Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Месть для своих


Только обретешь свое государство и успокоишься, как вдруг узнаёшь в местном чиновнике надсмотрщика, избивавшего тебя в концлагере, или покупаешь мороженое в Тель-Авиве у женщины, обещавшей отправить тебя в крематорий. После войны израильтяне сталкивались с десятками таких ситуаций. Всё потому, что среди пособников нацистов были и евреи.

Этой парадоксальной теме посвятил свое исследование израильский историк Итамар Левин. Книгу он назвал весьма символично: «Капо на Алленби» (капо – привилегированная категория заключенных в лагерях Третьего рейха, сотрудничавших с нацистами; Алленби – одна из центральных улиц Тель-Авива).

В 1950 году Кнессет принял закон об уголовном преследовании нацистских преступников. Отдельным пунктом в нем предусматривалось наказание и для евреев, запятнавших себя сотрудничеством с нацистами. В том же году, вскоре после того как закон вступил в силу, израильская газета «Херут» (орган одноименной партии) сообщила, что «в настоящее время в еврейском государстве проживают 120 человек, подозреваемых в сотрудничестве с нацистами и совершении преступлений против еврейского народа». Сообщалось также, что семь или восемь человек из этого числа – христиане, а остальные – евреи. «Херут» писала, что в числе подозреваемых – врач одной из клиник Хадеры и официант тельавивского кафе «Пасаз». Большинство из этих подозреваемых никогда не предстали перед судом. Кроме того, выяснилось, что многие обвинения не имели под собой реальных оснований и представляли собой попытку сведения счетов.

Тем не менее, по оценке Левина, в течение 50-х годов в Израиле было предъявлено 40 официальных обвинений против нацистских преступников. Однако документация сохранилась только по 23 из них. По ним видно, что лишь в девяти случаях были вынесены обвинительные заключения, в остальных 14 – только порицания. Левин исследовал все обнаруженные в израильских архивах судебные дела против нацистских преступников, а для полноты картины изучил также соответствующие газетные публикации. «Чиновник министерства обороны обвиняется в том, что во время войны он служил капо», – гласит один из заголовков. Обвинения против тех, кто подозревался в сотрудничестве с нацистами и, в частности, служил капо, тяжело читать даже сегодня. В судебных обвинениях фигурируют избиения, изнасилования и даже убийства.

Первым евреем, представшим перед израильским судом за сотрудничество с нацистами, стал в августе 1951-го Моше Почич. Этот человек в годы войны был заместителем руководителя еврейской полиции в гетто города Островиц в Польше. Кроме того, он руководил трудовым лагерем, построенным в окрестностях этого городка. Почича обвинили в том, что он систематически избивал обитателей гетто и лагеря и передавал их в руки нацистов. После войны Почич помогал выжившим в лагере для перемещенных лиц на территории Германии, а затем, приехав в Израиль, поступил на государственную службу. Уже в Израиле многие бывшие обитатели гетто узнавали его на улице и обвиняли в пособничестве нацистам. «Это просто позор, что вы свободно ходите здесь по улицам», – крикнул кто-то его жене. Свидетель обвинения заявил в суде, что Почич ходил по гетто, как какой-то стервятник, выдавал скрывавшихся евреев гестапо, а одну женщину даже похоронил живьем. Судьи, однако, оправдали Почича за недостаточностью улик.

Огромный резонанс вызвало в Израиле дело другой коллаборантки, Эльзы Транк, которая была старшей по бараку в лагере Биркенау, где отвечала за поддержание порядка. Она была арестована после того, как одна из выживших заключенных опознала ее в продавщице мороженого в кафе на улице Нахлат-Биньямин в Тель-Авиве. На суде свидетельницы показали, что при любом удобном случае Транк обещала «отправить их в крематорий». «Она избивала всех женщин, оказавшихся в ее власти, особенно пожилых и слабых», – отметила другая свидетельница. В свое оправдание Транк заявила, что, как и другие женщины, отбывала заключение и вынуждена была выполнять приказы немцев. Суд принял во внимание это обстоятельство и вынес Эльзе Транк сравнительно мягкое наказание: восемь месяцев лишения свободы.

О Якове Хонигмане, который служил капо в трех различных трудовых лагерях, свидетели говорили, что он «обращался с заключенными, как настоящий злодей». Против него было собрано пухлое обвинительное досье, включавшее 25 эпизодов, сопоставимое по объему с делом Адольфа Эйхмана. Свидетель Яков Нойман заявил, что работа Хонигмана «в основном сводилась к убийствам евреев». «Ни один из нацистов не наводил на меня такого ужаса, как Хонигман. Еще не появился на свет писатель, который мог бы адекватно описать все его преступления», – отметил Нойман. У Хонигмана была обтянутая кожей железная дубинка, которой он избивал заключенных, стоявших в очереди за баландой. «Он мог жестоко избить любого за малейшую провинность и останавливался лишь тогда, когда его руки обагрялись кровью», – рассказал свидетель. В итоге он был приговорен израильским судом к семи с половиной годам тюремного заключения (впоследствии этот срок был несколько снижен по апелляции. – Прим. ред.).

Единственным евреем, который мог быть приговорен израильским судом к смертной казни за пособничество нацистам, оказался Ехезкель Ингстер. Он был старшим по блоку в концентрационном лагере Гросс-Розен, расположенном на территории Германии. Его признали виновным в убийствах и злоупотреблениях, приведших к гибели заключенных. «Я видел, как он ежедневно избивал заключенных кнутом или дубинкой», – отметил один из свидетелей. В итоге Ингстер был признан виновным в преступлениях против человечества и приговорен к смертной казни. Однако Верховный суд принял его апелляцию и смягчил наказание. Впоследствии он вообще был помилован и умер вскоре после выхода на свободу.

По всей Европе в завоеванных нацистами странах специально отобранные еврейские лидеры должны были служить посредниками между нацистами и местными еврейскими общинами. Эти объединения известны как «юденраты» («еврейские советы»). К сожалению, вместо того чтобы помогать евреям, они часто становились пособниками нацистов. Бесспорно, большинство руководителей юденратов и служивших в еврейской полиции были вынуждены пойти на службу нацистам под влиянием обстоятельств. И все же их действия нельзя не назвать неприглядными. Если бы подобного сотрудничества не было, это, по крайней мере, смогло бы замедлить темпы массового геноцида евреев Европы.


Роберт Берг

Источник: http://www.jewish.ru
  • 11-01-2016, 14:23
  • Просмотров: 2570
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 17
     (голосов: 5)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список