Генри Киссинджеру 93 года. Те, кто его недавно видел, говорят, что он похож на ходячую мумию, настолько он стар. Еще никогда в истории мировой политики на арене не появлялись деятели такого возраста. Похоже, в жизни всегда имеется место для первого раза.

Уже много лет господин Киссинджер занимается политическим консалтингом. Его консультирующее предприятие называется Kissinger Associates и очень высоко котируется на мировом политическом рынке. Еще он пишет книги. Их переводят на многие языки и читают все, кто занимается или увлекается политикой, потому как лучшего чтива на эту тему, нежели труды патриарха, найти невозможно. Специалисты признают, что, может, господину Киссинджеру и есть 93 года, может, он на них и выглядит, но с головой у него все в порядке, и просчитывает она все возможные варианты в мире со скоростью звука, потому как за свою долгую жизнь господин Киссинджер очень много знает.

Некоторые шутят, что всему виной его происхождение. Немецкие евреи, те, которые успели оттуда убежать, редко сходят с дистанции раньше столетнего юбилея. Господин Киссинджер не просто немецкий еврей, а очень немецкий еврей. Он всю свою жизнь говорит на английском языке с жутким, даже не немецким, а баварским акцентом, хотя приехал в США, когда ему было всего 15 лет. Этот баварец оказался настолько баварским, что представляя Соединенные Штаты на протяжении многих лет в самых сложных ситуациях, он так и не смог толком выучить государственный язык. Напомним читателям, что самые германские немцы в мире — это баварцы. Даже когда семья Киссинджеров в 1939 году приехала в Нью-Йорк, они умудрились поселиться в Германии. Во всей огромной североамериканской стране существовал только один крошечный пятачок размером в пару квадратных километров, где жила Германия. Та еще, но Германия. В верхней части Манхеттена был небольшой микрорайон под названием Вашингтон-Хайтс. После прихода Гитлера к власти «райончик» этот пережил невероятный ренессанс. К концу 30-х годов его стали называть Франкфурт-на-Гудзоне, потому как находился он на берегу Гудзона, а количество немецкоговорящих жителей, проживающих здесь, стремилось к 100%. Здесь Киссинджер и вырос. Кстати, зовут его не Генри Киссинджер, а Хайнц Киссингер. Ну, с таким именем в Америке тогда ему было естественно жить не просто, а потому имя пришлось сменить. Хотя мама Киссинджера, которая вообще еле-еле говорила на английском хоть с каким-нибудь акцентом, всегда называла будущего гения американской дипломатии Хайнцем. Ввиду того, что мама дожила до 97 лет, то Хайнцем господина Киссинджера называли вплоть до 1998 года. Кстати, папа дожил до 95 лет. И это при том, что у них была крайне непростая жизнь. А, да, они еще и работали чуть ли не до последнего. Особенно мама, Паула Штерн Киссингер, которая подрабатывала официанткой в немецком ресторане района, когда ей было уже хорошо за 80. Полгорода съезжалось на нее туда посмотреть, но она плохо понимала английский язык и не обращала на них никакого внимания. Ей не нужны были деньги, дело было в другом — весь коллектив ресторана, а также большинство клиентов были ее возраста и говорили на понятном ей немецком языке о понятных ей вещах. В этом возможно и есть залог долголетия Киссинджеров — самое главное не переставать работать.

Именно здесь, в спецслужбе, двадцатилетний Киссинджер сделал себе головокружительную и стремительную карьеру, которая стала ему трамплином в политико-дипломатическую жизнь.

Киссинджер первый раз встретил Владимира Путина, когда тот был еще молодым, в 90-х годах прошлого века. Он спросил будущего президента Российской Федерации, тогда еще начинающего политика, кем он работал до того, как попал в политику. Тот ответил: «Я работал в спецслужбе». Киссинджер сказал: «Все приличные люди начинали в секретной службе. Я вот, к примеру, тоже». Послужной список работы в секретной службе у Киссинджера даже побольше и посерьезнее, чем у Путина будет, хотя тот был подполковником, а Киссинджер с очень большим трудом стал сержантом. В 1943 году будущего дипломата призвали в армию и отправили служить в пехоту солдатом. А куда было его еще, ведь он ничего не умел толком. Работал на фабрике, по вечерам учился на бухгалтера. В пехоте его по акценту заметил профессиональный разведчик Фриц Кремер, еще один немецкий еврей. Американская армия очень широко использовала германских евреев в качестве разведчиков и переводчиков. Немецкие военнопленные давали им показания со скоростью звука, сразу понимая, с кем имеют дело. Именно здесь, в спецслужбе, двадцатилетний Киссинджер сделал себе головокружительную и стремительную карьеру, которая стала ему трамплином в политико-дипломатическую жизнь. Киссинджер был в разведке, в контрразведке, затем искал нацистов и гестаповцев, возглавлял отдел по денацификации сначала в одном отдельно взятом немецком городе, а потом в целой области. А ему ведь исполнилось только 22 года. Большую часть своей работы в спецслужбах он провел в чине рядового, а под конец его все же повысили до сержанта. Для американской армии, в принципе, такая катавасия с воинскими званиями тогда было обычным делом. К примеру, главным обвинителем на Нюрнбергском процессе со стороны США был генерал Тэйлор, известный американской юрист. А вот одним из его заместителей, который вел процесс по айнзатцгруппам СС, был двадцатипятилетний сержант Бенджамин Ференц. Эсэсовские генералы в ужасе смотрели на крошечного еврейского сержанта-прокурора с огромными очками на большом носу.

В 1946 году Киссинджер поступает в Гарвард и уже через год учебы начинает заниматься политикой, занятие которое он не оставляет и по сей день.

Восьмого ноября 2016 года в Америке прошли президентские выборы, победу на которых одержал Дональд Трамп. Десятого ноября 2016 года в американском журнале Atlantic появилось интервью главного редактора Джефри Голдберга с Генри Киссинджером. Интервью было большим и в основном касалось наследия президента Барака Обамы, но в нем имелся абзац, в котором господин Киссинджер заявлял, что если его помощь понадобится новому президенту Трампу, он очень будет рад ее оказать. Говорят, первым, к кому обратились с предложением присоединиться к команде нового президента, и стал Генри Киссинджер. В действительности, все это уже не важно. Важно другое – крайне вероятно, что Киссинджер может оказаться вторым человеком в команде президента Трампа, после непосредственно самого президента Трампа. Киссинджер самый известный и знаменитый Государственный секретарь в истории США. Очевидно, он также самый грамотный из всех живущих на сегодня людей в вопросах международных отношений. У него самые широкие связи в геополитическом мире. Но главное для президента Трампа то, что у Киссинджера настолько широкая спина, что за ней с легкостью поместится вся президентская администрация. Свои внешнеполитические инициативы президент Трамп, вероятно, будет объявлять, начиная со следующих слов – «как нам посоветовал Генри Киссинджер». С трудом можно себе представить в США серьезных оппонентов господину Киссинджеру. Это все равно, что возражать ожившему президенту Кеннеди. Ни у кого язык на классика всерьез не поднимется. Ну, кстати, господин Киссинджер и сам еще очень даже может постоять за себя. Довольно вероятно, что во многих внешнеполитических вопросах ему придется выдвигаться на переговоры самолично. И тут роль личности в истории имеет большое значение.

Киссинджер, очевидно, работает на Трампа чуть ли не с первого дня после того, как тот выиграл выборы.

Напомним, что у США сегодня три основных проблемы во внешней политике. Это, в первую очередь, Ближний Восток — он горит. Это Китай. И это Россия. Именно в этих трех регионах Киссинджер и зарабатывал себе мировую дипломатическую славу. Он остановил войну Судного дня между Израилем и арабскими странами в 1973 году. Он привез президента Никсона в Китай, и две страны восстановили дипломатические отношения, после чего стали крупнейшими в мире торговыми партнерами. Про отношения со всеми советскими вождями от Брежнева до Путина и говорить не приходится. Он в Москве по сегодняшний день такой себе Арманд Хаммер, вечный друг. Кстати, у него так сложилось не только в Москве, но и практически везде от Германии до Китая. Уже после избрания Трампа президентом Киссинджера видели в Пекине на приеме у главы государства. Попасть на прием к руководителю китайского государства, да еще в качестве гонца от американского президента, который чуть ли не ежедневно угрожает этому самому китайскому государству, это надо уметь.

Киссинджер, очевидно, работает на Трампа чуть ли не с первого дня после того, как тот выиграл выборы. Мало кто знает, но гений дипломатии еще и крупнейший специалист по проведению секретных операций. К примеру, мирный договор во Вьетнаме, за который он получил Нобелевскую премию 1973 года, был подписан в Париже. Мировая общественность не знала, что идут переговоры, до самого последнего момента, хотя Киссинджер регулярно летал в Париж. Была проведена настолько искусная операция дипломатического прикрытия, зачем он туда летал, что никто ни о чем не догадался. В то время, как была уже сформирована практически вся будущая команда президента Трампа, о Киссинджере никто не сказал ни слова, хотя он уже летал на встречу с руководством Китая, явно по заданию своего руководства. То есть, пока Америка обсуждает назначения на высокие посты, а счастливые назначенцы раздают прессе интервью, 93-летний Киссинджер уже в поте лица работает. Можно себе только представить, кому он уже позвонил, если до Китая он уже долетел. У него нет никакой должности и, очевидно, ее и не будет. Кто же возьмет человека в таком возрасте на работу, да еще и на ответственную должность? Но возможно так – без должности – и было задумано. Если бы Киссинджер стал, к примеру, Государственным секретарем, то позвонить или слетать в полном от американского общества секрете у него бы не вышло. А так, президенту Трампу до вступления в должность еще чуть ли не месяц, а он, вероятно, через Киссинджера провел детальные переговоры со всеми, кто сегодня ему нужен. Самым влиятельным человеком в администрации президента Трампа, которой еще официально не существует, но которая уже работает вовсю, является его зять Джаред Кушнер. У него тоже нет никакой должности, а влияние, огромное влияние на принятие решений, есть. Кстати, говорят, что идея пригласить Киссинджера принадлежала именно ему.

Появившаяся недавно статья в немецком журнале Bild о планах Киссинджера касаемо международного урегулирования стала неким объявлением о том, что патриарх в деле. Он на работе, на задании. Его ждет целый мир – Ближний Восток, Китай, Россия, Украина и даже Белоруссия, которая недавно заявила, что также идет в Европу. Правда, на их лукашенковских условиях. В следующем 2017 году нас ждет много интересных событий, и встреча Киссинджера с Лукашенко в Беловежской пуще, наверное, будет еще не самым из них удивительным.

 

Спасибо Eugene Babchin за предоставленный материал