Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

СТЕФАН ФОН ГАДЕН

Считается, что жизнь среднестатистического обывателя эпохи Ренессанса была довольно однообразной и скучной. Поездка в соседний город на ярмарку — событие, более дальнее путешествие, километров эдак на 100, а то и на все 150, - мега-приключение, делящее жизнь на «до» и «после». Размеренный ритм, правда, постоянно нарушали войны и регулярные татарские набеги, но это воспринималось философски, как неизбежное зло.

Жизнь и смерть личного царского врача Стефана фон Гадена (он же Данила Иевлев (Евлевич), Данила Ильин, Данило Жидовинов, Данила Фунгаданов) полностью опровергает расхожее заблуждение о скучной эпохе. Приключений и неожиданных поворотов в его биографии хватило бы на дюжину голливудских блокбастеров и десяток авантюрных романов в придачу. Что вдвойне удивительно, учитывая его абсолютно мирную профессию — врач.

 

Сатанов, историческая часть местечка. Внизу — средневековые врата города, на холме — оборонная синагога XVI века.

 

С героем публикации автор «познакомился» работая над книгой о Сатанове — очень красивом и живописном подольскому местечке с насыщенной историей и множеством уникальных достопримечательностей. В древности это был один из значимых центров еврейской жизни Европы, а в XVIII веке местечко стало своеобразной столицей евреев Подолья.

 

Все началось с подготовки главы, посвященной Станиславу Пацу — знаменитому польскому врачу, ученому, масону и путешественнику. Пац, в свое время, умудрился побывать даже в Египте, что тогда было сопоставимо с сегодняшним полетом в космос. Известен он прежде всего тем, что служил лейб-медиком (личным врачом) Станислава Августа Понятовского - последнего короля Речи Посполитой. После отречения патрона от короны, безработный 92-летний медикус осел в Сатанове, где прожил еще 31 (!) год и умер в почтенном 123-летнем возрасте! Местная легенда утверждает, что где-то под его домом в тайной подземной комнате до сих пор хранится рецепт эликсира долголетия.

Тогда же и выяснилось, что Пац был не единственным «монаршим» врачом, чья жизнь связана с Сатановым.

 

Стефан фон Гаден родился в городе Бреслау (сейчас — Вроцлав) в семье врача. Честолюбивый юноша, жаждущий сделать карьеру медика здесь впервые официально меняет веру и становится номинальным лютеранином. Причина проста — образование плотно контролировала церковь, и иудею путь к студенческой скамье был закрыт. Вскоре он переезжает во Львов, где помимо домашнего медобразования получает официальное в братской школе-коллегиуме (имела статус чуть ниже университета). Школой опекались иезуиты, и чтобы получить образование Стефан становится католиком.

 

 

Свежеиспеченный медикус тут же попадает на воинскую службу. Добровольно, или добровольно-принудительно — не ясно.

В это время вспыхнуло восстание под руководством Богдана Хмельницкого. Коронный гетман (по-нашему - министр обороны) Николай Потоцкий тогда не очень серьезно оценил силы противника и посчитав, что королевские жолнежи без особых усилий разгонят взбунтовавшихся холопов по домам. За легкой, как мнилось, победой он отправил своего 26-летнего сына Стефана. «Иди, и пусть история напишет тебе славу», сказал он, провожая в поход своего отпрыска.

 

Увы, славы Стефан Потоцкий так и не добыл. Объединенное казацко-татарское войско (крымцев возглавлял перекопский мурза Тугай-бей) в битве под Желтыми Водами на голову разбили королевское войско. В плен к татарам попали более 3 тысяч поляков в том числе и войсковый лекарь Стефан фон Гаден.

У татар ценность пленника оценивалась по двум критериям:

1. Сколько за него можно получить выкупа от родных.

2. За сколько его можно продать в рабство.

 

Первый пункт отпадал полностью. Выкупиться фон Гадену не светило. А вот пленный врач — товар редкий и ценный. Лекаря продали туркам в Константинополь. Среди осман он не задержался. Хозяин посчитал, что бежать рабу некуда, поэтому не особенно ограничивал его передвижение. Тем более, что у Стефана была железобетонное оправдание для постоянных отлучек — закупка ингредиентов для изготовления лекарств. Во время одного из таких походов на рынок он познакомился с еврейским купцом. Ну, вы понимаете — два еврея всегда договорятся.

 

Константинополь. Гравюра Эберхарда Кизера 1623 г.

 

На корабле соплеменника беглец добирался до берегов современной Румынии, а оттуда через Валахию и Буковину - в Каменец-Подольский (ориентировочно это случилось в 1652 или 1653 гг), где некоторое время опять становится военным лекарем и лечит жовниров получивших ранения в боях с казаками Хмельницкого.

 

Каменец-Подольский

 

20 (10) июня 1653 под Городком (сегодня одноименный райцетр Хмельницкой обл.) казаки взбунтовались против гетмана и старшины. В итоге Хмельницкий был вынужден отойти под Белую Церковь. На Подолье пришел долгожданный мир. Прятаться за высокими стенами Каменца нужды уже не было, и Стефан фон Гаден перебрался в упомянутый в самом начале публикации Сатанов.

 

В Сатанове фон Гаден нашел свою вторую половину

 

 

Здесь он встретил свою любовь и вскоре женился. К сожалению, кем была его супруга, и даже как ее звали — неизвестно. Упомянуто лишь, что была она с уважаемой еврейской семьи.

 

Вы будете смеяться, но с Сатанова молодожены перебираются в ...Чертков (да-да, топонимы в этой части Подолья еще те!). Каких-либо особых подвигов и приключений фон Гаден больше не планировал. Ему одной «турпоездки» на курорты Турции хватило с головой. Планы были просты — лечить людей да нарожать детишек полон дом.

 

Но афоризм: «Хочешь насмешить Б-га, - расскажи Ему о своих планах», - придумали не на пустом месте. Осенью 1655 г Хмельницкий с союзными ему московскими войсками во главе с боярином Василием Бутурлиным возвращается на Подолье. Захватив Гусятин, казаки и московиты подходят под стены Черткова. После 4-х дней осады город пал. Фон Гаден попадает в «полу-плен» к Бутурлину. Статуса официального пленника он не имел, но и от настоятельного (с ненавязчивым тыканьем бердышами пониже спины) предложения поработать врачом при московском войске отказаться было проблематично.

 

 

Стефан фон Гаден вместе с женой перебирается в Киев, где тогда действовал полковой госпиталь для стрельцов Бутурлина. Там он поставил на ноги около полутораста раненых. Сегодня по этому поводу многие скажут: «Всего-то?». Но говорить «Фи...» здесь может только человек, не имеющий ни малейшего понятия о печальных реалиях медицины середины XVII века. Напомним, - до изобретения антибиотиков оставалось еще три столетия, до понятия «антисептика» - два... Любое, более-менее серьезное ранение почти неизбежно вело к мучительной смерти от сепсиса или гангрены.

 

В киевский период своей жизни фон Гаден знакомится с боярином Артамоном Матвеевым — близким другом своего непосредственного начальника Василия Бутурлина. Матвеев был едва ли не самым образованным и передовым человеком в Московском царстве и одним из первых российских «западников». В конце царствования Алексея Михайловича «Тишайшего» упомянутый Матвеев «великого государя ближний боярин» даже возглавил царское правительство. Задолго до царя Петра он понял всю отсталость традиционного московитского общества и всеми силами старался привить в «Третьем Риме» заморские новинки. Боярин, в частности, собрал огромную библиотеку, организовал первый в Московском царстве театр, создал Посольском приказе типографию. Не чурался и медицины. Усилиями Матвеева была организована первая в Москве общественная аптека. Он то в 1657 г. и сманил лекаря в Москву.

 

Перебравшись в Москву, Стефан фон Гаден был вынужден перейти в православие, став в крещении Данилой. Есть немало прямых и косвенных свидетельств, что в реальности он так и остался иудеем, а принятие православия, как ранее лютеранства и католичества стало сугубо публичным актом. В то время это была довольно распространенная практика среди европейских евреев.

Здание Аптекарского приказа

 

Свою московскую карьеру Данила Жидовин начал с «цирюльника» - самой низшей должности в Аптекарском приказе (аналог нынешнего Минздрава). К стрижке и брадобрейству аптекарские «цирюльники» отношения не имели. Они «отворяли кровь», ставили клизмы, делали перевязки, оказывали первую помощь. Это был аналог нынешнего фельдшера. За десять лет работы в приказе Стефан-Данила сделал пусть и не стремительную, но довольно успешную карьеру.

 

Уже в 1667 г. он дослужился до личного «под-доктора» (заместителем лейб-медика), а в 1672 г - личного доктора (лейб-медика) царя Алексея Михайловича. В это же время он становится самым популярным врачом в Москве и лечит самых богатых и влиятельных бояр и купцов.

Не исключено, что своим взлетом и успехом фон Гаден, кроме знаний и таланта, обязан прямой протекции своего старого друга и знакомого Артамона Матвеева. Уж очень красноречивое совпадение - в 1672 г. этот боярин возглавляет Аптекарский приказ и в том же самом году его подопечный становится лейб-медиком.

 

Царю служба лейб-медика пришлось по душе. Лекарь осыпается дорогими подарками и прочими милостями. Например, его супруге монарх жалует соболиную накидку. Подарок не только очень дорогой, но и статусный. Соболей тогда имели право носить только монархи, или пожалованные таковыми «с царского плеча».

 

В это время фон Гаден также близко сошелся с царицей — Натальей Кирилловной Нарышкиной, матерью будущего царя Петра Алексеевича, а после первого русского императора Петра I. Врач становится одним из ближайших людей в окружении царицы.

О том, насколько лекарь был близок к царской чете говорит тот факт, что ему, в качестве исключения, милостиво разрешили съездить в гости к родителям в Речь Посполитую. Напомним, на то время Московия была очень закрытым государством. Даже для путешествия между городами нужно было выписывать специальную подорожнюю. Разрешение на поездку к родителям «в иноземщину» было сродни разрешения на поездку к тетушке в США во времена Сталина.

 

Позже царь даже разрешил своему лекарю перевезти в Москву всю родню. Стефан фон Гаден перетащил в столицу царства не только всех ближних и дальних родственников, но и кучу знакомых и даже незнакомых. Благодаря его протекции в Москве впервые сформировалась солидная еврейская община. По словам Сэмюэля Коллинза, с 1659 по 1666 годы служившего лейб-медиком при дворе царя Алексея Михайловича: «...евреи с недавнего времени очень размножились в Москве и при дворе, пользуясь покровительством придворного лекаря из евреев»

 

Цари Алексей Михайлович (слева) и Федор Алексеевич (справа)

 

После смерти Алексея Михайловича на престол сел его сын Федор III Алексеевич. К нему «по наследству» перешел и лейб-медик предыдущего монарха. Хороший врач новому царю был жизненно необходим. Царь Федор, как и все сыновья Алексея Михайловича от Марии Милославской, был слабым, болезненным, и с детства страдал от цинги. Федор Алексеевич высоко ценил своего врача и тоже одаривал его милостями.

 

Не смотря на все старания медиков, болезненный монарх долго не протянул и 27 апреля 1682 года в возрасте 20 лет юный монарх скончался, что самое печальное не сделав распоряжения относительно престолонаследия (своими детьми он обзавестись не успел). Впрочем, может такое распоряжение и было, но слишком многим было выгодно, чтобы об этом документе все забыли.

 

В то время у трона грызлись за власть два могучих клана: Милославские - родственники Марии Ильиничны Милославской, первой супруги царя Алексея Михайловича, и Нарышкины — родственники второй жены царя Натальи Кирилловны Нарышкиной. Милославские хотели посадить на трон старшего (тоже болезненного) сына «Тишайшего» Ивана, а Нарышкины — младшего Петра. Сначала победили первые.

Заручившись поддержкой патриарха Иоакима, Нарышкины 27 апреля (7 мая) 1682 года возвели на престол малолетнего Петра. Вызванный из почетной ссылки боярин Артамон Матвеев, был объявлен «великим опекуном». Но победа была недолгой.

 

Стрелецкий бунт 1682. Картина Н. Дмитриева-Оренбургского, 1862. (Царица Наталья Кирилловна показывает стрельцам, что царевич Иван невредим). В Синем кафтане слева — боярин А.Матвеев.

 

Милославские в отместку инспирировали стрелецкий бунт, объявив, что Нарышкины руками царского лекаря сначала отравили царя Федора, а после еще и удушили царевича Ивана. Наталья Кирилловна, надеясь успокоить толпу, в окружении патриарха и бояр вывела Петра с братом Иваном на Красное крыльцо. Мол, смотрите, жив царевич Иван, ничего с ним не случилось. Однако это не помогло. Бунтовщики зверски убили бояр Артамона Матвеева и Михаила Долгорукова, потом и других сторонники царицы Натальи, в том числе ее братьев Нарышкиных.

 

Вот как это описано в знаменитом романе Алексея Толстого «Петр первый»:

- Бей Матвеева, - закричали они.

- Любо, любо, - заревела толпа.

 Овсей Ржов насел сзади на Матвеева. Царица взмахнула рукавами, прильнула к Артамону Сергеевичу. Царевич Иван, отпихнутый, упал и заплакал. Круглое лицо Петра исказилось, перекосилось, он вцепился обеими

руками в пегую бороду Матвеева...

- Оттаскивай, не бойся, рви его, - кричали стрельцы, подняв копья, - кидай нам!

Оттащили царицу, отшвырнули Петра, как котенка. Огромное тело Матвеева с разинутым ртом высоко вдруг поднялось, растопыря ноги, и перевалилось на уставленные копья.

 

В итоге малолетние братья Иван и Петр стали соцарями, а лидер «фракции» Милославских - царевна Софья стала при них регентшей, а фактически — полноправной царицей Московии.

 

«Врач-отравитель» Стефан фон Гаден ненадолго пережил своего друга покровителя боярина Матвеева. Несколько дней он прятался в «Немецкой слободе» на Кукуе, а после был схвачен стрельцами.

Лекарю предъявили обвинение в отравление царя Федора III Алексеевича. Мол, гнусный убийца по наущению своего друга и покровителя боярина Матвеева, коварно подсунул помазаннику отравленное яблоко. Сделал он это, по версии обвинителей, с особо изощренным коварством. Якобы, это яблоко врач разрезал ножом на оду сторону которого был нанесен сильнодействующий яд. Потом лекарь сам съел половину яблока, к которой прикасалась чистая часть ножа, а царю-батюшке подсунул отравленную.

 

Историк Сергей Михайлович Соловьев в своей «История России с древнейших времён» так описывает эти события:

Наконец казнили иностранного доктора Даниила фон-Гадена, обвиненного в отравлении царя Феодора. Гаден, заслышав беду, успел было в нищенском платье уйти из Немецкой слободы, двое суток прятался в Марьиной роще и окрестных местах; голод заставил его возвратиться в Немецкую слободу, где надеялся приютиться у одного знакомого и поесть чего-нибудь, но на улице был узнан, схвачен и приведен во дворец. Здесь царевны и царица Марфа Матвеевна [вторая жена царя Федора III – авт.] умоляли стрельцов пощадить доктора; уверяли, что он совершенно невинен в смерти царя Феодора, что он в их глазах сам прежде отведывал все лекарства, которые составлял для больного государя, - все понапрасну: стрельцы кричали: "Это не одно только, что он уморил царя Феодора Алексеевича, он чернокнижник, мы в его доме нашли сушеных змей, и за это надобно его казнить смертию". Гаден находился в одном положении с Нарышкиным: на нем лежали тяжкие обвинения относительно посяганий на здоровье государево, и его потащили в тот же Константиновский застенок на пытку. Стрельцы пытали, стрелец записывал пыточные речи. Гаден не вытерпел мук, наговорил на себя разные разности, стал просить, чтоб дали ему три дня сроку и он укажет тех, которые больше его достойны смерти. "Долго ждать!" - закричали стрельцы, разорвали записку с пыточными речами, потащили Гадена на Красную площадь и там разрубили на мелкие части.

 

Если бы Софья пожелала, то Стефана (Даниила) фон Гадена можно было бы спасти. Но здесь сыграло свою роль близость лекаря к Наталья Нарышкиной. Новая правительница Московского царства была крайне заинтересована в ликвидации всех близких к сопернице людей. Пощадили тогда только жену врача и его младших детей. Старшего же сына Цви-Гирша (в крещении Михаил) тоже казнили.

Некий «анусим» (т. е. еврей, вынужденно принявший другую веру, но соблюдающий предписания иудаизма) Яков, сын Исаака, принимавший участие в погребении казненных, вспоминал, что Даниил был изрублен на куски. У него была отрублены рука и нога, голова проломлена топором а тело пробито копьем.

Тела убитых похоронили вне кладбища, в поле. Где сегодня эта могила - неизвестно.

 

Так печально закончилась насыщенная и богатая событиями жизнь удивительного человека Стефана фон Гадена — первого «врача-отравителя» России.

 

Автор: Дмитрий Полюхович

Источник: http://ujew.com.ua
  • 11-01-2017, 12:38
  • Просмотров: 1690
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 180 дней со дня публикации.


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список