людьми. Они бывали в этом доме… 

Квартира Лазаря Лагина, как музей. А может быть, здесь и должен быть музей.

Отец завещал дочери должность хранителя… 

 

Материал взят со страницы сайта Стихи.ру
Эдуард Кукуй. (Из интернета, по-переписке. К сожалению, отсутствует сайт с дюжиной интересных фото, воспроизвожу только текст.)
Благодарим нашего постоянного читателя Исаака Тендлера за присланный материал
Старик Хоттабыч нас заметил...

В 1938 году, в пору самой прелестной зрелости социализма, 35-летний советский писатель Лагин с помощью выдуманного им пионера Владимира Алексеевича Костылькова выпустил на волю джинна по имени Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, непослушного раба самого царя Соломона (Сулейман ибн Дауд, или Шломо бен Давид, как вам больше нравится).

 

Джинн был выпущен из замшелого глиняного кувшина своевременно – вся страна в один голос уж распевала, что рождена для преобразования сказки в быль, и была наводнена к 1938 году в неограниченном количестве и колобками, и дураками-иванами, и юдами-чудами, и кощеями, казавшимися абсолютно бессмертными. Не хватало чего-нибудь этакого, ориентально-экзотического, приправки соответствующей, типа киндзы или ткемали. Или со вкусом рахат-лукума. Вот тут шаловливая ручка единомышленника Павлика Морозова и содрала с древнего сосуда печать Соломона, которая если используется для заточения непокорных духов, то, как всем известно, обязательно выполнена в форме пентаграммы, банальной пятиконечной звезды. Забегая вперед, спросим: теперь вам понятно, почему старик Хоттабыч во время прогулок по Москве был одержим паническим страхом?

Плоды индустрии? Да, и они тоже. Но самое ужасное – это реющие над первопрестольной светящиеся рубиновые пентаграммы, охраняющие столицу Советского государства от разнообразных представителей нечистой силы. Но, как показал великий Гете, идеально вычертить (или изваять) пентаграмму сложно:

 

 

 

 

"Всмотритесь. Этот знак начертан плохо.
Наружный угол вытянут в длину
И оставляет ход, загнувшись с края".

 

 Так что со временем джинн привыкает к советской действительности и более или менее перестает бояться эзотерических достижений народного хозяйства. Кстати, не только джинны – как представители Того мира – посещают молодую советскую страну. Вот 10 лет назад не испугался же кривых звезд князь Воланд со товарищи. Хотя и покинул белокаменную через несколько дней. А Гассан Абдуррахман остался. Но в обоих визитах есть и некоторые совпадения. Во-первых, и "консультант с копытом", и старик Хоттабыч не могут пройти мимо квартирного вопроса. Вот и начинаются игры с расширением пространства и воздвижением дворцов на фоне ерничанья над бедными москвичами, что теснятся в коммуналках. Напомним, что повесть "Старик Хоттабыч" начинается с описания переезда семьи Костыльковых из одной коммунальной квартиры в другую, и герои вместе с автором необыкновенно радуются этому факту. Квартирный вопрос уже не просто испортил людей, он сформировал новое поколение... Во-вторых, в том и в другом случаях золотые дожди, обрушивающиеся на головы героев, – явление почти заурядное. В-третьих, оба пришельца испытывают явную симпатию к театру, особенно их привлекает обращение к публике со сцены (один устраивает феерическое шоу в театре Варьете, а другой – в цирке, куда мы еще вернемся). Но, подчеркнем, Воланд слинял, оставшись и по сей день загадочным и грозным служителем Зла, а Хоттабыч прописался в Москве, стал любимцем советской и постсоветской детворы, а с некоторых пор с ним вообще обращаются запанибрата, как с Чебурашкой или с Веселыми, например, Человечками:

 

 

"Ха-ха-ха, Хоттабыч, веселый джинн,
Ха-ха-ха, Хоттабыч, давай дружить!"

 

 





Это уже в 70-е годы, после второй, переструганной самим автором, редакции повести, после перевода книги на 50 языков, после миллионных тиражей, после фильма 1957 года, после пластинки, где некий гениальный идиот-редактор научил волшебника колдовать с помощью магических слов "трах-тибидох-тах-тах", после десятков и десятков теле-, радио– и просто спектаклей. Самое волшебное, что может произойти с культовым героем, – попадание его в текстуальное пространство анекдота. Так происходит и с волшебником. «Трахаю и тибидохаю», – гласит текст на доске объявлений за подписью «Хоттабыч»… Это высшая точка отрыва образа от авторских корней, за которой следует соответствующий космос – исключительно виртуальный, и тому примером служит появление повести Сергея Обломова «Медный кувшин старика Хоттабыча» и ее киноверсия «}{0TT@БЬ)Ч» (2006 г.).

Вернемся к оригинальному тексту Лагина. Вот что важно: полюбился-то не сюжет, не история о том, как настоящий пионер и от чудес откажется, и джинна переубедит и перевоспитает, а просто сам джинн и стал любимцем (обаятельнейший, знаете ли, старикан, до конца все-таки недоосоветившийся, а значит, не погибла надежда раскрутить его на парочку полезных дел). И это вам не ифрит из "Тысячи и одной ночи", у которого голова – как купол, ноги – как столбы, руки – как вилы, рот – как пещера, глаза мечут искры, а посреди лба растет рог. Хоттабыч, напротив, не просто антропоморфен, он Человечный Человек (подобный образ достигается в конце 30-х годов с использованием минимума изобразительных средств, достаточно упомянуть, что у героя "глаза с лукавинкой", и все – образ Человечного Человека создан, хотя, конечно, и не Самого Человечного, а Просто Человечного). Но кроме этой пресловутой "человечности", в Хоттабыче есть что-то невероятно домашнее, семейное, личное... В чем же все-таки секрет притягательности этого художественного, простите, образа?

А в том, что в 1938 году (освободите меня от перечисления достижений) 35-летний уроженец Витебска Лазарь Иосифович Гинзбург, пишущий в Москве под псевдонимом Лагин, вдруг умудряется передать нам всем привет из дореволюционного еврейского местечка, выпустив из "склизкой, замшелой глиняной бутылки" подсознания родного и любимого человека, скорее всего, собственного дедушку, а может, и меламеда из хедера или кого еще из витебских хосидов. И если у кого-то возникнут сомнения в безусловности еврейских корней Хоттабыча, то отошлем Фому сначала к графическим экзерсисам К.Ротова, первого иллюстратора "Старика Хоттабыча". Смени подпись, и получится вполне качественная антисемитская карикатура... А потом обратимся к авторскому описанию. 

Прежде всего, мы знаем, что Гассан – "тощий старик с бородой по пояс". И является к читателю "в роскошной шелковой чалме, в таком же кафтане и шароварах и необыкновенно вычурных сафьяновых туфлях", что говорит лишь о желании Лагина облачить героя в ориентально-исламские шмотки, но никак не о знании подобного быта. Зато для "наших дней" Лазарь Иосифович переодевает своего героя со вкусом и знанием дела: "Хоттабыч был великолепен в новой пиджачной паре из белого полотна, украинской вышитой сорочке и твердой соломенной шляпе канотье. Единственной деталью его туалета, которую он ни за что не согласился сменить, были туфли" (так описан внешний вид Хоттабыча в издании 1940 года, в поздних изданиях внесены небольшие изменения: костюм стал парусиновым, а сафьяновые туфли – розовыми).

Вот и представьте себе бородатого деда в белых одеждах и розовых тапочках. Ну, разве он не из тусовки "пикейных жилетов" у кафе "Флорида" в Черноморске?..


Иллюстрация К. Ротова

Прежде чем познакомиться с прочими "местечковыми" привычками старого джинна, обратимся, наконец, к историческим особенностям издания сей книги. Лагин писал "Хоттабыча" в 1938 году для "Пионерской правды" и журнала "Пионер", где повесть печаталась из номера в номер. А отдельной книжкой она вышла в 1940 году, почти не отличаясь от газетно-журнального варианта. Зато уже после войны повесть увидела свет в сильно преображенном виде. Объем увеличился. Появилось около десятка новых глав. Добавились арабески. Мелкие причинно-следственные недоразумения, встречающиеся в первом издании, были устранены. Все, что можно было причесать, было прилизано и припомажено.

Однако, не соблазняясь в целом прелестями сравнительного анализа, обратимся лишь к одной-единственной строчке, самой, может быть, важной во всем этом трогательном повествовании. Наиболее феерично и самозабвенно колдует Хоттабыч на арене цирка. Характер волшебных буйств джинна – апокалиптичен. Артисты тают в воздухе, зрители со свистом возносятся за пределы купола, оркестр сжат до размеров горошины и закатан в правое ухо возбужденного джинна. И когда хозяин-пионер приказывает все привести в изначальный порядок, Хоттабыч соглашается, правда, неохотно, ссылаясь на сильную усталость. Вот как выглядит сей акт волшебства в послевоенном издании:

"Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, приподнялся на ноги, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное и очень длинное слово и, обессиленный, опустился прямо на опилки, покрывающие арену".

Кстати, во всем повествовании вы не найдете примеров магических заговоров Хоттабыча. Никаких "трахтибидохов". Молчание. В лучшем случае – "очень длинное слово". Но не в издании 1940 года. Там сцена в цирке выглядит чуть-чуть иначе:

"Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, приподнялся на ноги, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное слово "лехододиликраскало" и, обессиленный, опустился прямо на опилки, покрывающие арену".

 


Лехододиликраскало! Давайте понаслаждаемся, давайте посмакуем это "заклинание"! 

Лехододиликраскало. То есть "Лехо доди ликрас кало". Традиционное ашкеназийское произношение стиха "Леха доди ликрат кала", известного каждому еврейскому мальчику, родившемуся в Витебске в 1903 году и успевшему пройти университеты хедера. "Иди, мой друг, навстречу невесте!" Стихи, которые каждый богобоязненный еврей с чувством и очень громко распевает каждую пятницу вечером. Напомним продолжение – "пней шабес некабело" (с тем же ашкеназийским прононсом) – "встретим лик Субботы".

Вот вам и "ха-ха-ха, Хоттабыч"! 

До того наколдовался, так устал, что вспомнил о Шабате... Но почему все-таки "леха доди", а не что-нибудь другое, тоже популярно-предсубботнее, например "шалом алейхем малахей ха-шарет" («мир вам, ангелы служения»)? 

Ну, прежде всего, потому, что литургический гимн «Леха доди» составлен тоже «волшебником» – цфатским каббалистом Шломо Алкабецом.

Текст сей составлен по всем правилам метафизической науки: 

начальные буквы строф образуют акростих имени автора, и в тексте присутствует рефрен заклинания – «иди, мой друг (или – возлюбленный), навстречу невесте». А суббота как невеста – это классический талмудический образ (трактат Шабат, 118б-119а).

Но может, кроме царицы-Субботы, есть еще одна невеста, навстречу которой бежит Гинзбург, сопровождаемый верным оруженосцем Хоттабычем? 

А вот еще один интересный факт: повесть бедна женскими персонажами. Да их просто нет. Сквозные проходы бабушки и мамы Вольки Костылькова не в счет. Правда, в одном из послевоенных изданий появляется строгая, но справедливая учительница географии, за которой охотится разгневанный Хоттабыч и которую пытаются спасти от ярости джинна друзья-пионеры. Никакой романтики. И никаких невест, никаких подруг у пионеров-героев. Такое ощущение, что всех девочек из московских дворов в 1938 году репрессировали. Жуть. А юных героев вопросы пола вообще не интересуют.

И тут правомочно задать вопрос, а сколько же им лет, этим сексуально-недоразвитым детишкам?

На первой же странице есть ответ, только в разных изданиях он и звучит по-разному. В поздних редакциях Вольке дают 11-12 лет, а вот в издании 1940 года сказано отцом героя: "Парню тринадцать лет". То есть, с еврейской (хоттабычевой) точки зрения, Волька ибн (бен) Алеша достиг совершеннолетия и стал потенциальным женихом. Но, как было уже сказано, никаких невест! Кроме "леха доди"...

И вот когда я уже утвердился в мысли, что, наверное, в личной жизни автора в 1938 году явно произошла какая-то душераздирающая драма, как получил неожиданное тому подтверждение. 

Иерусалимский поэт Гали-Дана Зингер, с сочувствием выслушав мои стенания по поводу отсутствия хоттабычевой невесты, посоветовала познакомиться со сказкой английского писателя Ф.Энсти (Томас Энсти Гатри, 1856-1934) "Медный кувшин", сюжет которой нам, кажется, уже знаком: 
молодой лондонский архитектор выпускает на волю из медного кувшина джинна, заточенного туда царем Соломоном. 

Сомнений в том, что Лагин читал эту дивную повесть, нет никаких. Уж слишком много совпадений в сюжетах. Да и зеленый джинн Факраш-эль-Аамаш так же, как и Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, вполне антропоморфен и геронтичен. 

Вот что рассказала в 1980 году дочь писателя Наталья Лагина: «Много лет спустя отец показал мне дореволюционного издания книжку английского писателя Ф.Анстея «Медный кувшин», попавшую ему в руки еще в 1916 году и в какой-то мере подтолкнувшую его к первоначальному замыслу будущего «Хоттабыча»».

Так вот, если Лагин и позаимствовал у Ф.Энсти сюжет и отчасти героя, то кое-чем он не прельстился. И это кое-что, а точнее, кое-кто – невеста. Вся лондонская история с джинном из медного кувшина разворачивается на фоне помолвки героя, который этому событию, отдадим ему должное, придает куда большее значение, нежели появлению в доме сумасбродного чародея. Итак, невеста оставлена в Лондоне, в Москву ее не взяли. В Москве и без баб дел хватает, а посему – долой их, особенно если они служат причиной для излишних душевных переживаний. Но не будем копаться в биографии писателя, тем более что и биографии как таковой нет, кроме строк в литературной энциклопедии о том, что в 1934 году Лагин закончил в Москве институт Красной Профессуры. А что происходило на личном фронте – загадка. Пусть загадкой и остается, а мы не будем метить в пушкиноведы. Но пофантазировать приятно. Вот, спрашивается, почему псевдоним у Гинзбурга – Лагин? Объяснение, что Лагин – это просто-напросто ЛАзарь ГИНзбург, не самое яркое. Куда интереснее вообразить, что псевдоним был взят за пару лет до написания "Хоттабыча" и отражает возраст литератора – 33 года (число 33 записывается буквами "ламед" (30) и "гимел" (3) и читается – "лаг"). Для недоучившегося талмудиста-начетчика, а ныне выпускника института Красной Профессуры, очень даже оригинально. А может "лагин" – это анаграмма слова "галин"? В таком случае мы выяснили имя несостоявшейся невесты... И еще одно задушевно-идиотское, а посему и похожее на истинное, наблюдение: не явилось ли имечко арабское Хоттаб («дровосек», «собиратель сучков») подсознательным слепком со слова "кетуба" (брачный контракт)? Тогда все становится на свои места: личная драма по поводу несостоявшейся свадьбы так сильна, что утешить незадачливого жениха может лишь его давным-давно умерший дедушка, явившийся ab imo pectore в образе всесильного джинна, мудрого целителя печали.

А в том, что Хоттабыч мудр, ни у кого сомнений нет. Напомним один диалог (в разных изданиях он произносится героями в разных местах: то в парикмахерской, то в павильоне прохладительных напитков, но содержание его везде одно и то же; мы же, дабы не нарушать традицию, цитируем издание 1940 года):

"– И пусть обворуют, – жестко ответил Хоттабыч, – так этим смешливым бездельникам и надо.
– Фу-ты, чепуха какая! – вконец возмутился Волька. – Парикмахерская ведь не частная, парикмахерская ведь государственная, старая ты балда!
– Да позволено будет мне узнать, что ты, о бриллиант моей души, подразумеваешь под этим неизвестным мне словом "балда"? – осведомился с любопытством старик Хоттабыч.
Волька от смущения покраснел, как помидор.
– Понимаешь ли... как тебе сказать... э-э-э... ну, в общем, слово "балда" означает "мудрец"".

И Хоттабыча удовлетворяет это объяснение. Оно ему понятно, ведь мудрец, он кто? Правильно, "муж знания, веры", или "баал дат", или "балдос" в хоттабычево-ашкеназийском произношении. Он не спорит со своим юным другом, а принимает словечко (несколько искаженное в его понимании) на вооружение, чтобы при случае воспользоваться им. Нас тоже удовлетворяет подобная этимология слова "балда", ибо она лишний раз доказывает, что история происхождения старика Хоттабыча и его места в детской литературе, а также всеобщей к нему любви, может послужить назиданием для поучающихся, будь она даже написана иглами в уголках глаз.

1998-2007
(Первая публикация – «Окна», 17.09.1998 г.)

 

Материал взят с сайта  Знаете ли вы?

  • 26-05-2015, 12:45
  • Просмотров: 12864
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 18)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список