Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Энциклопедия Катастрофы

Завещание доктора Элькеса, главы юденрата Каунасского гетто


http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/10/126/843/126843606_4638534_07.jpgДоктор Эльханан Элькес стоял во главе юденрата в Каунасе со дня его создания и до конца. Он был известен своей преданностью жителям гетто. Он также помогал антинацистскому подполью. Когда гетто было ликвидировано, Элькес вместе с оставшимися в живых жителями был отправлен в лагерь Ландсберг в Германии, где умер от тяжелой болезни в октябре 1944 года. Нижеследующее письмо, написанное им на иврите, Элькес адресовал двум своим детям, которые находились в Англии.


19 октября 1943 г.


«Дорогие мои сын и дочь!


Эти строки я пишу вам, мои любимые дети, в час, когда мы уже находимся здесь, в юдоли плача... Более двух лет... Нам известно, что в ближайшие дни решится наша судьба: гетто, в котором мы находимся, будет растерзано. Погибнем ли мы все, или кто-то выживет, решит Господь...


Из 35 000 евреев Каунаса осталось в живых только около 17 000... Остальные погибли страшной смертью, убитые исполнителями воли самого ужасного Амана всех времен. Многих из близких нам людей уже нет в живых: тетя Хана и дядя Арье убиты... вместе с полутора тысячами жителей гетто 4 октября 1941 года. Дядя Цви, который лежал тогда в нашей больнице со сломанной ногой, чудом спасся. Остальные больные вместе с врачами, медсестрами и родственниками, которые случайно оказались там, были убиты или сгорели заживо в больнице, подожженной солдатами со всех сторон...


Последняя, самая большая бойня, которая обошлась нам в десять тысяч жертв за один раз, произошла 28 октября 1941 года. В тот день вся община была на милости правителя, решающего, кому жить, а кому умереть. ... Я сам стоял ранним утром 29 октября посреди лагеря, ведомого на бойню в Девятый форт. Я своими ушами слышал страшную симфонию плача, криков и стенаний 10.000 человек, молодых и старых, которая разрывала небеса. Такую как эта – никто и никогда не слышал ...


Не знаю, любимые мои, доведется ли нам еще раз увидеться, смогу ли я обнять вас, прижать к груди. Прежде чем я расстанусь с этой жизнью и с вами, мои дорогие, я хотел бы сказать вам еще и еще раз, как вы дороги мне и как душа моя по вам тоскует. ... Помните вы оба, что сделал нам Амалек. Помните и не забывайте во все дни жизни вашей. И передавайте этот святой завет следующим поколениям. Немцы убивали, истребляли, уничтожали нас спокойно и бесстрастно. Я видел их, стоял рядом с ними в то время, когда они посылали на смерть тысячи мужчин и женщин, стариков и младенцев...


Я пишу вам в час, когда множество душ измученных, сирот и вдов, сирых и нищих стоят у порога моего и молят о помощи, а силы мои на исходе и внутри меня пустыня бесплодная, и душа моя оцепенела, и сам я гол и пуст, и нет больше слов на устах моих, но вы, мои любимые, загляните в мое сердце и поймете все, что я хотел и стремился сказать вам в этот час».

 

Из показаний переводчика Мецнера, участника массовых расстрелов в Слониме (ныне – Беларусь)


http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/10/126/843/126843604_4638534_02.jpg«Массовое истребление евреев города Слонима было проведено в июле или августе 1942 года. ... Части, осуществлявшие перевозку и уничтожение, состояли из местных полицейских.
Группы по 30-40 человек были посажены на грузовики. К месту уничтожения их доставляла местная полиция.

 

Людей подгоняли ударами прикладов и палок, потому что массовая казнь должна была совершиться в течение одного дня. Первая акция происходила в небольшой роще под Слонимом, где были вырыты ямы шириной в четыре метра, глубиной в пять метров и длиной в 150 метров. ... Местные полицейские выталкивали евреев из грузовиков и гнали их к ямам. Я не участвовал в казни ... Я сам не участвовал в казни, и только раз десять или двадцать доставлял к месту казни по 30-40 евреев.

 

После казни никто не проверял, все ли евреи в яме мертвы или кто-то еще жив. Женщины и мужчины должны были перед казнью раздеться и сдать свои драгоценности и другие вещи. ... После казни ямы должны были засыпать сами евреи, которых для этой цели привезли из гетто. Многих евреев только ранили, потому что люди из истребительного батальона были пьяны. Эти недостреленные евреи, голые, окровавленные, пытались спрятаться в округе в тот же или на следующий день.

 

Так как это могло вызвать панику среди местного населения, полиция разыскивала и расстреливала их. ... Я в тот раз никого не убивал. Я был только сопровождающим солдатом, водителем грузовой машины и участвовал в погрузке и выгрузке евреев ... Мужчин, матерей, детей сталкивали в ямы. Причем детей убивали раньше, а потом пинками сбрасывали в ямы. Когда подъезжали следующие машины и евреи видел в могилах окровавленные тела, некоторые пытались бежать.

 

Командир истребительной команды стрелял в бежавших, а остальных ударами гнали назад в яму. ... В истребительных отрядах было много подлых садистов ... Я не стрелял вместе с другими ... Общее число убитых в этот день составило от 4 000 до 8 000 евреев ...».

 

Свидетельство Х.-О. Хазанова, сделанное на идиш, записал писатель Г. Орлянд, член Еврейского антифашистского комитета


Хаим-Оре Хазанов
Хаим-Оре Хазанов


Хаим-Оре Хазанов, религиозный еврей из поселка Климовичи (Могилевская область, Белоруссия), пережил первую нацистскую «акцию» в своем местечке – расстрел двенадцати мужчин-евреев, считавшихся наиболее «заметными» в общине. Немцы оставили его в живых, посчитав, что его профессия – Хазанов был каменщик – им нужна. Хаим-Оре Хазанов рассказывает:

 

«... Нас повели на кладбище. Нам велели рыть яму рядом со склепом на могиле климовичского цадика [хасидского религиозного лидера] ... Шейл, сын старого рабби, сказал: «Я не знаю, чем я заслужил [такую честь] быть похороненным рядом с цадиком. Красик, шорник, [сыновья которого служили в Красной Армии,] сказал: «Наши дети отомстят вам за нашу кровь». Авром-Довид Кацев, еврей 103-лет, едва мог стоять. Лопата выпала из его рук. Убийцы били его палкой. Он плакал, как ребенок в колыбели, и его плач разрывал мне сердце.


Я рыл яму и уже стоял глубоко в ней, моля о быстрой смерти, чтобы только не слышать как плачет Авром-Довид. Убийцы приказали нам подняться из ямы и построиться по четыре человека в ряд. Трижды четыре – это двенадцать. Я был тринадцатым. Я стоял один, и мне было совсем плохо. Я хотел, чтобы кто-нибудь был рядом со мной. Я боялся умирать в одиночку.


Рабби Бернштейн сказал:


– Хаим-Оре, ты прочитаешь кадиш за меня. – Рабби Бернштейн был из первых четырех...


Первые четверо стояли у края могилы и были расстреляны прямо в грудь. Мои губы были сжаты, но я сказал кадиш, посмотрел на склеп и сказал не раскрывая рта: «Йискадел ве-йискадеш».


Следующие четверо, которых убийцы поставили на краю могилы, были ремесленники, соседи с моей улицы. Я знал моих соседей всю жизнь. Я делил с ними и счастье, и горе. Сильные евреи, щедрые на песню и скупые на жалобы. Ицик, портной, был отцом моей невестки. Ицик сказал убийцам: «Не убивайте меня, я портной». «Я кузнец» - сказал Мейше-Мордхе. «Я столяр» - пробормотал Хаим Стукалов. Эти несчастные думали, что их ремесло значит для палачей то же, что оно значило для нас. Убийцы пролаяли: «Юде», «Юде», «Юде». Одно слово – и выстрел. Одно слово – и выстрел.
Рабби Бернштейн приказал мне прочесть кадиш, и я тихо прочел кадиш по 12 евреям. Окровавленные, они падали в яму, убитые и раненые вместе. Они падали в ямы голые, потому что убийцы приказали им раздеться перед смертью...


Я упал в обморок у свежевырытой могилы. Я пришел в себя от удара палкой. Мне дали лопату и велели зарыть могилу. После похорон несчастных меня нагрузили мешком с вещами и отправили в поселок, приказав явиться в штаб...»

 

Посмотреть документ

 

Свидетельство Ицхака Лифшица

 

 «...Когда я работал портным на немцев, недалеко от тюрьмы, я часто видел как группы евреев отводят в лес на расстрел. Их вели группами по сорок человек в сопровождении двадцати вооруженных убийц-литовцев.

 

Перед тем, как их забирали из тюрьмы, у них отнимали все их ценности. Мало того, этих несчастных, обреченных людей еще пытали и зверски избивали. 
Измученные и голодные, потерявшие волю к жизни, они шли к ямам, опустив головы. После того, как этих несчастных уводили в ближайший лес, начиналась автоматная стрельба, а за ней страшные крики и стоны. Несколько выстрелов – и стоны раненых и умирающих замолкали. 


Евреи, работавшие на немцев, знали заранее, что на следующий день евреев поведут на расстрел, потому что советские пленные, которых брали рыть ямы в лесу накануне, рассказывали им об этом. 


В числе убитых были 300 евреев Алитуса; остальных собрали из местечек Сейрияй, Симнас, Мяркине, Бутримонис и других маленьких местечек этого района...».

 

Геня Горнштейн-Бункас из Плунге рассказывает:


http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/10/126/843/126843606_4638534_07.jpg «В деревне Милашайчяй, в девяти километрах от Плунге, есть братская могила шестидесяти евреев – молодых и сильных мужчин. Их вели на смерть быстрым шагом, и убийц, сопровождавших их, было мало. Люди видели, как они шли; у некоторых были лопаты, чтобы рыть себе могилы.

 

Они дошли до места пешком. В последний момент, перед тем, как их должны были убить, один из них закричал, что они должны бороться за свою жизнь; пока их уничтожают, они должны забрать с собою и своих убийц. Все как один пришли в движение и набросились на убийц. Некоторые погибли сразу; другим удалось подбежать к бандитам и бороться с ними – несмотря на то, что руки у них были связаны.

 

Сквозь крики и шум слышались звуки стрельбы. Крестьянин, живший в пятидесяти метрах отсюда, слышал и видел  все, что происходило.»

 

Посмотреть документ

 

 

Источник: http://www.yadvashem.org
  • 20-12-2015, 21:48
  • Просмотров: 3874
  • Комментариев: 1
  • Рейтинг статьи:
    • 85
     (голосов: 2)

alex30ya

21 декабря 2015 11:14
Энциклопедию Катастрофы нельзя публиковать кусочками. На мой взгляд, ежедневно в sem40 должны появляться статьи о невинных жертвах и палачах. Кстати, палачей надо бы называть, если есть возможность, поименно. Ведь давно не секрет, что большинство казней евреев производили местные полицаи. Кто может поручиться, что и в наше время не найдутся местные палачи для погромов и казней? Прочь политкорректность. Исходя из этого, просто странно, что наши руководители переименовали милицию в полицию. Как-то филология не совпадает с нравственностью.
1

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список