Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Бунт в российской армии в 1998 году: дело майора Беляева

К лету 1998 года в России разразился полномасштабный социальный кризис. Рабочие перекрывали дороги, трудящиеся по полгода не получали зарплаты. Это коснулось и ельцынской армии. В июле 1998 года майор Игорь Беляев из 47-й танковой дивизии в знак протеста вывел свой танк на улицу города Новосмолино в Нижегородской области.

Блог Толкователя недавно рассказывал о том, что в 1998 году в России состоялись, как минимум, две попытки вооруженного народного восстания — в Тверской и Омской областях. В июле 1998 года на своей даче неизвестными был убит герой первой чеченской войны, генерал Лев Рохлин, готовивший, по разным данным, армейский путч, направленный против правящего в России блока либералов и олигархов.

Сейчас уже немногие помнят о том времени, но тогда в российских регионах ситуация оказалась близкой к социальной катастрофе. В Якутии задолженность работникам бюджетной сферы достигла 800 миллионов рублей (130 миллионов долларов), забастовал Симфонический театр оперы и балета республики. В Свердловской области взбунтовавшиеся рабочие захватили предприятие «Михайловский алюминий». Им четыре года платили зарплату с задержками, а если и выдавали ее, то «натурой» — алюминиевым листом.

Между тем предприятие гнало на экспорт лист и продавало на черном рынке водочную фольгу. Отряды рабочих, вооруженные косами, топорами и охотничьими ружьями изгнали с предприятия гендиректора Владимира Тишкова и вступили в столкновения с милицией.

В июне-июле шахтеры Кузбасса несколько раз перекрывали Транссибирскую магистраль. В Челябинской области шахтеры начали пикетировать резиденцию местного губернатора Петра Сумина. Они не получали зарплаты с октября 1997 года, а долги по май 1998 года им «заморозили». Кремль пообещал срочно перебросить в Челябинск 15,7 миллионов рублей на выплату зарплаты за июнь, однако денег так и не поступило. В ответ шахтеры 27 июля перекрыли Транссиб.

14 июля 1998 года строители города Буденновска в Ставропольском крае, ставшего печально известным на весь мир из-за рейда чеченских боевиков Шамиля Басаева, перекрыли автомагистраль Ставрополь-Буденновск. Строители не получали зарплату с декабря 1997 года.

В Красноярске врачи местной «скорой помощи» объявили голодовку — они потребовали выплатить зарплату хотя бы за три предыдущих месяца. В поселке Солнечном Красноярского края, где базируется ракетная часть стратегического назначения, началось стихийное восстание жен офицеров и прапорщиков — их мужьям четыре месяца не выдавали жалование. Женщины блокировали выезд смен на боевое дежурство.

В Курске и Мурманске прошли многочисленные митинги протеста и возникли палаточные лагеря. В июле прекратили частично работать люди на химическом заводе «Камтекс» в Перми — долги по зарплате достигли 7 миллионов рублей, а рабочие обратились в Госдуму с требованием объявить Борису Ельцыну импичмент. 21 июля рабочие подняли бунт на заводе горно-шахтного оборудования в Перми и взяли в заложники директора, Виктора Давыдова. Аналогичная ситуация была и на шахте «Нагорное» Приморского края — здесь шахтеры посадили под домашний арест директора Виктора Трухина. Горняки не получали зарплаты с ноября 1997 года.

Кризис не обошел стороной и армию. Ельцынское правительство практически перестало с начала 1998 года платить жалование и выдавать довольствие военнослужащим. Однако массового протеста долгое время не было. Как показали дальнейшие события, российская армия оказалась не в состоянии защитить не то чтобы интересы народа, попавшего под управление либералов и олигархов, но даже и свои собственные.

Кульминацией недовольства военных стал поступок майора Игоря Беляева из 47-й гвардейской танковой дивизии (47-я гвардейская танковая Нижнеднепровская Краснознаменная ордена Богдана Хмельницкого дивизия). Эта дивизия до начала 1994 года базировалась в немецком городе Хиллерслебен,а затем была переведена в военный городок Новосмолино Нижегородской области. В 1995-1996 годах солдаты и офицеры этой дивизии принимали участие в первой чеченской войне (в частности, в составе 245-го мотострелкового полка), но к 1998 году дивизия, подчинявшаяся командованию 22-й армии, была кадрирована, а в ней осталось менее четверти офицеров, служивших еще в Германии.

27 июля 1998 года 33-летний майор Игорь Беляев, бывший ветераном первой чеченской войны, вывел из ангара танк Т-80 и выехал на нем на центральную площадь Новосмолино. Как объяснял позднее в интервью газете «Труд» свой поступок офицер, ни о каком свержении «антинародного» правительства он не думал, а лишь хотел выбить задолженность по зарплате.

 Просто я понял, что так дальше жить нельзя. Ведь до чего дошло — офицеры занимали деньги на хлеб у пенсионеров. Отпускные им не выплачивали. Сейчас стало чуть-чуть лучше, но скажите, как прожить на мою зарплату — 1073 рубля? — заявил он.

Узнав о появившемся в городе танке «мятежников», гражданская администрация Новосмолино испарилась в неизвестном направлении. Руководство УВД послало на площадь два наряда милиционеров, которые вместо того, чтобы попытаться арестовать бунтующего майора, стали угощать его сигаретами. Сам танк стал эпицентром митинга протеста, на который сошлись жены военнослужащих местного гарнизона. Милицейское начальство сочло за лучшее также ретироваться в неизвестном направлении.

О событиях в Новосмолино узнали журналисты телеканала НТВ, которые оперативно отсняли репортаж о происходящем. Так вся страна увидела круглолицего и красного от загара офицера в танкистском шлеме, которые сидел на броне, щурился на солнце и что-то нечленораздельное изрекал про «так жить нельзя». Напуганное командование 22-й армии пригнало на площадь еще один танк, однако митингующие восприняли это как поддержку Беляева, и на площадь начали стекаться сотни людей.

Фактически, Новосмолино на несколько часов стало первым в России и единственным населенным пунктом, освобожденным от «оккупационного» режима либералов и олигархов (в терминологии коммуно-патриотов того времени). И лишь в результате переговоров с руководством 22-й армии Беляев согласился увести свой танк обратно в парк боевой техники. Емельяна Пугачева из него не вышло, хотя абсолютное большинство офицеров гарнизона поддержало, по сведениям спецслужб, его поступок. Им не выплачивали зарплаты с апреля 1998 года.

В результате против бунтовщика не было возбуждено уголовное дело, и хотя ему не вернули задолженность в 4000 рублей, с ним заключили очередной контракт на три года и не отобрали даже жилищный сертификат. Благодаря ему в 1999 году майор получил двухкомнатную квартиру в военном городке. А офицерам 47-й танковой дивизии государство стало платить их скромные зарплаты.

Писк социального протеста российских офицеров всерьез напугал Кремль. Тем более, что у Беляева нашлись и последователи, правда, менее удачливые. Уже 10 августа экс-командир тыловой роты Таманской дивизии капитан Леонид Колесников, который находился в стадии увольнения и с мая не мог получить 1300 рублей «выходного» пособия за санаторное лечение, выпив для храбрости водки, с топором напал на начальника финотдела дивизии.

Лишь благодаря помощи командира дежурной роты удалось скрутить бунтовщика и отправить его на гауптвахту.

— Жаль, что я взял с собой только топор,— надо было на танке сюда приехать, как Игорь Беляев. Тогда бы вы все у меня поплясали! — кричал им в отместку нетрезвый капитан.

При Ельцыне режим либералов и олигархов считал советско-российскую армию, офицерский корпус которой состоял из полукрестьян и мещан, склонных к алкоголизму, воровству и кумовству, неспособной к любым формам социального протеста. Отчасти такое представление было оправданным и армия нисколько не помогла народу в свержении «оккупационного» правительства. В этом, кстати, Кремлю немало содействовала также и сервильная КПРФ, возглавляемая Геннадием Зюгановым. Летом 1998 года зюгановцы сделали все возможное, чтобы торпедировать и дезорганизовать народный протест в российских регионах.

Тем не менее, к концу лета 1998 года угроза волнений в армии и в хинтерланде стала более чем серьезной.

Волну народного недовольства Кремль пытался сбить сменой правительства, а затем и союзом между олигархами и либералами с кегебистами, а также второй войной в Чечне. К 1999 году власти начали стараться гасить все вспышки недовольства перечислением денег, а уже в годы нефтяного бума, пришедшихся на правление Владимира Владимировича Путина I, режим перестал задерживать серьезно жалование военнослужащим.

Сейчас обещания Кремля перечислить на «оборону» все новые миллиарды рублей стали стандартной практикой правящего тандема, который одновременно с этим проводит все последнее десятилетие масштабные чистки в армии. Ведь с сотнями майоров Беляевых на танках не справятся ни ОМОН, ни даже чеченская гвардия Владимира Путина I

http://ttolk.ru/wp-content/uploads/2011/05/putin_army.jpg

 

Вооружённые восстания в России в 1998-99 годах

13.05.2011

В конце 90-х годов режим в России стоял на краю пропасти, куда его могло сбросить вооруженное восстание народа. Собственно, два неудачных восстания даже состоялись в Тверской и Омской областях. Именно страх либеральной элиты перед народным бунтом стал одной из причин передачи Ельцыным трона подполковнику ФСБ Путину.

Уже к 1997 году политика правящего тогда тандема либералов и олигархов (впрочем, скорее это был единый клубок) начала вызывать активное народное противодействие. Шахтёры под тайным предводительством Бориса Березовского начали перекрывать железнодорожные пути. Их примеру следовали и другие рабочие. В 1997 году в Красноярске, например, во время волнений на военном машиностроительном заводе сотни рабочих-ракетостроителей на несколько часов перекрыли главную автомагистраль города. Точно такая же акция произошла и в Волгограде, где рабочие-металлурги завода «Красный Октябрь», в течение 7 месяцев не получавшие зарплаты, перекрыли главную магистраль и другие улицы города, практически полностью парализовав здесь движение транспорта. К металлургам присоединились рабочие тракторного завода и завода «Баррикады». А в Карелии в течение 7 часов блокировали движение на автомагистрали Санкт-Петербург – Мурманск месяцами не получающие зарплату врачи и учителя. И таких случаев тогда было очень много.

В том же 1997-м и начале 1998-го наступил звёздный час генерала Льва Рохлина. В июне-июле 1998-го он планировал устроить военный переворот в стране. Под его знамёна готовы тогда были встать несколько армейских дивизий. Полковник Николай Баталов, соратник Рохлина, позднее говорил, что войска СКВО, а также Таманская и Кантемировская дивизии МВО готовы были к выдвижению в центр Москвы. Подвели свои же армейские контрразведчики: на 3-й кольцевой (бетонке) они установили 36 блокпостов. Офицеры, прошедшие Афганистан и Чечню, не хотели крови соотечественников. Поход на Москву не состоялся. 3 июля 1998 года Рохлин при загадочных обстоятельствах был убит на своей даче. Это преступление до сих пор не раскрыто.

Чуть позднее в России должны были состояться ещё два вооружённых восстания, но гораздо меньшего масштаба, чем рохлинское.

Движущей силой обоих неудавшихся восстаний была мелкая буржуазия и военные. Своими союзниками они видели в первую очередь деклассированные элементы и крестьянство, а потом – рабочих. В общем, полная копия классических революций аграрно-индустриальных обществ (от 1917 года в России и 1918 года в Турции, до 1911-18 годов в Мексике).

В августе 1998 года в посёлке Муромцево Омской области (население 11 тыс. человек) появился член Союза офицеров, защитник Белого дома в октябре 1993 года, 40-летний майор в отставке Андрей Сергеевич Мандрик (впрочем, звание майора ему присвоил «президент на час» Руцкой, а ельцынское звание у него было старший лейтенант).

Несмотря на участие в мятеже 1993-го, ему удалось вернуться в армию: по контракту его взяли в Омский батальон железнодорожных войск, откуда через пару лет уволили за экстремистскую пропаганду. В 1998 году он работал бригадиром охранников садоводческого товарищества в Турмаклы (Омская область).

Под его руководством в четырех километрах от Муромцево в течение месяца колхозниками (в основном это были алкоголики – какие еще мужики могут быть в современной деревне) были выкопаны окопы, устроен блиндаж. В октябре осматривать укрепления прибыл некий полковник из Москвы (по слухам, это был один из соратников уже мёртвого к тому времени Рохлина), после чего работы были перенесены вглубь тайги, в район деревни Черемшанка, — там также построили блиндаж, окопы, казармы. В начале декабря 1998 года Мандрик в Омске дал указание своему помощнику (имя его неизвестно) собрать крестьян, умеющих водить бэтээры (были у повстанцев и три бэтээра – они купили их у военных за несколько ящиков водки). Около двадцати колхозников под руководством Мандрика прибыли 11 декабря на окраину Омска, где и заночевали. На следующий день был изложен план восстания: захватываем военный склад, оружие, грузим на бэтээры, после чего делаем маршбросок на Муромцево и захватываем его, собираем людей на митинг, поднимаем народ против власти и идём снова на Омск, затем — на Москву.

Русское пьянство спасло тогда режим в Омске (теперь становится понятным, почему власти не предпринимают никаких мер по прекращению спаивания народа – «так спокойнее будет»). Вернувшись на «базу», Мандрик застал весь отряд поголовно пьяным. Как рассказали крестьяне, он стал на них орать, мол, нам сейчас склады с оружием брать, а вы тут лыка не вяжете, нам технику подгонять, оружие в неё грузить, а вы на ногах не стоите, нам в Муромцево с боями пробиваться, власть брать, а вы.

Колхозники обиделись и отказались брать власть. («Если бы не орал, мы бы, может, и послушались его и все бы сделали», – признался один из участников «операции».) Тем более, как они пояснили, кончилась водка. Мандрик вручил каждому из них по 45 рублей на билет до колхоза и распустил отряд.

Из показаний жителей деревни Турмакла, данных следователю ФСБ в декабре 1998 года, дело обстояло так: «Приехали в Омск, поселились на какой-то даче. Говорилось о том, чтобы разделиться на две группы. Одни пойдут брать склады с оружием, другие захватят и подгонят технику, чтобы оружие погрузить и вывезти. Охраняют объекты божьи одуванчики – бабки из ВОХРы, справимся. Затем, в объезд Омска, возвращаемся в райцентр Муромцево, берём милицию, администрацию района, узел связи. Меняем власть, меняем председателей сельсоветов, объявляем мобилизацию всех мужчин от 18 до 55 лет, вооружаем и идем на Омск. В городе всё схвачено, нас поддержат».

Мандрик тогда сбежал из Омска в Москву, где снова развернул подпольную деятельность по подготовке восстания – теперь уже в столице. В конце 1999 года, когда он уже был пойман ФСБ, Мандрик в записке на имя главы охранки В.В.Путина так описывал свой московский период: «В период с февраля по июнь 1999 года был создан Народно-патриотический фронт России – чтобы объединить всех патриотов России и осуществить вооруженное восстание. Было отпечатано 8000 листовок, начинающихся словами: «Товарищи! В России произошло вооруженное восстание народа», проведена работа с единомышленниками в городах страны, нарисованы карты предстоящих операций, где стрелками обозначены направления движения революционных масс из регионов на Москву».

Мандрику грозило 20 лет тюрьмы, но после 6 месяцев СИЗО, 4 месяцев психушки и 1,5 лет процесса он получил всего 1 год, и тут же, в зале суда был амнистирован. Видимо, его спасло то, что психиатрами он был признан «психопатической личностью параноидального круга, склонной к немотивированным словам и поступкам».

Отчасти его психический склад был сформирован бабаджистами, одним из течений индуизма. 

Летом 1992 года в Омск прибыла ученица йога Бабаджи, подданная Германии Раджни (Расма Розитис). Она получила задание найти на сибирских просторах и возродить храм Ханумана, который по представлениям бабаджитов в предыдущем Золотом веке был духовным центром мира. Поиски привели её в деревню Окунево, окрестности которой и были признаны территорией, где некогда располагался храм. Несколько лет Раджни прожила в деревне, ежедневно проводя ведические и йогические ритуалы. Вокруг стали собираться местные жители, появились поклонники различных мистических учений и медитативных техник, уфологи не только из Омска, но также из Москвы, других городов России, из-за рубежа. Сложилась бабаджитская коммуна, официально зарегистрированная как религиозная община «Омкар Шива Дхам».

«Для своего ашрама бабаджиты купили несколько изб, одеваются в индийские одежды, поют гимны. Поставили жертвенник в виде чаши, на которой вылеплены женский и мужской детородные органы. На жертвенник возлагают фрукты, овощи», — так описывало местное ФСБ практику бабаджиистов в Омской области. Проникся их учением и Мандрик, которому стало казаться, что он является реинкарнацией другого «защитника простого народа» Емельяна Пугачёва.

После окончания судебного процесса Мандрик пошёл работать водителем «маршрутки». Но его мирный труд продолжался недолго – в 2004 году Мандрика нашли задушенным в собственной квартире. Убийцы повстанца так и не найдены до сих пор.

Тогда же, в 1998 году в Вышнем Волочке вооружённый переворот собиралась совершить группа «православных боевиков» Сысоева-Харламова. Сысоев был по тем временам успешным бизнесменом средней руки – он имел трактир и лесопилку. Однако он в середине 90-х «заразился» православным фундаментализмом. Ездил по святым местам, выискивал везде «врагов Христа». В итоге к 1998 году он пришёл к выводу, что власть в России устроена несправедливо, и он чувствует в себе силы возглавить «правильное правительство» страны.

В отличие от Мандрика, Сысоев оставил записки своей жизни и её повстанческого периода. Свой план свержения режима он описывад так:

«Вооружённый мятеж должен был протекать по заранее разработанному плану. Захватив оружие, мы намеревались освободить заключённых КПЗ, — это где-то около 70 человек и силой принудить их участвовать в погроме здания ФСБ, в котором тоже находилось немало оружия. Одновременно надо было начать погром и поджёг зданий суда, МРЭО ГАИ, уличных торговых точек и магазинов, принадлежащих бандитам и одиозным фигурам города.

Мы не без основания полагали, что население города не останется в стороне от проводимой экспроприации. На первых порах в ночной суете власти просто не смогли бы разобраться в сути происходящего и поддались бы общей панике. Во время неразберихи планировалось собрать осведомлённый костяк мятежа и, вооружив их, уже действовать согласованно из одного штаба.

Штаб можно было бы разместить в той же милиции или в здании областной администрации. Далее требовалось перекрытие трассы Москва — Санкт-Петербург и дать бой прибывающим из Твери частям ОМОНа, которые на лицо не видели бы перед собой конкретного противника, что осложнило бы для них ведение боевых действий.

Вот примерный перечень планируемых действий:

1. Выступление по местному радио и телевидению с разъяснением целей и задач восстания.

2. Добровольно-принудительное формирование боевых дружин и отрядов.

3. Национализация топлива и продовольствия, конфискация междугороднего автотранспорта и грузов перевозимых на нём для нужд восстания.

4. Захват оружейных складов.

5. Публичные казни коррумпированных чиновников, бандитов, сутенёров и связанных с ними работников милиции.

6. Выселение и отправка на родину азербайджанских мигрантов.

7. Создание мобильных мелких боевых групп для быстрого распространения восстания на соседние территории.

Все эти планы носили конкретно — абстрактный характер и служили скорее руководством к действию в случае их удачного развития на начальном этапе. Из-за недостатка твёрдо-убеждённых готовых к бою людей мятеж мог сам прекратиться или быть подавлен на любой стадии. Однако в таком случае был важен не его успех, а сам прецедент вооружённого выступления против власти, служащий поднятию национально-религиозного самосознания русского народа и раскачивающий ситуацию, при которой стали бы не возможны демократические формы правления государством.

 

Источник: http://ttolk.ru
  • 29-08-2016, 07:28
  • Просмотров: 2976
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 34
     (голосов: 3)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список