Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

ЕВРЕИ В ЛИТВЕ ХIV-ХХ века

http://www.runivers.ru/docandmat/europeww/lit/clip_image010.jpgПериод 1939-1941 гг. был очень трудным и трагическим для всей Европы, а также для Литвы. Фашистская Германия захватила Австрию (1938), Чехословакию, Клайпеду и Клайпедский край Литвы (март 1939). Возникла опасность новой мировой войны, которая и разразилась 1 сентября 1939 г., когда Германия в короткий срок оккупировала большую часть территории Польши. Военная угроза возникла на литовской границе.

По пакту о ненападении между Германией и СССР, заключенному 23 августа 1939 г., и секретными протоколами между ними, Литва оказалась в сфере интересов Советского Союза. В сентябре 1939 г. СССР занял Западную Белоруссию и Западную Украину, входившие в состав Польши. 10 октября 1939 г. был подписан договор между СССР и Литвой, в соответствии с которым на территории Литвы были размещены военные базы Красной Армии, а Вильнюс и Вильнюсский край были возвращены Литве.

15 июня 1940 г. Советский Союз заявил Литве ультиматум, на основании которого в Литву были введены дополнительные воинские части. 21 июля 1940 г. Литва была провозглашена Советской Социалистической Республикой. 3 августа того же года она стала составной частью СССР - союзной республикой.

22 июня 1941 г. фашистская Германия начала войну против СССР. В течение нескольких дней Литва была {71} полностью занята немецкими войсками, началась жестокая немецкая оккупация.

Весь короткий, но полный трагизма период 1939-1940 гг. вызвал тяжелые последствия для литовского народа и предвестил катастрофу для литовского еврейства.

Гитлеровская расовая политика, ее антиеврейская направленность, погромные акции против евреев в Германии, угроза германской агрессии и оккупации - все это в конце 30-х годов породило у евреев соседних с Германией стран, в том числе в Литве, крайнюю тревогу и озабоченность за свою судьбу.

В связи с захватом Гитлером Клайпеды, вместе с литовцами, вынуждены были бежать в другие местности Литвы 6 тыс. евреев. После поражения Польши в Литву докатилась волна тысяч беженцев, большую часть которых составляли польские евреи. По данным работ еврейских историков в 1939 г. в Вильнюсе было 60 тысяч евреев - постоянных жителей. В исторических работах литовских авторов указывается, что осенью 1939 г. в переданных Литве Вильнюсе и Вильнюсском крае было около 0,5 млн. населения, 15% которых составляли евреи. Точное число еврейских беженцев из Польши неизвестно. Часть из них еще осенью 1939 г. ушла с Красной Армией в Белоруссию. Но имеются данные о том, что в конце 1939 г. - первой половине 1940 г. в Вильнюсе и Вильнюсском крае проживало 85-87 тыс. Евреев. 1

В условиях начавшейся второй мировой войны и возрастания угрозы гитлеровской агрессии евреи Виленщины были довольны тем, что оказались в составе Литвы, нашли в ней приют и заботу. Это отметил председатель еврейской общины Вильнюса Я. Выгодский при вступлении литовских войск в Вильнюс в октябре 1939 г. Литовские евреи оказали большую помощь своим соплеменникам - беженцам из Польши.

Несмотря на ухудшение международного положения, усиливавшееся чувство беспокойства и опасности, хотя и в Литве определенные силы распространяли антисемитские {72} настроения, евреи в конце тридцатых годов видели в Литве благоприятное место для своего проживания.

Конец 1939 г. - первая половина 1940 г. явились временем большого подъема в еврейской культурной жизни. Евреи Каунаса и Вильнюса совместно провели много прекрасных культурных мероприятий. В целом положительно оценивая свою жизнь в Литве, евреи сравнивали ее с резко ухудшившейся жизнью своих соплеменников в соседних Германии и Польше, в некоторых других странах Восточной и Юго-Восточной Европы. Утешало и то, что правительство Литвы не поддерживало различных яростных антисемитских призывов.

Усилиями многих авторитетных литовских деятелей, таких как профессор В. Креве-Мицкявичюс, журналист Ю. Палецкис, писатели и общественные деятели П. Цвирка, К. Корсакас, А. Венцлова, Л. Гира и других в демократической печати, на лекциях, совместных литературных встречах и вечерах литовско-еврейской дружбы, звучали острые выступления против гитлеровской расовой политики и проводимых правителями Германии антиеврейских погромных акций, против проявлений антисемитизма в самой Литве, за дальнейшую дружбу между литовцами и евреями.

Гуманное отношение к евреям различным образом проявляли профессора М. Биржишка, М. Ремерис, А. Пуренас, Й. Тонкунас, общественная деятельница Ф. Борткявичене, многие другие литовские интеллектуалы.

29 апреля 1940 г. в радиопередаче, посвященной 25-й годовщине смерти классика еврейской литературы И. Л. Переца, участвовал и видный деятель литовской науки и культуры, ректор Вильнюсского университета профессор М. Биржишка, который сказал: "Мы, литовцы, хорошо понимаем значение для евреев нашего любимого города (Вильнюса. - С.А.)... Не сомневаюсь, что кафедра семитологии Вильнюсского университета... поможет привить еврейской академической молодежи большую любовь к своему благородному писателю, а нам, литовцам, переводами и исследованиями создаст возможность познать его лучше, {73} одновременно укреплять и духовные связи между евреями и литовцами".

Очень важной была и другая мысль М. Биржишки: "В настоящее время, когда различные авторитеты многих стран оскверняют и топчут права человека, когда еврей даже человеком не считается, а этим примером следуют другие страны, чтение произведений Переца укрепляет еврейское национальное достоинство и моральную стойкость, облагораживает чувства нееврея и пробуждает человечность".

Еврейская общественность встречала такие заявления литовских деятелей с чувством глубокой благодарности.

Однако литовские евреи, в том числе евреи Виленщины все-таки были очень озабочены своей дальнейшей судьбой. К возрастающей опасности внешней агрессии гитлеровской Германии прибавилась обеспокоенность в связи с усиливающимися антиеврейскими настроениями в самой Литве.

Часть правых реакционных сил начала открыто призывать правительство и общественность Литвы к ориентации на фашистскую Германию, к пути гитлеровского национал-социализма. Еще более активной стала проводимая вярслининкасами кампания против евреев. Громко звучали призывы: "Литва - только для литовцев!", "Не покупайте у инородцев!" и "Евреи - вон в Палестину!". Газета "Вярслас" требовала, чтобы при помощи правительства позиции в промышленности и торговле переходили от евреев к литовцам, а евреев призывали подумать об эмиграции. В то время большая часть внутренней торговли и экспорта, а также промышленности уже находилась в руках монополистических государственно-кооперативных объединений и частных литовских торговцев и промышленников.

В антиеврейских целях было использовано начавшееся еще в конце 1938 г. - начале 1939 г. переселение части евреев из Клайпеды. Раздавались голоса о том, что это предательство интересов Литвы, что- нужно вернуть евреев на прежнее место жительства. Эти антиеврейские элементы не хотели слышать и знать о том, что в Клайпеде свирепствуют гитлеровцы {74} и правительство Литвы бессильно их обуздать. А евреи сумели еще до оккупации Клайпеды вывезти в другие места Литвы часть промышленного оборудования, капиталов и других ценностей. Под предлогом "гуманного отношения к животным" проводилась кампания против ритуального способа убоя евреями скота, а также с требованиями о том, чтобы евреи обязательно торговали и по субботам. 3

Выходившая на литовском языке газета Союза евреев воинов-фронтовиков Литвы "Апжвалга" ("Обозрение") опубликовала в 1939 г. серию статей, посвященных литовско-еврейским взаимоотношениям. Они были показаны как традиционно добрососедские. Была подчеркнута и традиционная толерантность литовского народа. Именно поэтому литовские евреи в самой республике и в эмиграции были полны теплых чувств к старой родной Литве. Это постоянно сказывалось на образе мышления евреев, на их традиционной лояльности и преданности Литве, на желании трудиться на ее благо, на поддержку евреями законных аспирации литовского народа. Газета указывала, что по существу в обществе ведется дискуссия о роли евреев в национальном хозяйстве Литвы, об отношениях самого государства и литовских предпринимателей к еврейским предпринимателям.

В большой статье "Выясняя суть. Когда дуют антиеврейские ветры" были отражены заслуги евреев перед Литвой.

Евреи долгое время играли роль третьего сословия -городской буржуазии, мелкой буржуазии, слабо представленного литовцами. В условиях польского засилья и полонизации, когда происходила ассимиляция литовских бояр, евреи сохранили города, в которых позже, особенно в условиях независимой Республики, появившаяся национальная литовская буржуазия сумела широко себя проявить. Местные и эмигрировавшие евреи помогли создать основу экономики Литвы; они находились в авангарде, который помог Литве экономически закрепиться в Клайпеде, у моря, достигнуть ее прогресса. Далее в статье утверждалось, {75} что евреи сознавали важность и значение государственно-кооперативных объединений для развития хозяйства небогатой Литвы, для формирования литовской буржуазии. Они сознавали также значение процесса литуанизации городов. Во имя консолидации литовского государства евреи больше не возобновляли требований, связанных с еврейской национальной автономией.

Указывалось, что при сокращении возможностей для проявления в одних областях, евреи начинали создавать другие отрасли. При помощи еврейского капитала было основано предприятие "Битукас", которое освоило производство битумных плиток для мощения улиц. Этим производством сразу заинтересовались многие зарубежные фирмы. Еврейские предприниматели создали для населения Литвы много новых рабочих мест.

По мнению газеты для антиеврейской пропаганды по поводу хозяйственных интересов Литвы не было никаких серьезных причин. В Литве было еще много неиспользованных хозяйственных ресурсов, разнообразных сфер применения творческих сил, инвестиции капиталов. Многие отрасли производства еще не были освоены. Говорилось о том, что дискуссия о роли евреев и их дальнейшем участии в литовском хозяйстве необходима и полезна, она отражает жизненные интересы обеих сторон. В статье была выражена надежда на то, что "в дальнейшем в литовско-еврейских хозяйственных отношениях исчезнет напряжение, которое сегодня затемняет горизонт и способствует распространению полных неясностей опасений. 4

Возможно сегодняшний читатель найдет в рассуждениях 1939 г. явно проправительственной газеты "Апжвалга" те или другие неточности исторического, национально или социально-экономического характера, но они отражают вызывавшую беспокойство конкретно-историческую атмосферу и желание не обострять, а мирно, обоюдно разумно разрешать вопросы литовско-еврейских взаимоотношений.

Что для беспокойства было достаточно оснований свидетельствуют и мысли, высказанные в изданной в 1939 г. {76} книге С. Тарвидаса "Геополитика" о том, что "меньшинства в национальном государстве всегда являются чуждым телом, которое никогда не будет совместимо с телом нации и не врастет в ее организм. Поэтому в наше время черта государства должна совпадать с чертой нации, а проживающие внутри нации чужестранцы должны быть вовлечены в культуру нации или должны переселиться в свое государство, или оставаться как гости, пользующиеся правами убежища. Новейшее государство в современных условиях эгонационализма свою эгзистенцию обосновывает не гражданином, а соплеменником. 5

Волновало и то, что в возвращенном Литве Вильнюсе имели место антиеврейские эксцессы. Но важнейшей причиной, вызывавшей чувства острого беспокойства, являлось дальнейшее завоевание Гитлером все новых стран в Западной Европе. В начале июня 1940 г. поражение потерпела Франция. Германские войска вошли в Париж.

Период советской власти. 1940-1941 гг.

Правильно понимать положение евреев Литвы и Виленщины, их деятельность, взгляды и настроение в новых условиях Советской власти возможно только всесторонне учитывая прежние сложные и противоречивые процессы их жизни и особенно победы Гитлера, достигнутые в войне, реальную угрозу оккупации Германией самой Литвы.

Необходимо объяснить и следующее. В связи с различными, нередко неудовлетворительными социальными и национальными условиями жизни участие евреев в революционных и общедемократических движениях еще до первой мировой войны значительно превосходило их удельный вес среди населения стран проживания. После Октябрьской революции и образования Советской России, позже - Советского Союза эта тенденция проявилась еще сильнее.

Это относится и к странам Восточной Европы, где господствовали авторитарные режимы, где рухнули вынашиваемые {77} долгие годы надежды евреев создать свою национальную автономию. Из коммунистической и демократической печати было известно, что в Советском Союзе ликвидированы все дискриминационные антиеврейские ограничения и притеснения, что евреям предоставлены полное гражданское равноправие, возможность участвовать в деятельности государственного управления, во всех сферах жизни. Были известны многие видные советские государственные, политические, дипломатические, военные деятели, крупные ученые и деятели культуры еврейской национальности.

У немалой части евреев сложилось мнение, что в Советском Союзе существуют большие возможности для развития своей национальной культуры. Правда, вся культура - просвещение, литература, печать, театр, развивались односторонне, только на основе языка идиш. В целом, среди немалой части еврейской общественности, проявлялись симпатии к Советскому Союзу. Они усилились, когда в Германии пришел к власти Гитлер. Евреи видели в СССР возможного спасителя от вновь возникшей угрозы...

Широким еврейским слоям в Восточной Европе, как и в Литве и Вильнюсском крае, не было известно о том, что в Советском Союзе, кроме естественных процессов ассимиляции, целенаправленно осуществляется по существу насильственная партийно-государственная линия ассимиляции евреев, их русификации.

В конце тридцатых годов там уже оставалось совсем мало еврейских школ, печатных изданий, общественных и культурно-просветительных институций. Как показали последующие процессы, это было не случайное явление, а далеко идущая политика, целью которой были полная ликвидация еврейской общественной и культурной жизни и полная ассимиляция евреев.

В 1939-1940 гг. среди значительной части евреев Литвы в т.ч. и Вильнюсского края ощутимо проявлялись сильные симпатии к Советскому Союзу. Несмотря на недоумение и неприятие договора Сталина с Гитлером от 23 августа 1939 г., евреи левых взглядов продолжали видеть в Советском Союзе единственную силу, способную противостоять {78} фашизму и избавить их от опасности войны и гитлеровской оккупации.

В конце 1939 г. - первой половине 1940 г. действительно удалось избежать гитлеровской оккупации, которая евреям не без оснований казалась реальной и смертельной опасностью.

Это одна из решающих причин, объясняющих почему значительная часть евреев в 1940 г. доброжелательно встретила приход новых частей Красной Армии и создание нового правительства во главе с Ю. Палецкисом. С удовлетворением было воспринято сделанное им 18 июня 1940 г. заявление, в котором, помимо всего прочего, было сказано, что "будет обращено серьезное внимание на осуществление принципа национального равноправия и на искоренение шовинизма среди (всех) национальностей". "Начиная работу, - было далее сказано, - правительство призывает граждан Литовской Республики, невзирая на их положение, национальность и вероисповедание, гармонично объединяться для совместной деятельности для благосостояния нашей дорогой Родины." 6

Удовлетворение вызывало и то, что в новом правительстве после перерыва в 20 лет вновь были евреи министры -врач Л. Коган (здравоохранения) и Х. Альперович (промышленности). В новый сейм были избраны депутатами четыре еврея. Позже в состав Совета Народных Комиссаров входил народный комиссар пищевой промышленности Э. Билевич, несколько евреев являлись заместителями наркомов.

Евреи были вовлечены в республиканские и местные органы государственной власти и управления, в том числе в органы внутренних дел и государственной безопасности, куда раньше они не имели доступа. Они получили возможность трудиться рабочими, мастерами, инженерами на государственных предприятиях. Еврейские юноши принимались в Вильнюсское военное пехотное училище. Немало рядовых трудящихся, не имевших постоянного устойчивого источника существования и бедствовавших, получили постоянную работу. Большую часть из 13 тыс. членов вновь созданных артелей промысловой кооперации составляли еврейские {79} ремесленники. При осуществлении национализации крупных предприятий промышленности, торговли, банков членами специальных комиссий наряду с литовцами, людьми других национальностей назначались и евреи. Некоторые из них стали директорами, руководителями национализированных предприятий.

Евреи могли активно и на равных с людьми других национальностей правах участвовать в общественно-политической жизни Литвы. Вторым секретарем ЦК КП Литвы был И. Мескуп (он был избран депутатом Верховного Совета СССР), редактором органа ЦК КП Литвы газеты "Тиеса" - Г. Зиман, вторым секретарем ЦК ЛКСМ Литвы -М. Бордон. В составе КП Литвы на 1 января 1941 г. было 412 евреев (16,5%), в КСМ Литвы - 1755 (23,8%).7 Представители еврейской творческой интеллигенции активно участвовали в культурной жизни республики.

Действовали еврейские школы, несколько театров, выходили газеты, один журнал на языке идиш; при расширении общего числа студентов увеличилось и число студентов евреев.

Хотя Еврейский научный институт (ИВО) в Вильнюсе был "очищен" от некоторых очень ценных квалифицированных работников, многих трудов и архивных документов, испытал различные реорганизации, он все же продолжал свою деятельность. Институту было передано более 20 тыс. книг, конфискованных из частных и ликвидированных общественных библиотек, а также десятки тысяч единиц различных материалов. Книжный фонд вырос до 65 тыс. томов.

В конце 1940 г. в институте состоялась важная конференция учителей еврейского языка и литературы. ИВО установил творческие связи с исследователями еврейской литературы и еврейскими писателями СССР.

Однако статус и судьба ИВО оставались неясными. 12 ноября 1940 г. ИВО, Еврейский исторический музей им. Ш. Ан-ского, библиотека М. Страшуна, как и подобные польские, белорусские и другие культурные учреждения, были переданы в ведение Института литуанистики Литвы {80} и стали его рядовыми подразделениями. В начале 1941 г. Институт литуанистики со всеми своими старыми и новыми подразделениями был включен в состав вновь создаваемой Академии Наук Литовской Республики. Руководителем еврейского института был назначен прибывший как беженец из Варшавы видный филолог, исследователь культуры на идиш Н. Прилуцкий. Он долгие годы активно участвовал в деятельности ИВО и уже с осени 1940 г. работал заведующим вновь созданной кафедры еврейского языка и литературы Вильнюсского университета. Возникший в Академии Наук план превращения ИВО в еврейский институт культуры до начала войны еще не был осуществлена.

В 1940 г. число евреев в Литве увеличилось. Осенью этого года Белоруссия передала Литве некоторые местности, в том числе города Швенченис и Друскининкай. Всего там проживало 82 тыс. человек, среди них 10-12 тыс. евреев.

Обобщая все вышеуказанное, можно было бы придти к выводу, что около четверти миллиона литовских евреев наконец получили гражданское равноправие, которого они так долго добивались. Но затронута была лишь одна сторона жизни. Другая - принесла им немало болезненных, тяжких испытаний.

Евреев, как и людей других национальностей затронули социальные, экономические, политические и идеологические последствия перехода к советскому строю - национализация крупной собственности и, что следует особо подчеркнуть, грубые сталинские извращения национальной культурно-духовной и кадровой политики, преступные нарушения законности, трудности устройства на работу, которые испытывали бывшие крупные и средние собственники, бывшие владельцы закрывшихся мелких предприятий и лавок.

Школы с древнееврейским языком преподавания были закрыты. Отчетливо проявлялась тенденция сокращения обучения в еврейских школах, общее число которых последовательно сокращалось. В 1939-1940 гг. в Литве {81} (без Вильнюсского края) было 14 гимназий и 4 прогимназии. Они действовали в 10 городах. В декабре 1940 г. осталось всего 8 гимназий и 3 прогимназии с преподаванием на языке идиш. В Каунасе было 6 гимназий, осталось 2; в Вильнюсе действовали 4, в Шяуляй и Паневежисе - по одной гимназии. 9

Слушатели Тельшяйского ешибота (500 чел.) были разделены и расселены в пяти местечках, а здания ешибота отобраны и переданы различным учреждениям. Позже небольшой группе слушателей удалось через Сибирь выехать в США, где со временем был создан новый Тельшяйский ешибот.

Были закрыты все существовавшие религиозные, сионистские, фолкистские, бундовские и другие еврейские организации политического, культурного, просветительского, социального и благотворительного характера.

Ранее, во время короткого пребывания Красной Армии в Вильнюсе, осенью 1939 г. были арестованы и вывезены в СССР, где они и погибли: один из руководителей ИВО Залмен Рейзен, общественный деятель, адвокат Иосиф Чернихов и некоторые другие еврейские деятели. Они являлись гражданами Польши. Директор ПВО М. Вайнрайх избежал их участи только потому, что в то время он находился в Копенгагене на конференции лингвистов и в Вильно уже не вернулся. Позже в Вильнюсе был незаконно арестован руководитель сионистской организации Польши "Бейтар" Менахем Бегин. После длительных допросов и сфабрикованного обвинения он был выслан в лагеря на севере России. Впоследствии он был освобожден как польский гражданин, вступил в польские военные части генерала Андерса, с которыми через Иран выехал за границу и попал в Палестину, где стал видным политическим деятелем, премьер-министром Израиля.

В 1940-1941 гг. - еще до известной большой депортации, в Литве были репрессированы различные еврейские политические и общественные деятели, работники культуры, среди них и беженцы, являвшиеся гражданами Польши. {82} По данным зарубежных исследователей, во время массовой депортации из Литвы в середине июня 1941 г. было вывезено около 30 тыс. человек. Среди них около 6-7 тыс. евреев, т.е. 20% вывезенных и 2,5-3% евреев Литвы.

Это были бывшие промышленники, торговцы, политические и общественные деятели, деятели культуры, просвещения и разные другие работники. 10

Незаконная массовая ссылка литовцев, евреев и людей других национальностей между прочим мотивировалась необходимостью очищения приграничной территории от возможных враждебных прогерманских элементов в условиях приближающейся военной агрессии со стороны Германии. Трагически смешным представляется то, что евреи, даже бывшие капиталисты, могли быть причислены к возможным пособникам гитлеровской армии.

Здесь необходимо объяснить, каковы были взгляды различных еврейских политических и культурных сил на существующие изменения, которые происходили в жизни их соплеменников.

Как уже отмечалось, еврейский народ, как и любой другой, в социальном, политическом и идеологическом отношении был неоднородным. Общие для всего населения и специфические еврейские преобразования, происходившие в жизни республики в 1940-1941 гг., воспринимались различными еврейскими социальными слоями и политическими силами с разных позиций.

Еврейские коммунисты и другие сторонники левых взглядов, активно участвуя в осуществлении различных преобразований, на все происходившие в республике процессы, в том числе и в еврейской жизни, чаще всего глядели, как это сейчас очевидно, с ранее сформировавшихся узких, односторонних, вульгарно воспринятых приоритетных социально-классовых и интернационалистских позиций. В первую очередь замечались и более всего ценились широкие возможности равноправного участия в государственной, общественно-политической, экономической и культурной жизни Литвы.

{83} Люди коммунистических взглядов в той или другой степени видели и ощущали, что еврейская национальная общественная и культурная жизнь суживается. Некоторые еврейские деятели пытались воздействовать на руководителей ЦК КП Литвы и представительства СССР в Литве в целях сохранения еврейской школы или ценного работника из числа евреев, но в конце концов вынуждены были примириться, согласиться с тем, что "так нужно в нынешней обстановке". Они верили, что проблемы национальной жизни со временем будут разрешены правильно.

Коммунисты-евреи и коммунисты-литовцы совместно долго боролись за социальное и национальное равноправие всех жителей республики. Они верили в то, что достижение этой цели для всех, естественно, предоставит равноправие и евреям. Надежду на справедливое разрешение этого вопроса подкрепляла вышеуказанная возможность участвовать на равных в государственной жизни. Но в целом основная ошибка и еврейских и литовских коммунистов заключалась в предположении, что разрешив социальные и экономические проблемы, национальные осуществятся сами по себе. Абсолютизировались социальные и интернациональные аспекты и недооценивались или мало учитывались национальные аспекты, национальные традиции и чувства, национальное достоинство и самосознание.

Фолкисты и бундовцы очень переживали, когда Советская власть поспешно нанесла удар по сложившейся на протяжении столетий и еще недавно живо бьющейся национальной, религиозной, культурной и общественной еврейской жизни. Они глубоко сознавали, что неожиданно начал уничтожаться большой и важный пласт еврейской культуры на древнееврейском языке, а также ликвидироваться всё многообразие еврейских политических партий и общественных организаций, что прервана связь с еврейскими организациями за рубежом и по существу значительно ограничены возможности употребления языка идиш. Они видели, что аналогичный удар был нанесен по литовскому и другим народам. Но, по их убеждению, в области образования, печати, {84} культуры, просветительских организаций на родном языке, наиболее пострадавшими оказались евреи.

Эти силы, считавшиеся в то время прогрессивными, были уязвлены и разочарованы. Они глубже, чем коммунисты, осознавали суть всей опасности, возникшей перед еврейской культурой. Но и среди них были верившие, что происходящее это лишь издержки, недоразумение, временное явление.

Больше всех пострадали за свои национальные взгляды сионистские и бундовские организации, их политические и культурные деятели наиболее преследовались, многие из них были сосланы в восточные районы СССР.

Обобщая вопрос ориентации евреев в условиях 1940-1941 гг., можно сделать вывод о том, что одна часть евреев оценивала происшедшие в их жизни изменения положительно и более или менее верила в то, что нерешенные проблемы общественной и культурной жизни в конце концов найдут правильное разрешение. Другие были явно недовольны переменами, в политико-идеологическом и культурном отношении были враждебны советскому строю, его политике и идеологии.

Но им пришлось выбирать, и в конкретных исторических условиях они выбрали меньшее для себя зло.

Таким образом, непонимание и разочарование одних и глубокую боль и враждебность других заглушило то, что в то время казалось более важным - надежда на Советский Союз и его Красную Армию, в которых видели спасителей от реальной гитлеровской опасности.

Уже упоминавшийся руководитель правосионистской организации "Бейтар" М. Бегин, вывезенный весной 1941 г. из вильнюсской лукишкской тюрьмы в лагерь на север России, позже в своей автобиографической книге "Восстание" писал: "На фоне всеобщей грандиозной катастрофы мои беды не имели никакого значения. Во время этой катастрофы Советский Союз неожиданно оказал евреям неоценимую помощь. Я всегда это буду помнить и ни один еврей не имеет право этого забывать. Сотни тысяч евреев спаслись, {85} хотя многим из них пришлось немало настрадаться, а немало погибло в тюрьмах и лагерях."11 (Сомнительно! Эта "помощь" вряд ли была запланирована... Думал ли Сталин, занимая Прибалтику, о судьбе евреев Литвы, Латвии и Эстонии?!... ldn-knigi)

Такое понимание конкретно-исторического времени и его опасностей побуждало евреев к лояльности по отношению к Советскому Союзу. Тогда им трудно было предположить, что СССР и его Красная Армия окажутся неспособными защитить евреев от фашистской Германии и гибели миллионов. Тем более невозможно было предвидеть, что вся еврейская культура в Советском Союзе, и не только на древнееврейском языке, а и на языке идиш, будет обречена на гибель.

В 1939-1940 гг. в состав СССР вошли также: Западная Украина, Западная Белоруссия, Литва, Латвия, Эстония, Бессарабия, Буковина. В результате этого к ранее жившим в СССР до 1939 г. трем миллионам евреев прибавилось еще около двух миллионов. Это составило почти треть еврейского народа всего мира.

Источник: http://jhistory.nfurman.com
  • 23-02-2017, 21:42
  • Просмотров: 1992
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

ВНИМАНИЕ! ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАВШИСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВЛЯТЬ СВОИ КОММЕНТАРИИ.

Пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы, просто войдите в систему, введя свое имя пользователя и пароль .

Ещё в разделе:
Литва




    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список