"Имел я полчаса тому разговор с Чжоу-Шень-Мином. Друг мой, властелин Поднебесной, обеспокоен положением китайцев в Западной Сибири. Учитывая, что китайцев в Западной Сибири 28 миллионов, я хорошо понимаю озабоченность моего друга Чжоу-Шень-Миня"
Владимир Сорокин. ?День опричника?

Два путинофильских аргумента под общей шапкой "We need Russians!" внушали неофиту во внешней политике Трампу прожженные лоббисты Кремля в Вашингтоне Киссинджер, Грем, Симис, Рожанский и крутившиеся в предвыборной команде кандидата мелкие жулики Маннафорт и Пейдж – Путин нужен нам для совместной борьбы с ИГИЛом и Путин нужен нам для противостояния экспансии Китая. Абсурдность первого была подробно разобрана в нашей предыдущей колонке.

Ко второму тезису у меня более сложное отношение.

Прежде всего я переформулировал бы его с нашей российской перспективы: нам, России, нужны США для противостояния экспансии Китая.

Если сохранение России как тихоокеанского государства, (а не, например, сохранение власти Башара Асада или невступление Черногории в НАТО) является для страны экзистенциальной задачей ближайших десятилетий, то именно ей должна быть приоритетно подчинена и вся внешняя политика страны.

Она должна строиться на очень простых прагматичных основаниях, а не на маниакально-депрессивных комплексах ностальгирующей по имперскому величию "элиты".

Союзником России является тот, кто не из за абстрактных симпатий к нам, а в силу своих коренных национальных интересов заинтересован в укреплении позиций России на Тихом океане. И таких союзников должно быть как можно больше. Потому что очень по разному будет вести себя в отношениях с Россией глубоко интегрированный в глобальную экономику Китай в зависимости от того, как остальной мир будет воспринимать перспективу поглощения им России – с равнодушием или как серьезную угрозу себе.

В этой новой системе координат первым и безоговорочным нашим союзником является Япония. Поглощение Китаем Дальнего Востока и Сибири станет для нее геополитической катастрофой.

То же самое можно сказать и о Южной Корее. Оба эти государства охотно примут участие в программе возрождения российского Дальнего Востока. Для Европы эта проблема не является столь острой, как для стран дальневосточного региона, но, безусловно, ее не вдохновляет перспектива граничить с великой китайской цивилизацией по Уральскому хребту.

Но ключевой для нас является позиция США – глобальной супердержавы и основного экономического партнера Китая.

Во второй половине нулевых в американском истеблишменте нарастала крайне неблагоприятная для России тенденция усталости от глобальной ответственности и растущей готовности разделить ее в рамках "большой двойки" с Китаем. Эта тенденция, ставшая в том числе и реакцией на ряд ошибок администрации Буша, достигла своего апогея c протестным избранием Обамы, но маятник в американском обществе, похоже, качнулся в обратную сторону. Так уже происходило в недавней американской истории после беспомощного президентства Картера.

Кандидат Трамп верно почувствовал это настроение и поставил антикитайскую риторику в центр своей предвыборной кампании.

Трамп и любой другой президент США не объявят Китай "империей зла" и Китай останется важнейшим экономическим партнером США. Но США попытаются обозначить пределы китайской глобальной экспансии. Для нас важно, чтобы не только для России, но и для США этой красной линией стала прежде всего российско-китайская граница.

России намного легче будет отстаивать свои позиции на Дальнем Востоке, если их вместе с ней будет укреплять и защищать Большой Северный альянс России, США, Европы, Японии – North Pacific Treaty Organization. Создание такого альянса давно должно быть стать центральной задачей новой российской внешней политики. Но ядром его может стать только сама Россия, твердо готовая отстаивать свой статус тихоокеанской державы. Подчеркну, что речь не идет о сколачивании какого-то антикитайского союза. Нет ничего антикитайского в защите суверенитета и территориальной целостности России, как это мнится совсем уже свихнувшимся "евразийцам".

Идея Северного Альянса в той или иной форме высказывалась самыми разными прагматичными и лишенными стандартных стереотипов российскими политиками. Определите сами, какая из приведенных ниже цитат принадлежит Дмитрию Рагозину, а какая Гарри Каспарову.

"Безоглядная ориентация России на Восток, на мой взгляд, неизбежно приведет нашу страну к утрате геополитической субъектности. Ее самостоятельная роль сойдет на нет, и, скорее всего, она превратится в сырьевой придаток активного восточного соседа. Китай – очень сильный игрок, постоянно ведущий экономическую экспансию. Неуклонно расширяя пределы своего влияния, он уже фактически установил свою гегемонию почти на всем азиатском пространстве. Возможно, некоторые националисты, веря в божественное предназначение России, скажут: "А нам никто не нужен – сами справимся".

Полагаю, что в результате обсуждения все эти утопические теории будут отвергнуты. Я не сомневаюсь, что, в конце концов, и националисты, и левые выберут вектор европейской интеграции".

——-

"Нам просто надо включить мозги и притупить память, терзаемую прошлыми обидами, чтобы понять, что только вместе США, Европейский Союз и Россия способны спасти северную цивилизацию от цивилизационной гибели под натиском "южных культур", если так можно выразиться.

В сегодняшнем жестоком и хрупком мире действительно существуют влиятельные силы, которые ставят под сомнение наше право на жизнь. И для них мы – русские, американцы, европейцы – все на одно лицо".

Все вышесказанное – за здравие потенциального российско-американского союза. Долгосрочного союза, а не ситуативной сделки о какой-то мелкотравчатой Ялте-2 за счет наших соседей на постсоветском пространстве. А теперь – за упокой. Ни Трамп, ни Путин не являются личностями достаточного масштаба для осуществления такого стратегического поворота.

Начнем с Трампа. Масштаб этого государственного деятеля определяется его жизненным опытом агрессивного дельца на жестком рынке спекуляций недвижимостью. Разговором по телефону с президентом Тайваня госпожой Цай Инвэнь, он поставил под вопрос традиционную для США со времен Никсона политику "одного Китая". А на следующий день в ответ на критику разъяснил, что сделал это, чтобы выбить из КНР торговые преференции, после чего с удовольствием снова сольет Тайвань. Кто будет готов заключать с таким человеком ответственные стратегические соглашения?

Что касается Путина, да и не только Путина, а правителей Дзюдохерии в целом, то дело даже намного хуже. Эти люди давно уже прошли точку невозврата в своих отношениях с Китаем.

Еще более десяти лет назад я предупреждал, что
конфронтация с Западом и курс на "стратегическое партнерство" и фактическую коалицию с Китаем ведут не только к маргинализации России, но и к подчинению ее интересам Китая и к потере контроля над Дальним Востоком и Сибирью – сначала de facto, а затем и de jure.

Священный Азиопский Союз императоров Пу и Ху – это союз кролика и удава. Он неизбежно и очень быстро приведет к полной и окончательной Ху-изации нашего маленького Пу и нас всех вместе с ним. Мы просто не заметили, как, отчаянно пытаясь собрать хоть каких-нибудь вассалов в нашем "ближнем зарубежье", мы сами уже превращаемся в ближнее зарубежье Китая.

К сожалению, именно так и развивались отношения с нашим восточным соседом все прошедшие годы.

Кремлевские правители обожают "щелкать по носу" наших соседей и западных "партнеров", научившись произносить это слово со скрежетом зубовным, лавровским рыком и путинскими желвачками. Но все эти так ярко выраженные замечательные вторичные половые признаки куда-то исчезают у наших александров невских, когда они едут в Пекин подписывать очередные кабальные соглашения.

"Вставшие с колен" спинным мозгом чуют, с какими "партнерами" нефтегазовым купчишкам можно безнаказанно куражиться по полной программе с радиоктивным пеплом и смеющимися "Тополями". А где надо поджать хвост и не задавать как красная шапочка нетактичный вопрос китайской бабушке, зачем у нее отросли такие большие зубы, оскаливаемые ею регулярно во всем блеске в ходе масштабных военных учениях вдоль российских границ.

Есть такая замечательная международная организация ШОС, которая была создана ими для "борьбы с однополярным миром". На самом деле она оказалась идеальным инструментом для полного экономического и геополитического поглощения Китаем в среднесрочной перспективе бывших советских республик Средней Азии. В наши дни эта перспектива превратилась в краткосрочную.

Новое посткрымское понимание размытости и условности государственных границ в полной мере касается также и рубежей самой Российской Федерации. А если вспомнить ещё об изящной концепции нашего национального лидера относительно защиты военными средствами граждан с российскими паспортами или даже шире – людей, ощущающих себя культурно принадлежащими большому Русскому Миру, где бы они ни находились, – то в целом заложена солидная правовая база для грядущей аннексии российского Дальнего Востока и Сибири. Вежливым желтым человечкам даже паспортов никому раздавать не придется.

Правители Поднебесной уже более не считают нужным скрывать эту духоподъемную перспективу от своих младшеньких стратегических партнеров. Товарищ Ли Юаньчао еще 24 мая 2014 года начертал на стене банкетного зала Санкт-Петербургского Форума, обращаясь непосредственно к самой выдающейся посредственности нашего политического класса, свои Мене, мене, текел, фарес:

"Вся земля ваша велика и обильна. Порядка только на ней нет. Придут трудолюбивые китайцы и установят свой Порядок Неба".

Наглая выходка второго лица КНР была не случайной, а, наоборот, глубоко продуманной. Люди, близкие к российско-китайским официальным переговорам, в один голос повторяют в последнее время, что китайцы все меньше утруждают себя необходимостью притворяться и что-либо изображать. Они относятся к заискивающей перед ними российской клептократии и ее вождям с откровенным презрением и уже не стесняются выражать это чувство публично.

А как еще они могут к ним относиться, если в Китае подобных эффективных менеджеров развозят на грузовиках по стадионам и расстреливают в перерыве футбольного матча за гораздо меньшие прегрешения? Обычай, конечно, варварский по европейским меркам и, будем надеяться, у нас не приживется, но в чем-то очень верный.

В самой России откровенным и, будем полагать, бескорыстным пропагандистом китайской колониальной концепции Сферы Совместного Процветания является Институт российско-китайского стратегического взаимодействия. Наиболее неутомим и последователен в своих проповедях будущего Процветания известный китаист Андрей Девятов.

Рецепт маститого синолога мудр и парадоксален, как чаньская притча:

"России нужно от отношений государственного добрососедства подняться на уровень клятвенного союза родственных цивилизаций. Союз наших родственных цивилизаций дает нам шанс быть не окраиной, в которую переносятся стратегические интересы Китая, а стать равными".

Понимая, видимо, что термин "равные" звучит все-таки не очень убедительно в контексте клятвенного союза наших с Китаем "родственных цивилизаций", автор разъясняет широкому читателю свое понимание "родственности" и равенства" на языке доступных метафор, апеллирующих к глубинным смыслам древнекитайской философии и мифологии:

"Сегодня Россия в глазах Китая лишилась статуса, стала прислугой. Но если Россия постарается, она может стать старшей сестрой – это хороший статусВ китайском мире мать – это земля, отец – небо, все решают мужчины и братья, но старшая сестра олицетворяет мудрость. Даже если она пьяная, опустилась, о ней надо заботиться, ее огород надо вспахать, ее нельзя бросить. У нее интуиция и мудрость – и Россия может эту мудрость предъявить".

Что касается "предъявления мудрости", то здесь мы в чем-то перекликаемся с Девятовым. Я уже не раз говорил, что, судя по поведению российских властей, позиция "мудрого смирения" перед неизбежностью китайской экспансии принята ими как стратегическая и они ее старательно предъявляют.

Путинская клептократия не просто старается, но и делает все возможное, чтобы максимально приблизить день получения Россией хорошего статуса, рекомендованного ей полковником советской военной разведки, заместителем директора Института российско-китайского стратегического взаимодействия.

Особенно, видимо, вдохновляет членов кооператива "Озеро" то обстоятельство, что, получив с китайцев все бабки по заключенным в последние годы кабальным соглашениям, они смогут, стуча копытами, удалиться на вечно проклинаемый ими Запад с чувством глубокого нравственного удовлетворения по поводу выполненного ими гражданского долга. Заботиться об опустившейся старшей сестре и вспахивать огород на ее территории, которую нельзя бросить, будут теперь, как уверяет нас полковник Девятов, китайские товарищи.

А как они при этом будут использовать присягнувшую им на верность родственную цивилизацию – как глупого младшего брата или как встающую с колен в раскорячку "мудрую" старшую сестру – это уж вопрос исключительно их вкусовых предпочтений и демографической целесообразности.

Так во имя Совместного Процветания родственных цивилизаций они непременно воспользуются поступившим в их распоряжение обширным биологическим материалом, остро необходимым для ликвидации 30-ти миллионного дефицита женщин фертильного возраста, возникшего по известным причинам в китайской популяции.

Московия (Улус Джучи) возвращается в родную гавань – Империю династии Юань, где и сформировались её традиционные духовные скрепы.

Об этой связующей цепи поколений тактично напомнил недавно, посоветовав всем нам учить китайский, еще один ветеран советской разведки Дмитрий Тренин в своей задушевной беседе с ветераном советской пропаганды Владимиром Познером. Мы не должны забывать, что уже были частью Великой азиатской империи в ХIIIV веках. И ничего страшного. Да, вначале поубивали они нас немножко, но зато сохранили на нашей шее наших замечательных попов, а нашим вороватым князьям доверили самим собирать дань. И сегодня нам нужно очень серьезно потрудиться над тем, чтобы выстроить интеллектуально, по крайней мере, для себя, такую модель отношений с Китаем, которая бы сохранила нас в своих собственных глазах и в глазах наших китайских партнеров.

Сравните "потрудиться" полковника Тренина и "постараться" полковника Девятова. Они там что в военной разведке, где бывших не бывает, одинаковые темнички из Пекина получают или у них просто мозги одинаково закручены еще с Военного Института.

Есть тысяча причин, по которым антинациональный, насквозь коррумпированный, ничтожный и пошлый, оскорбительный для достоинства России и русских режим Путина должен уйти. Но достаточно только одной причины. Этот режим – ликвидационная комиссия России, колониальная администрация, как смог об этом убедительно сказать недавно в прайм-тайм первого канала мой коллега по Координационному совету оппозиции Константин Крылов.

 

Андрей Пионтковский