Все новости


























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

ТАЙНЫЙ УГОВОР

http://turist100.ru/photo/6/drevnost_ieroglify_peschera_kamni_korni_les_tayna_1920x1080.jpgМальчишки всегда остаются мальчишками, даже если потом из них вырастают праведники. У рабби Аарона­ Лейба из Премышлян был сын по имени Меир. Каждый четверг он обходил хозяев мастерских и лавок, собирая у них деньги на цдаку, а потом раздавал медяки бедня­кам, чтобы они смогли купить что­-нибудь вкусное на субботу.

Однажды мальчик зашел к мяснику, которого звали Шимон, и попросил у него копейку. Почему-­то дернуло мясника ответить ему так:

– Меирке, я дам тебе даже две копейки, если ты мне скажешь про того быка – кошерный* он или нет…

Лавка мясника была прямо на рынке, куда крестьяне приво­дили скот на продажу. Мясник покупал у них быка или корову, вел к шойхету, и тот делал шхиту, то есть резал так, как положено по еврейскому закону. Потом мясник разделывал тушу и прода­ вал мясо по частям. Но если при разделке оказывалось, что бык болен – например, с порванным легким или дыркой в желудке, то такое мясо считалось треф: оно запрещено евреям в пищу, и мясник вынужден за бесценок продавать его гоям. Понятно, что все мясники дрожали при слове «треф». Никому не хотелось нести убыток…

Я думаю, что у Шимона в ту пору была полоса невезения. Ина­ че чего бы он стал отпускать такие грустные шутки. Но дети не всегда понимают шутки взрослых. Поэтому Меир ответил вполне серьезно:

-Две копейки – это мало. Плати десять, тогда скажу…

Мясник почесал в затылке. Эх, была – не была… Десять копеек исчезли в кармане Меира. Он подошел к быку, взглянул на него строго, как доктор, и сказал:

-Кошер.

Шимон быстро спросил:

-А тот?

Мальчик улыбнулся:

-Давай еще десять копеек…

Шимон ахнул: «Ну, Меирке…» А что за «ну» – не стал объяснять и молча полез в кошелек.

Меир получил деньги, взглянул на быка и сказал так же ко­ ротко:

-Треф.

Шимон решил: хорошего понемножку. Он и так потратил сегод­ня на бедных больше, чем за целый месяц. Мальчик отправился по своим делам, а мясник купил первого быка… Он оказался ко­шерным. Ничего удивительного, бывает. Но второй бык, которого купил другой еврей, действительно был трефным. Шимон покачал головой: «Ну, Меирке…» А что за «ну» – опять не стал объяснять. Ко­ нечно, хорошо бы разобраться, откуда у мальчишки такой необык­новенный дар. Меир был сыном известного праведника, может, от этого?

В следующий четверг, когда Меир вновь отправился собирать цдаку, мясник сам выбежал к нему навстречу. Глаза Шимона све­ тились от любви к детям, он горел от нетерпения снабдить всех евреев кашерным мясом. Поэтому, оглянувшись по сторонам, он прошептал:

-Слушай, Меирке… Я дам тебе двадцать копеек, если ты ска­жешь мне про всех быков, которых привели сегодня на рынок: где кошер, а где треф…

Мальчик подумал и сказал:

-Это слишком дешево. Десять копеек с головы, тогда скажу.

Мясник вздохнул и согласился. И вот они пошли вдоль телег, к которым были привязаны быки и коровы. Меир говорил:

-Кошер. Треф. Кошер…

Телята нюхали воздух черными ноздрями, их хозяева пускали дым из трубок и равнодушно смотрели, как жиденок что­то шеп­чет. Знали бы они!

Меир был очень доволен. Если честно, он немного ленился раньше тратить полдня на сбор цдаки. А теперь пройдешься разок мимо коров – нужная сумма в кармане. Раздал деньги беднякам и вприпрыжку домой, чтобы, забыв обо всем, погрузиться в чтение Торы.

Мясник Шимон тоже был доволен. Неделя за неделей – сплош­ной доход, никаких убытков. А вот другие мясники совсем повеси­ ли нос. Разве это справедливо: у Шимона – кошер, а у них – треф. У Шимона деньги в кошелек, а у них в обратном направлении…

Мясники решили, что здесь что-­то нечисто. Может, Шимон подкупил шойхета, и тот нарочно находит в этих быках недостат­ ки, которых нет на самом деле? Но шойхет, выслушав их упреки и подозрения, покраснел от обиды:

– Болтать каждый может! А вы загляните в кишки своим бы­ кам: то дырка, то гвоздь проглоченный. А у Шимона – сплошной кошер. Разве я виноват, что ему везет?

Тогда решили мясники получше приглядеться к Шимону. Мо­жет, он учит Тору после молитвы, а не спешит домой отведать чаю с бубликами? Тогда они тоже не будут спешить. А может, он дает на бедных рубль, а не копейку? Тогда они тоже будут давать, куда ж деваться…

В общем, Шимон оказался под наблюдением. Куда бы он ни дви­нулся, вокруг него сновали мясники. Один несет худой башмак к сапожнику, другой провожает сынишку в хедер. А глаза глядят, вовсю глядят…

И углядели. Было замечено, что по четвергам Шимон и Меирке осматривают коровий взвод. Мясник тычет пальцем в каждое жи­ вотное, а мальчик что­то шепчет. Ага!

Найдя удобную минуту, мясники окружили мальчика и сказа­ ли сладко, как только могли:

-Ах, Меирке, Меирке! Помолись за нас, как ты молишься за Шимона. И сделай для нас то, что ты сделал для него…

Мальчик сказал:

-Ничего не сделаю, пока не заплатите десять копеек за каждую голову…

Тут все вышло наружу. Не уверен, что мясники говорили с Шимоном так же сладко, как с Меирке. Возможно, несколько пу­говиц отлетело у него с кафтана. Возможно, бока горели от дру­жеских тычков. Но закончилось дело мирно. Порешили, что от­ ныне они сообща будут платить деньги Меиру и по очереди поку­пать кошерных быков. Все были счастливы. Но счастье длилось недолго.

Учитель мальчика узнал о его уговоре с мясниками и начал бе­седу с таких слов:

-Ах ты, такой­сякой!..

А дальше он объяснил мальчику, что скучно жить в мире, где все известно заранее, и где еврею не нужно рисковать, чтобы отде­ лить свет от тьмы, кошерное от трефного. Кстати, ничего плохого, если кто­то прогуляется по городку взад-­вперед, собирая цдаку по копейке. Ноги молодые, а пробежаться вдогонку за мицвой по­лезно…

Фирму по проверке кошера пришлось закрыть. Когда мальчик проходил по рынку, быки, коровы и телята кивали ему, словно приглашая познакомиться. Но Меирке, от греха подальше, пово­рачивал голову в другую сторону.

Делать нечего, взрослых надо слушать.

*Кошерный – от ивр. кашер – разрешенный к употреблению.

Источник: http://www.sem40.ru
  • 26-11-2016, 21:34
  • Просмотров: 2132
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • Efim Mokov Германия
  • Mikhail German США
  • ILYA TULCHINSKY США
  • Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список