Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Как же могло возникнуть изображение?

Гипотезы действия паров на ткань. Первой научной гипотезой, в рамках которой была сделана попытка объяснить возникновение изображения, была гипотеза П. Виньона о действии на ткань паров, выделявшихся из тела умершего119. Отправной точкой гипотезы Виньона был известный ученым факт непроизвольного потоотделения при сильной боли. В составе пота содержатся молекулы мочевины. Поскольку она может разлагаться на углекислый газ и аммиак, можно допустить, что оба газообразных вещества будут некоторое время выделяться из тела даже после смерти.

Второй существенный момент в гипотезе Виньона заключался в предположении, что погребальные одежды могли быть намочены в смеси веществ, называемой алоэтином и содержащей алоэ и оливковое масло. Виньон считал, что пары аммиака, взаимодействуя с алоэтином, вступали в химическую реакцию, конечным продуктом которой были коричневато окрашенные вещества.

Основываясь на этом, Виньон и предложил гипотезу, которая привлекла большое внимание. По его мнению, из тела умершего, без сомнения, подвергшегося жестоким истязаниям и потому покрытого высохшим потом с большим количеством мочевины, выделялся постепенно аммиак, который попадал на ткань и образовывал на ней коричневые пятна. Чем ближе была ткань к какой-либо части тела, тем скорее аммиак достигал ткани в этой точке и тем меньше он разбавлялся воздухом. Поэтому, считал Виньон, в таких местах рисунок был четче и плотнее. В других местах рисунок был более светлым, потому что менее концентрированные пары аммиака достигали поверхности ткани.

Гипотеза эта при всей ее оригинальности подвергается критике. Во-первых, изображение, формируемое под действием диффундирующих паров, должно было иметь особые свойства, задаваемые законом диффузии D ~ L2/t, где L — длина среднего пробега молекулы, a t — время. Однако эта закономерность, выведенная А.Эйнштейном для любых процессов диффузии, здесь могла принять наиболее простую форму, так как процессы диффузии от неподвижного источника паров в закрытом пространстве в грубом приближении могли быть описаны формулой:

D ~ 1/r2

где r — среднее расстояниеот источника диффундирующих молекул. Но распределение плотности рисунка не соответствовало закону диффузии: плотность не менялась в зависимости от квадрата расстояния ткани от тела.

Во-вторых, непременная конвекция паров должнабыла усилить размывание изображения при увеличении расстояния между телом и тканью, чего также обнаружено не было120. В-третьих,изображение со стороны спины, где тело плотно прилегало к ткани, должно было быть более интенсивным, а насамом деле оно не отличалось существенно по плотности от изображения спереди121. В-четвертых, как мы уже видели, физические методы исследования доказали, что никаких следов оливкового масла или алоэ, или любых других нанесенных извне органических веществ на ткани не содержится.

Кроме того, Виньон предполагал, что ткань на теле умершего была влажной (в противном случае изображение бы не возникло). Но тогда неминуемо пары аммиака проникли бы внутрь ткани и окрасили ее на всю глубину, а этого не произошло122. Интересно подчеркнуть в этой связи такую деталь: Виньон строил свои рассуждения чисто теоретически, плащаницу он не видел, а потому не мог знать, что изображение имелось только на поверхности ткани. То, что это именно так, было обнаружено много десятилетий спустя.

Еще одно заблуждение выяснилось, когда было подсчитано количество аммиака, необходимого для создания изображения нужной плотности. Оказалось, что его нужно гораздо больше, чем может выделиться из тела человека при любых условиях123.

Позже были предложены еще некоторые модификации гипотезы о возникновении изображения под действием выделившихся из тела паров. Они также были проверены и отвергнуты. Такая участь, в частности, постигла гипотезу о возможной роли сальных выделений124.

Примечание 2003 года: Недавно Роджерс развил дальше разбираемую гипотезу (см. ссылку на его и А. Арнольди статью в Предисловии), в которой главное внимание обращено на то, что известная химическая реакция аминов с полисахаридами или олигосахаридами (реакция Мэйяра) может быть ответственна за возникновение изображения. Роджерс полагает, что испускаемые из тел умерших людей амины могли взаимодействовать с молекулами, присутствовавшими на ткани плащаницы. По его мнению, и цвет получаемых в ходе этой реакции продуктов напоминает цвет изображения на плащанице. Он отмечает, что реакция Мэйяра, в частности, объясняет потемнение пивного сусла в процессе приготовления пива и приобретение конечным продуктом такого же золотистого оттенка. По-видимому, возражения, выставленные по поводу более ранних гипотез о роли выделений из тел умерших людей, приложимы и к гипотезе Роджерса (см. также его статью на сайте Интернета: R.N.Rodgers. The chemistry of autocatalytic processes in the context of the Shroud of Turin, 5 pages, http://www.shroud.com/papers).

Гипотезы задержанного во времени проявления изображения. Следующая группа гипотез может быть объединена под названием «гипотезы, объясняющие возникновение изображения на ткани более поздним его проявлением». Наиболее разработанный ее вариант предложил С. Пелликори125. По аналогии с тем, как иногда получают изображение на ткани или бумаге с помощью отжига, он попробовал применить такой отжиг к льняной ткани: в течение 7,5 часов он держал ткань при 150╟С и получил пожелтение поверхности с примерно такими же спектральными свойствами и флуоресценцией, какие были выявлены на плащанице в зоне изображения. (Уместно отметить в связи с этим, что чистая целлюлоза начинает выделять газообразные вещества, «дымиться» при температуре около 310╟С126). Получалось, что длительное выдерживание при не очень высокой температуре могло способствовать появлению изображения, весьма схожего с изображением на плащанице. Но теперь нужно было объяснить, почему же изображение имело вполне определенные очертания, почему не потемнела вся ткань, а также постараться снизить предел тех температур, при которых мог осуществиться данныйпроцесс.

Пелликори решил смоделировать его, чтобы подобрать условия пожелтения, близкие к реальным. На кусок ткани были нанесены тонким слоем секреты, выделяемые нормальной кожей (потовые и сальные выделения), а также мирра и оливковое масло. Обработанную таким образом ткань подвергли отжигу на воздухе и установили, что для получения изображения можно теперь использовать чуть меньшую температуру — 140╟С, и при этом на весь процесс ушло в два раза меньше времени — только 3,5 часа. Желтоватое изображение при таких условиях возникло только в тех местах ткани, где были нанесены «рисунки» кожными выделениями. Цвет рисунка был примерно таким же, как на плащанице. В дальнейшем температуру отжиги удалось снизить еще больше (до 125╟), удлинив время обработки. Спектральные характеристики пожелтевших участков были близки характеристикам изображения на ткани.

Итак, ядром гипотезы стало предположение, что после того,как тело распятого было уложено на один конец длинного куска льняного полотна и накрыто другим его концом, оно находилось в таком положении без смещения сутки или двое. За это время выделения из тела могли отпечататься на ткани, а уж затем они могли оставаться на ней сколь угодно долго. Если бы позже эта ткань попала в условия повышенной температуры, то изображение проступило бы на ткани и имело бы те свойства, которые отметили физики и химики. Авторы гипотезы указывали127, что одним из точно установленных моментов, когда ткань побывала в таких условиях, был пожар 1532 года. Тогда температура внутри ларя, в котором хранилась плащаница, была наверняка около 200╟С128. Конечно, исключить, что подобное повреждение огнем не случилось раньше, никто не мог129.

Попытался Пелликори найти удовлетворительное объяснение и еще одному факту: отсутствию на ткани следов мирры, масел и других органических и неорганических веществ. Выходиз положения он видел в том, что все эти вещества, включая и продукты пиролиза (возгонки) материала ткани, несомненно, имевшего место при пожаре 1532 года, могли или улетучиться за многие сотни лет хранения ткани, или обесцветиться и подвергнуться химической трансформации, или просто отмыться, если ткань стирали.

Другое обстоятельство — наличие изображения только на поверхности ткани — было более существенным. Согласно гипотезе Пелликори, потовые и сальные выделения, так же как мирра и масла, могли, конечно, попасть только на поверхность ткани (возможно, их количество было невелико), хотя трудно понять,- почему эти вещества не проникли внутрь нитей, ведь хорошая капиллярность ткани плащаницы была четко показана. Правда, Моррис и соавторы ссылались на мнение Дружика о том, что если бы на ткани было повышенное содержание атомов кальция, то ионы последнего могли сыграть буферную роль и удержать молекулы всех «окрашивающих» веществ от проникновения внутрь ткани130.

В общем, нельзя не согласиться, что гипотеза Пелликори была более продумана, чем гипотезы о действии паров. Тем не менее первичный механизм переноса веществ с тела умершего на ткань не был достаточно ясен. Если бы тело отпечаталось на ткани за счет простого контакта его с поверхностью материала, было бы трудно объяснить различия в плотности изображения, имеющиеся в ограниченных по размеру участках изображения. Если бы эти вещества попали на ткань при улетучивании с поверхности тела и конвекционном переносе, то оставались бы справедливыми все те ограничения, которые были отмечены в отношении гипотезы о действии паров.

По мнению Пелликори, более подходящей является гипотеза прямого контакта. В подтверждение этого Миллер и Пелликори131 привели данные, что слишком тонкие детали неразмытого рисунка, выявленные при увеличении фотоснимков, отвергают гипотезу конвекционного переноса. Еще более определенным этот вывод стал после использования совершенных оптических методов. Так, вначале видимыена ткани следы бичевания, особенно в области спины,казались диффузно-размытыми гантелеобразными пятнами. Но при изучении флуоресценции от этих участков было выявлено, что пятна образованы четкими, как бы процарапанными линиями. В некоторых из пятен удалось различить три, а иногда и четыре параллельных царапины, образующих гантелеобразный след бичевания. Такие царапины, заключил Пелликори, могли запечатлеться на ткани только при прямом ее контакте с телом.

Однако, повторяю, при учете механизма прямого контакта ткани с телом распятого трудно объяснить изменение в плотностях изображенияна плащанице.-

Интересную модель, до некоторой степени устраняющую эти трудности, предложил Дж.Герман132. Если ткань плащаницы была первоначально жесткой (либо от прессования, либо от накрахмаливания), то после наложения ее на тело она должна была вначале контактировать с более высоко расположенными точками рельефа тела, а затем, либо от действия испарений, исходящих от тела, либо из-за влажности атмосферы в гробнице, она могла терять жесткость, отмякать и ложиться все более глубоко во впадины, расположенные на теле человека, подобно тому, как накрахмаленная сорочка постепенно прилипает к телу в жаркий день.

Предположение Германа снимало часть вопросов, так как приемлемые характеристики плотности изображения можно было получать, если варьировать время контакта между тканью и телом. Расчет показывал, что чем дольше длился контакт (например, в более высоких точках рельефа), тем плотнее должно было получаться в этих местах изображение.

Уместно подчеркнуть, что автор рассматривает лишь вопрос о способах попадания веществ тела на ткань, соглашаясь с тем, что позже каким-то образом (например, так, как предполагает Пелликори) эти вещества могли быть «проявлены» и «зафиксированы».

Модель Германа действительно содержит удовлетворительное объяснение многим физико-химическим данным, полученным при изучении изображения на плащанице, но и она должна быть верифицирована и при этом должна удовлетворять весьма строгим ограничениям, налагаемым как на время контакта разных участков с телом, особенно в области лица, так и на возможность получения с изображения информации для трехмерной развертки.

К этим же моделям задержанного во времени проявления изображения можно отнести предложение Никеля133, в котором он рассматривает возможность изменения поверхности влажной ткани и приспособления ее для отпечатка подходящего рельефа какой-либо модели. При высыхании ткани на нее может попасть какой-нибудь тонко измельченный пигмент. Поскольку такового на ткани найдено не было, автор предположил, что в случае плащаницы это могли быть вещества, изменяющие целлюлозу или делающие ее более податливой к старению при хранении, высушивании, подогреве или воздействии солнечными лучами. Он не исключает возможности, что в состав таких «сенсибилизаторов» целлюлозы могли входить атомы железа.

Однако, как справедливо отмечают Швальбе и Роджерс, разбиравшие гипотезу Никеля, нет никаких исторических указаний на то, что такой метод когда-либо существовал, по крайней мере, до XIX века. Трудно также согласиться с тем, что он мог быть придуман, использован для плащаницы и тут же забыт.

Наконец, еще один вариант гипотезы задержанного действия был высказан Смитом, предположившим, что отпечаток на ткани мог получиться от длительного контакта с когда-то существовавшей картиной или трехмерной фигурой распятого человека, точно так, как на страницах старинных книг отпечатываются контуры надписей, шрифта или рисунков с противоположных страниц134. Но опять-таки, это предположение страдает тем недостатком, что никаких доказательств в его пользу автор предложить не мог.

Гипотеза возникновения изображения из-за изменения целлюлозы под действием мгновенного повышения температуры или вспышки света. Еще одна возможность открывается в результате проведенных физико-химических исследований поверхности ткани плащаницы. Как уже упоминалось, было выяснено, что на ткани нет никаких посторонних веществ (органической природы или неорганических красителей), которые бы формировали изображение, а было установлено, что целлюлоза, образующая стенки льняных волокон, побурела. Совпадение оптических свойств целлюлозы в участках, умеренно поврежденных огнем 1532 года, и в участках изображения, навело на мысль, что изображение возникло либо под действием тепла, выделившегося в момент, когда ткань находилась на теле, либо под действием мощного источника света, воссиявшего изнутри и как бы выгравировавшего изображение на ткани.

Сама идея о том, что изображение есть результат ожога, была высказана еще в 1966 году Эш135. В подтверждение правоты своей мысли автор провел модельный эксперимент с выжиганием изображения на ткани при наложении ее на нагретый латунный орнамент. Выжженное изображение не выцветало со временем. Оно было устойчиво к последующему нагреванию. Если температура даже становилась выше некоторого критического уровня, так что начинал изменяться цвет ткани, то и в этом случае темнели как участки, свободные от изображения, так и несущие изображение. В результате прежний контраст сохранялся. Химические вещества, образующиеся при ожоге, не растворялись в уксусной кислоте, органических окисляюще-восстанавливающих растворителях и многих другихреагентах.

В поддержку гипотезы легкого поверхностного ожога говорили, как казалось, многие факты и прежде всего данные спектрофотометрии. Так, Гилберты показали136, что спектральные кривые отражения света от участков с легким ожогом и участков изображения почти полностью совпали. Отмечалось выше и почти полное совпадение кривых отражения инфракрасного света от участков поверхностного ожога, участков с изображением и от поверхности льняной ткани, подвергнутой ожогу.

Однако были высказаныи сомнения по поводу правомочности отождествления свойств легких ожогов 1532 года и изображения на плащанице. С. Пел-ликори и М. Эванс отметили137, что хотя спектр отражения света в этих участках совпал, но цвет их слегка различен: ожог имеет более красный оттенок, чем изображение. К тому же В. Миллер и С. Пелликори обнаружили различия между этими участками по характеристикам ультрафиолетовой флуоресценции138.

На это был высказан контрдовод99, гласивший, что условия при пожаре 1532 года и в момент получения изображения на плащанице могли быть различными (например, по содержанию кислорода в среде), тем более, что сами Миллер и Пелликори показали, что в среде с нехваткой кислорода целлюлоза при ожоге дает продукты, флуоресцирующие при УФ-освещении красным светом, а в тех местах, которые были ярко прожжены насквозь при пожаре 1532 года, никакой красной флуоресценции в ультрафиолетовом диапазоне не наблюдалось.

Миллер и Пелликори указали еще на одну особенность, говорящую, поих мнению, против гипотезы ожога. Использовав современные льняные ткани, они установили138, что при их легком отжиге, возникают вещества, дающие при УФ-освещении желто-зеленую флуоресценцию и хорошо растворимые в воде. Поскольку такой флуоресценции на плащанице не зарегистрировали, авторы высказали сомнение в правильности гипотезы ожога139.

И все-таки без знания условий и причин, вызвавших появление изображения, судить уверенно, верна или ошибочна гипотеза ожога, нельзя. В лучшем случае нужно ждать результатов других исследований, которые бы подтвердили или опровергли категоричное заявление С. Пелликори иего соавторов.

Следует сказать, что в литературе дискутируется и такой вопрос: чем мог быть вызван ожог ткани? Высказывались мнения, что он мог возникнуть при краткой яркой вспышке света или при практически мгновенном разогреве тела до огромной температуры (возможно, такой, при которой тело «испарилось»)140. Естественно, что также быстро температура должна была упасть, чтобы опаленной оказалась только поверхность ткани, а не сгорела бы вся ткань.

Как разновидность гипотезы ожога, рассматривалось предположение о так называемой «горячей статуе»141. В литературе упоминается ничем не подтвержденная легенда о том, что якобы в XIV веке существовала такая статуя с обликом Христа, которую могли использовать, чтобы создать «фальшивую плащаницу» (см., например, об этом у Швальбе и Роджерса — сноска 60 наст. изд.). Неизвестны, конечно, ни лица, которые могли быть вовлечены в такую фабрикацию, ни место, где это могли сделать, ни материал, из которого могла быть выполнена мифическая статуя. Тем не менее, была устроена экспериментальная проверка этой возможности, но она не увенчалась успехом142.

Были проведены эксперименты и по возможности получения изображения при вспышке яркого света, однако полученные результаты разочаровали: при существующих источниках света не удается вызвать нужное поверхностное пожелтение ткани, а при увеличении энергии вспышки не удается так сократить ее длительность, чтобы устранить более глубокое поражение. Ткань оказывается просто прожженной143. Не очень ясна и теоретическая сторона вопроса, так как химические реакции, происходящие при световом ожоге, изучены недостаточно.

Пытались также вызвать ожог с характерной картиной дегидратации целлюлозы обработкой кислотами. В частности, это удалось сделать с помощью концентрированной серной кислоты. Но проконтролировать процесс так, чтобы остановить действие кислоты в нужное время (чтобы она не успела проникнуть в глубже лежащие слои), не удалось144. Конечно, еслине удается смоделировать этот процесс сегодня, на существующем высоком уровне технологии, то вряд ли следует всерьез предполагать, что в далеком прошлом, при весьма примитивных методах, какие-то люди могли своими силами «выделать» ткань.

Заканчивая этот раздел, можно отметить, что в целом специалисты разных дисциплин сильно продвинулись вперед в исследовании плащаницы. Тем не менее все попытки проникнуть в тайну изображения, понять механизмы его возникновения, остались малорезультативными. Хотя были предложены разнообразные и изощренные гипотезы на этот счет, против каждой из них были выдвинуты серьезные возражения, и, несмотря на все усилия, тайна плащаницы так и остается неподвластной человеческому разумению.

* * *

Изложенные выше результаты работ ученых, объединившихся в Проект STURP, так же как и другие данные, полученные с использованием инструментального или теоретического анализа, обобщены сейчас во многих книгах. Весьма интересный анализ результатов был сделан известным археологом, работавшим в Гонконге, Уильямом Мичемом (William Micham. 1983. The Authentication of the Turin Shroud: An Issue in Archeological Epistemology. Current Anthropology, v. 24, No. 3, pp. 283-295). В этом же номере журнала помещены комментарии 14 исследователей по поводу статьи Мичема, в которых отмечена непредвзятость и аккуратность автора в описании изучения Туринской плащаницы.

В октябре 1981 года около 40 ученых, входивших в группу STURP, собрались в США на конференцию, на которой были подведены итоги проделанной рабо-ты и принята резолюция, заканчивавшаяся весьма знаменательными словами:

«Для адекватного объяснения изображения на плащанице мы должнеы иметь объяснение, звучащее научно с точки зрения физики, химии, биологии и медицины. В данный момент такой тип разрешения вопроса никак не представляется возможным, несмотря на максимум усилий членов Группы STURP. Более того, физические и химические эксперименты со старой тканью неспособны воспроизвести адекватно феномен, представленный на Туринской плащанице. Научный консенсус таков, что изображение было произведено чем-то, что привело к окислению, дегидратации и конъюгации полисахаридной структуры микроволокон самой ткани. Такие изменения не могут быть воспроизведены в лаборатории с помощью определенных химических или физических процессов… Однако, нет химических или физических методов, которые могут быть приняты в расчет для совокупности факторов, объясняющих возникновение изображения, как не могут равным образом быть указаны физические, химические, биологические или медицинские обстоятельства, которые могли бы адекватно объяснить изображение.

Таким образом, ответ на вопрос о том, как было получено изображение или что привело к появлению изображения, остается сегодня, как это было и в прошлом, мистерией.

Мы можем заключить в настоящий момент, что изображение на плащанице есть реальное изображение тела подвергнутого бичеванию, распятого человека. Это не продукт, созданный художником. Продтеки крови содержат гемоглобин, а также дают положительную реакцию на сывороточный альбумин. Изображение остается мистической загадкой, и пока дальнейшие химические анализы не будут сделаны, возможно учеными из этой группы, а возможно некоторыми учеными в будущем, проблема остается неразрешенной» (цит. по: Peter M. Rinaldi. On Disproving the Shroud of Turin, Section IX). 

18. Откуда появилась плащаница в Турине?

Плащаницу с изображением распятого человека —как утверждали, Иисуса Христа — видимо, впервые продемонстрировали во Франции в Лирэе в 1357 году. Но откуда она пришла? Была ли она древней тканью или «молодой подделкой»?

Ответ на эти вопросы искали многие. Как подсчитал недавно скончавшийся Джон Хеллер, к 1950 году была опубликована солидная литература (около 275 названий) на латинском, французском, итальянском, древнеголландском, испанском, английском, немецком и других языках145. Львиная доля работ — как статей, так и книг — была написана либо в защиту, либо в опровержение письма епископа Труанского Пьера де Арси, в котором он называл в 1389 году плащаницу «ловко раскрашенной подделкой». Однако ознакомление с текстом этого письма не вызвало у Хеллера добрых чувств. Он пишет: «Епископ был не просто сердитым — он был взбешен, буен и неистов. Он был параноидален, и я использую это слово не в переносном смысле, а как психиатрический термин»146. Никаких заслуживающих внимания сведений, состоящих в основном из ругательств, в письме епископа не содержалось.

В последнее время появилось много серьезных работ, в которых сделана попытка выяснить историю странствования плащаницы по свету и ее происхождение147. Наиболее разработанная гипотеза содержится в книге Иэна Уилсона «Туринская плащаница»148.

Сопоставляя различные исторические данные об изображениях Иисуса — Сударионе, Мандилионе, плащанице, пользующихся славой нерукотворных, Уилсон приходит к заключению, что во всех случаях речь идет об одной и той же ткани, лишь называвшейся в разное время другими именами. На протяжении долгого времени, за которое одни исторические эпохи успевали смениться другими, мог трансформироваться и внешний вид демонстрируемого изображения: ткань могли, например, складывать по-разному и показыватьв измененном виде.

Нужда в маскировке могла объясняться желанием спасти Святую Реликвию от воинствующих иноверцев или же от представителей той же веры, но противников всяческих изображений, в частности иконоборцев, движение которых было особенно сильно в VIII-IX веках от Р.Х. Поэтому плащаницу могли прятать, замуровывать в тайники, декорировать накладными решетками и узорами. Так как в измененном виде плащаница могла храниться на протяжении полутысячелетия или даже дольше, сведения о первоначальном облике плащаницы вполне могли исчезнуть. Ведь за это время сменялись десяткипоколений людей, рушились одни государства и нарождались другие, в войнах истреблялось культурное наследие, сносились храмы и воздвигались новые, сгорали в кострах и просто исчезали книги и рукописи.

Как могли потомки в десятом колене упомнить, что их пра-пра-прадеды, оберегая секрет своих усилий, сложили ткань в несколько раз и упаковали ее в небольшом ковчеге с золотым окладом? Да и много ли вообще людей могло быть допущено к этой Святыне за многовековую ее историю? Единицы, десятки?-

Вот так и могло получиться, что, глядя на один и тот же предмет, но трансформированный до неузнаваемости, люди могли называть его в I веке Сударионом, в V-м как-то иначе, в Х-м —Мандилионом, а в XIV-м — Плащаницей.

С предположением Уилсона соглашаются далеко не все, темболее, что Сударион хранится в соборе испанского города Овьедо и в последние годы активно изучается. Тем не менее его гипотеза интересна. Перед ее изложением следует упомянуть, что в христианской литературе нашло отражение поверие о реальном существовании нерукотворного изображения Христа, причем говорилось подчас даже не об одном, а сразу о нескольких таких изображениях. Считалось, например, что наряду с изображением всего тела на плащанице, было также изображение одной головы Христа. Сообщалось и о других покрывалах, платах и плащаницах с изображением и без него. Так, в аббатстве св.Корнелия в Компьене (Франция) хранилась плащаница без изображения, которая сгорела во время Французской революции. Сходная плащаница без изображения, захваченная крестоносцами в 1098 году в Антиохии, находилась в Кадуйине во Франции. Последняя, как было доказано в 1935 году католическим священником отцом Франчесом, оказалась подделкой не ранее XI века: на ней нашли куфические письмена, содержащие мусульманские молитвы. Важно подчеркнуть, однако, что все плащаницы, кроме Туринской и Судариона из Овьедо, так и исчезли из поля зрения специалистов, либо оказавшись поддельными, либо не несли изображения, либо вовсе были утрачены. Не удалось найти и никаких следов оригинала нерукотворного изображения головы Христа (или, как его называли, Мандилиона), хотя копий с него было выполнено много. А поскольку в V веке Мандилион называли нередко и иначе — «Абгарово изображение» или «Эдесская икона»149 , то можно пойти дальше в расшифровке истории этого изображения,ибо Абгар (согласно русской традиции — Авгарь) — это имя царей, управлявших городом Эдесса, с которым исторические источники связывали Христа и Его учеников.

Достоинством гипотезы Уилсона, на мой взгляд, является то, что он не ограничивается декларацией, а в нескольких книгах детально освещает множество доступных ему источников, в которых упоминалось изображение Христа на ткани. В частности, он указывает, что в «Евангелии Евреев» (конец II века) есть цитата, приводимая Св. Иеронимом и говорящая о том, что Иисус Христос после Его воскресения из мертвых дал указание своим ученикам передать плащаницу Св. Иакову150. Дальнейших сведений во II-III веках пока найти не удалось. Но жившая в IV веке Св.Равноапостольная Нина (одна из тех, кто принес христианство в Грузию) рассказала перед смертью, что в молодости, прошедшей в Иерусалиме, она знала об орудиях пытки Христа и о том, что погребальные одежды Иисуса находились сначала в руках жены Пилата, которая позже передала их Св. Луке, «спрятавшему их в место, известное только ему»,а Сударион (или то, что мы называем сегодня плащаницей) был найден Св. Петром, который, по словам Св. Нины, «забрал его и хранил, но мы не знаем даже, был ли Сударион позже обнаружен»151.

В своей книге Уилсон упоминает об укоренившемся обычае евреев уничтожать все одежды покойных, считавшиеся нечистыми, что могло послужить причиной желания учеников Христа спрятать плащаницу. По его мнению, еще более веским основанием было то, что в Торе (Пятикнижии) содержалось указание Бога с требованием: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что в небе сверху и что на земле внизу и что в воде ниже земли»152, которое могло пониматься евреями как запрет на любое изображение человеческого тела (ибо в той же Торе говорилось, что Бог создал человека «по образу и подобию своему»). Таким образом, плащаница, если на ней уже было изображение усопшего Христа, могла рассматриваться как ткань греховная и даже кощунственная. Уилсон считает, что ученики Христа, учитывая это и понимая, что данный завет не приложим к Его облику как к облику Сына Бога, могли позаботиться об иной судьбе ткани, которую Он к тому же дал завет сохранить.

В это время — в первой трети I века от Р.Х. — на юго-востоке малоазийского полуострова, вблизи от границы нынешней Сирии, бурно развивался город Эдесса. Он находился под управлением Римской империи, но имел собственного царя (или топарха). По-видимому, эта относительная независимость объяснялась соседством и влиянием могущественной Парфянской империи на востоке. Через Эдессу пролегали караванные пути. Многие товары, а также деньги оседали здесь, способствуя процветанию города. Позже, когда топарх Эдессы принял христианство, в городе быстро возвели 300 церквей и монастырей. Чтобы помолиться эдесским святыням, ежегодно сюда устремлялись многие верующие из мест, отстоящих на тысячи километров. Вокруг города были пещеры, в которых жили тысячи отшельников и монахов153. Основным языком горожан был сирийский — ведущий язык арамейской группы (разновидности семитских языков), весьма близкий к тому, на котором говорили Иисус и Его ученики.

Достаточно подробное описание событий, которые привели к обращению Эдессы в христианство, содержится в весьма высоко ценимой в среде специалистов «Истории Церкви», написанной в 325 году от Р.Х. римским историком Евсевием Кесарийским154. Сходные описания имеются во многих других источниках154b. Согласно этим описаниям, с 13 по 50 гг. от Р.Х. Эдессой правил Абгар V, страдавший разными болезнями, втомчисле болезнью ног. Прослышав о невиданном могуществе Христа, о Его выдающихся способностях исцеления больных и даже воскресения мертвых, Абгар V отправил Христу письмо с приглашением посетить Эдессу. Христос получил письмо и собирался совершить это путешествие, о чем сказал Своим ученикам и даже написал письмо Абгару V, но предательство первосвященников Иерусалима и мученическаясмерть не позволили Ему выполнить это намерение.

После смерти Христа ближайшие ученики решили выполнить пожелание Учителя; в Эдессу был послан один из проповедников христианства, лично близкий к Христу — апостол Тэддеус (как его именуют в греческих текстах, или Аддаи, согласно текстам на сирийском, или Фаддейпо-русски).Ему и были отданы плащаница и ответное письмо Христа. Видимо, таким способом евангелисты надеялись надежнее сохранить их вдали от Иерусалима.

Придя в Эдессу, Фаддей познакомился с влиятельным местным евреем Тобайесом (в русской литературе его принято называть Товией), отец которого был родом из Палестины, и вместе они отправились во дворец Абгара V. Царь знал Тобайеса, и после сообщения последнего о том, что он привел к царю посланца Христа, Фаддей был допущен к Абгару V. Когда царь увидел развернутое на руке Фаддея полотно с изображением Христа, произошло чудесное исцеление его от недугов. В описании этого события говорится, что от плащаницы исходило сияние, видное только Абгару155.

Фаддей вылечил также Авду — второго человека в эдесской иерархии после царя и совершил богослужение для всех горожан. После этого Эдесса приняла христианство и стала на два десятилетия его оплотом.

Но уже второй сын Абгара V — Мяну VI вернулся в 57 году к язычеству и начал преследовать христиан. Спасая Святую Реликвию, ее хранители якобы замуровали плащаницу в нишу восточных ворот города, и на долгие годы она исчезла из поля зрения. Кстати сказать, этим обстоятельством, да еще тем, что Эдесса была удалена от центра еврейства — Иерусалима, где вместе с Христом вели свою деятельность евреи-христиане, ставшие позже первыми летописцами Его жизни, Уилсон объясняет тот факт, что ни в одном Евангелии плащаница в явном виде не упоминается.

Нерукотворное изображение Христа, но уже в форме Мандилиона, т.е. изображений одного лика Христа, а не всего Его тела, причем портрета живого Человека, без следов распятия, было, по мнению Уилсона, обнаружено в 525 году при устранении последствий страшного наводнения, от которого в Эдессе погибло 30 тысяч человек и было разрушено много зданий. Как пишет историк того времени Эвагриус, живший в 527-600 гг. от Р.Х., тогда был найден acheiropoietes , т.е. портрет, «не сделанный руками»156.

Согласно Уилсону, перед тем, как спрятать Святыню от глаз святотатцев, ее хранители решили свернуть ткань наиболее компактным и достойным образом. Но прежде этого ткань была дополнена на всю длину полоской такого же материала шириной от восьми до девяти сантиметров. Сделано это было для того, чтобы центрировать изображение, случайно оказавшееся несколько смещенным в сторону (рис. 20-а). Как уже указывалось (см. раздел «Исследование текстуры ткани…»), проф. Гилберт Раез из Гентского института технологии текстиля обнаружил, что основные характеристики ткани плащаницы и прикрепленной к ней боковой узкой полоски близки. Следовательно, оба материала могли быть изготовлены в одно время и, возможно, даже одними и теми же мастерами. Нельзя не подчеркнуть, что обнаружение Раезом совпадения свойств обеих тканей говорит в пользу справедливости предположения Уилсона о том, что к ткани пришили полоску вскоре после смерти Христа.

Рис. 20. Рисунок, поясняющий гипотезу Вильсона о преобразовании Плащаницы в Мандилион. На левом рисунке изображена Плащаница во всю ее длину и сбоку узкая полоска материала, которым дополнили основное полотно, чтобы центрировать изображение, случайно оказавшееся смещенным вправо. На правом снимке показано, как Плащаницу последовательно складывали, в результате чего видимой осталась только та часть, из которой видна лишь голова Распятого. (Из книги Вильсона, 1979).

После центрирования изображения можно было, как считает Уилсон, сложить ткань вдвое, затем еще вдвое, и еще раз вдвое, как показано на рис. 20-б; При таком способе укладки сверху оказалась бы та часть плащаницы, на которой имелся отпечаток лика распятого, причем лик виднелся бы в центре образовавшегося треугольника. Не менее важно и то, что для зрителя, не знающего ничего о нижележащих слоях ткани с изображением, этот лик выглядел бы так, как будто никакого перехода от головы к туловищу нет. Последнее обусловливалось тем, что между головой и грудью в области шеи плотность потемнения ткани на плащанице крайне низка. В результате у смотрящего на сложенную таким образом плащаницу создалось бы впечатление, что только голова и отпечатана на ткани (рис. 21). Это впечатление усилилось бы еще более, если бы ткань укрепили на раме, а затем, как это было принято, закрыли большую часть поверхности образовавшейся длинной иконы окладом с решетчатым орнаментом, имеющим прорезь в центре, там, где видна голова (средняя и нижняя части на рис. 21). 

Рис. 21. Иллюстрация гипотезы Вильсона о том, как сложенную ткань Плащаницы укрепили на раме и накрыли окладом с решетчатым орнаментом. (Из книги Вильсона, 1979).

Уилсон приводит соответствующую ссылкуизтекста «Истории Эдесского изображения»157, из которой следует, что, возможно, именно такая трансформация и была осуществлена. С другой стороны, он указывает, что в те времена такой орнамент был широко распространен и в качестве иллюстрации воспроизводит фотографию статуи парфянского царя Утала из Хатры (II век от Р.Х.), костюм которого выполнен из материала с точно таким орнаментом. Однако гораздо более важным, на наш взгляд, является то, что Уилсон обнаружил три иконы Христа (XI—XII веков) из Александрии, Новгорода и Градача, на которых, во-первых, имеется ясное портретное сходство лика с изображением на плащанице, а во-вторых, видны решетчатые оклады одного и того же типа, что указывает на использование разными художниками одной и той же модели (рис. 22). 

Рис. 22. Иконы, на которых изображен Мандилион. Все они однотипны, что, по мнению Вильсона, указывает на воспроизведение одной и той же исходной модели. (Из книги Вильсона, 1979).

Уилсон также справедливо указывает на многие примеры распространения, начиная с VI века, изображений головы Христа, напоминающих Мандилион. Поскольку на плащанице имелось негативное изображение, то все, кто копировал с нее голову, рисовал живого Христа без следов мучений158. Возможно, именно благодаря фотографической природе изображения на плащанице, его негативности обязана христианская иконография своим оптимизмом и жизнеутверждающей силой.

Особенно ценным историческим свидетельством существования Мандилиона в VI веке в Эдессе является тот отрывок из рукописи сирийского историка Евагрия Схоластика, в котором он описал чудесное спасение этого города в 544 году от нападения армии персидского царя Хосроя Нирхирвана. По словам Евагрия, нападавшие отступили, как только Мандилион был вынесен в ряды защитников города. Это событие произошло, когда Евагрию было 17 лет, и, следовательно, он сделал запись по свежим следам.

Но сохранить навсегда независимость Эдессе не удалось. В 639 году город захватили мусульмане, однако их отношение к святыням христиан было довольно терпимым, и, в частности, построенный специально для Мандилиона византийским императором Юстинианом собор Св.Софии не был разрушен. Тем не менее, опасаясь за судьбу Святыни, православные христиане города Эдессы отдали примерно в 700 году Мандилионна сохранение богатому монофизиту Афанасию159, который распорядился изготовить точную копию оригинала, а сам оригинал сохранять в церкви Богоматери в Эдессе.

Между 723 и 842 годами Византийская империя пережила период иконоборчества. Но Мандилион, тем не менее, не был уничтожен. А весной 943 года армия византийского императора под командованием Иоанна Куркуаса осадила Эдессу. Согласно инструкциям, полученным из Константинополя, Куркуас предложил эмиру Эдессы вернуть христианам Мандилион в обмен на обещание сохранить город, освободить 200 мусульманских пленников, гарантировать городу, что на него не будут впредь нападать, и уплатить выкуп в размере 12 тысяч серебряных монет. Летом и осенью 943 года переговоры продолжались, пока, наконец, епископ города Самосата Авраам вместе с епископом Эдессы не перенесли Святыню на корабль, стоявший у причалов Евфрата160. На короткое время Мандилион задержался в Самосате161, а затем его перевезли в Константинополь, где 15 августа 944 года в праздник Успения Богоматери его продемонстрировали узкому кругу членов императорской семьи и высшего духовенства. Характерно, что при рассматривании вблизи, как отметили члены императорской семьи, изображение как бы расплывалось и пропадало из поля зрения. Это свойство, как уже не раз подчеркивалось, является характерной особенностью плащаницы.

На следующий день Святыню показали народу. В январе 945 года один из тех, кто первым увидел Мандилион в Константинополе, Константин Порфирород-ный, считавшийся с 913 года номинальным императором Византии, но не имевший фактической власти, взял управление империей в свои руки. Тотчас же он постановил учредить новый праздник — День Мандилиона и повелел отмечать его 16 августа. Прославившийся своим интересом к истории, этот правитель распорядился описать события, связанные с Мандилионом, что и было сделано.

В 1011 году, как утверждает Уилсон, с Мандилиона была сделана копия, которую привезли в Рим, где для нее был сооружен специальный алтарь, освященный Папой Сергием. Эту копию стали называть покрывалом, или платом Вероники. Получила хождение легенда о том, что и на самом деле женщина по имени Вероника удостоилась великой чести получить от Самого Христа отпечаток Его лика. Согласно легенде, в годы земной жизни Христа в Иерусалиме Вероника жила на улице, по которой Христу предстояло идти на Голгофу. Однажды она услышала крики на улице и, выглянув в окно, увидела, что стражники ведут человека, жестоко избиваемого палачами. Женщина выскочила на улицу, держа в руках полотенце. Процессия, двигавшаяся от дома Пилата к Голгофе, как раз поравнялась с ее домом. По челу истязаемого Человека текли пот и кровь. Женщина решила облегчить Его страдания, приложила к Его лицу полотенце, а на нем чудесным образом отпечатался лик Христа.

Однако лингвистический анализ привел к другому толкованию. Слово «Вероника» составное и содержит в себе латинское Vera, или правда, истина, и греческое eikon — картина, изображение. Следовательно, речь может идти о копии изображения Христа, истинной иконе, нарисованной художником византийской или западной школы, затем размноженной под названием плата Вероники в более поздние времена, а вовсе не о принадлежности чудесного облика Христа, запечатленного на полотенце, Веронике — живой свидетельнице страданий Христа.

Чтобы окончательно завершить рассказ о легенде, связанной с Вероникой, следует упомянуть, что никаких исторически достоверных деталей о жизни женщины по имени Вероника в первой половине I века не найдено. Легенда о Веронике появляется в рукописях спустя 600-700 лет. Так, в «Смерти Пилата», датируемой VII или VIII веком, вскользь упоминается об истории Вероники, но сама история звучит несколько иначе: женщина по имени Вероника еще при жизни Христа решила заказать местному художнику его портрет. Заготовив холст, она пошла в мастерскую, но Христос узнал про это и, представ перед ней, распорядился иначе. Он взял холст, приложил его к лицу и отпечатал на нем Свое изображение162. Есть и другие рукописи VII и более поздних веков, содержащие упоминания о Веронике в связи с нерукотворным изображением Христа, но, во-первых, история самоотпечатка описывается вних совершенно по-разному, a во-вторых, во всех них речь идет о прижизненном, а не о посмертном изображении лика Христа163.

Уилсон полагает, что легенда о Веронике родилась гораздо позже того времени, когда Христос жил на земле, а ранее это имя если и упоминалось, то в иной связи. В подтверждение он ссылается на написанные в IV веке «Деяния Пилата» и «Апокрифы» Макария из Магнезии164, в которых имя «Вероника» приводится в римской транскрипции — Беренице, но без связи с портретом Христа, а как имя женщины, установившей бронзовую статую Иисуса во дворе своего дома165. Но и с этим упоминанием Вероники все неясно. Например, живший в 260-339 годах историк Евсевий Кесарийский пишет, что он видел эту статую, но она была частью композиции из двух фигур, одна из которых изображала коленопреклоненную женщину, а вторая — мужчину, но скорее всего не Христа166. Таким образом, версию о существовании нерукотворного изображения лика Христа Уилсон считает ошибочной.

С другой стороны, он приводит не вызывающие сомнения ссылки на воспоминания очевидцев, относящиеся к первой трети XI века, либо видевших своими глазами Мандилион при его публичных показах, либо допущенных византийскими императорами к хранящимся у них святыням. Так, во время царствования Михаила IV Пафлагонца в 1036 году Святыню пронесли спроцессией по городу167. В 1058 годухристианский арабский писатель Абу Наср Иахиа видел Мандилион в соборе Св.Софии в Константинополе168. Около 1025 года, по мнению Уилсона, хранители Мандилиона впервые узнали, что святая ткань несет на себе не только изображение головы Иисуса, но и всего Его тела169. По-видимому, в это время понадобилось подремонтировать киот, или хранители ткани решили заменить оклад. Во всяком случае, именно в это время появились первые картины, изображающие сцены оплакивания Христа, на которых Его тело рисовали полностью, как на плащанице. Интересно, что в 1192 году в одной из рукописей Молитвенника был помещен рисунок, на котором скрещенные руки Христа изображены с четырьмя, а не с пятью пальцами. Этого ни один художник не мог выдумать самостоятельно, а лишь скопировать с плащаницы170.

Другой замечательный пример четырехпалого изображения руки Спасителя мне посчастливилось найти на фреске Мирожского монастыря в Пскове. В Спасо-Преображенском соборе этого монастыря имеется фреска, на которой изображена сцена оплакивания Христа. Фреска выполнена не позднее 1156 года и скорее всего принадлежит кисти греческих мастеров. На ней запечатлен момент, когда к Иисусу, возлежащему на узкой длинной полосе ткани, припадают жены-мироносицы, а в ногах Иосиф и Никодим. Нет сомнения, что художники либо слышали о том, как надлежит изображать Христа, либо видели саму плащаницу.

Есть еще две детали на этой фреске, которые говорят в пользу мнения, что художники, расписывавшие Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря в Пскове, видели плащаницу. Первая — четко видимый ромбовидный контур в области живота Христа, совпадающий с тем, который имеется на плащанице в этой же области. Вторая — изображение ссадин на коленях, совпадающих со ссадинами, различимыми на плащанице.

Правда, нельзя не отметить, что на этой фреске указан след от гвоздя не в кисти, а в центре ладони. Однако следует подчеркнуть, что композиция фрески построена так, что рука Христа обхвачена рукой припавшей к Нему женщины, и, возможно, художнику не оставалось ничего иного, как сместить точку следа от гвоздя ниже. Нельзя исключить и того, что эта деталь была пририсована позже лицами, не видевшими оригинал (плащаницу).

В том же Спасо-Преображенском соборе есть еще одна фреска, привлекшая наше внимание. На барабане в центральной части собора, перед алтарной частью изображен Спас Нерукотворный (Мандилион). Эта фреска полностью совпадает по композиции с иконами, приведенными на рис. 22. Как и там, лик Христа каноничен. Он помещен внутри круга, а круг, в свою очередь, находится в центре прямоугольника, все остальное пространство которого занято таким же ромбовидным орнаментом.

Исходя из этого, можно предположить, что художники, расписывавшие в первой половине или середине XI века Спасо-Преображенский собор, знали как Мандилион в той его форме, что описывает И. Уилсон, так и развернутую плащаницу с полным изображением Христа.

Эта наша находка подтверждаетмнение относительно трансформации Мандилиона в плащаницуименно в XII веке. Во всяком случае, в XII веке появились многочисленные свидетельства раскрытия «тайны Мандилиона». В частности, в проповеди Папы Стефана II, записанной в 1130 году, говорится о посланной Христом Абгару «ткани белой, как снег, на которой чудесное изображение лика Господня и всего Его тела во всю длину было столь божественно представлено…»171. В фундаментальной «Истории Церкви», принадлежащей перу английского монаха Ордерика Виталиса (около 1130 года), также упоминается ткань, на которой виден не только лик Иисуса, но и «пропорции тела Господня»172.

Свое предположение о том, что именно в XI-XII веках произошла трансформация Мандилиона в плащаницу, Иэн Уилсон подкрепляет выводом видного искусствоведа Курта Вейцмана из Принстонского университета (США), считающего, что именно в это время сложилась иконографическая традиция изображать сцену оплакивания Христа святыми девами в момент, когда Его тело Иосиф Аримафеянин и Никодим укладывают на полотно173. Примеры таких сцен оплакивания многочисленны.

В XII веке в исторической литературе неоднократно встречается упоминание о хранившейся в Константинополе ткани с чудесным (нерукотворным) изображением снятого с креста тела Иисуса Христа. Интересный пример такого рода приводит в своей книге Джон Хеллер, цитирующий труд исландского священника Николаса Семундарсена, совершившегопаломничество в Константинополь и вернувшегося домой в 1157 году.Он упоминает, что видел «плащаницу с кровью и телом Христа на ней»174.

В ноябре 1202 года крестоносцы — участники 4-го похода — достигли Константинополя, и один из них, француз Робер де Клари, в августе 1203 года заносит в дневник запись, что он видел плащаницу «с фигурой нашего Господа» в одной из церквей Константинополя175. 12 апреля 1204 года крестоносцы разрушают многие здания в городе, грабят соборы и жителей. В этот момент плащаница исчезает. Как пишет де Клари, «ни греки, ни французы не знали, что с ней случилось»176.

Следы ее объявляются в конце века. Похоже, что она оказывается в руках вождей могущественного Ордена тамплиеров (храмовников).

Орден этот возник в начале XII века после завершения крестового похода в Палестину в Иерусалиме, где его основали французские рыцари. Название ордена избирается по названию резиденции его учредителей, располагавшихся в церкви, которая по преданию была построена на месте древнего храма Соломона. Тамплиеры вместе с иоаннитами принимают активное участие в создании Иерусалимского королевства (в него входили земли Палестины и Восточного Средиземноморья, а также три вассальных государства — Триполи, Эдесса икняжество Антиохия).

В 1147 году тамплиеры принимают участие во2-м Крестовом походе, начатом в ответ на захват турками-сельджуками в 1144 году Эдессы. Участвуют они и в походе на Константинополь. В этот момент они, видимо, и завладевают Великой Реликвией — плащаницей.

Уилсон полагает, что первоначально Святыню, возможно, в целях конспирации, называют «Идолом» и хранят в сокровищнице ордена в Акре, а в 1291 году, после захвата Акры арабами, ее перебазируют сначала в Сидон, а затем на Кипр и в 1306 году в Марсель. Туда ее мог перевезти гроссмейстер ордена Жак Бернар де Моле вместе с другими сокровищами ордена, а оттуда их переправляют севернее — в замок Тампль в Париже. Там перед «Идолом» совершали тайные службы для самого узкого круга руководителей ордена.

По-видимому, слухи об этом просочились в инквизицию, и 13 октября 1307 го-да по всей Франции были совершены аресты членов ордена. Инквизиция обви-нила орден в ереси и постаралась в одну ночь схватить весь его состав, а глав-ное — инквизиторы тщательно разыскивали «Идола». Но он как сквозь землю про-валился. Вождей ордена подвергли пыткам, стараясь дознаться, куда они спрятали свою святыню. Они молчали. 19 марта 1314 года Жака де Моле и руководителя нормандского отделения ордена Жоффруа де Шарни сожгли на костре.

А спустя почти 40 лет — в июне 1353 года французский рыцарь, назвавший себя также Жоффруа де Шарни, чье родство с сожженным на костре нормандским мастером Ордена тамплиеров так никогда и не было доказано полностью, добился от короля Иоанна II Доброго (из династии Валуа) разрешения на основание коллегиатской церкви (т.е. церкви, сосуществующей наряду с главным собором и нередко управляемой одним и тем же, что в соборе, священником) в городе Лирэе (вблизи Буйи). Церковь была освящена 28 мая 1356 года, а 19 сентября того же года Жоффруа де Шарни был убит в Англии в битве. Его вдова — Жанна де Вержи (вторая жена де Шарни) наследовала его имущество, и в 1357 году в Лирэе собрались толпы верующих, чтобы увидеть собственными глазами Святую плащаницу, вынесенную из церкви, принадлежащей семье де Шарни. В честь этого события был выпущен специальный медальон, на котором изображалась плащаница во всю длину.

С этого момента началась современная, хорошо изученная история плащани-цы. Ее демонстрировали в Льеже (Бельгия, 1449) и в Жермоле (вблизи Масона, 1452), затем в других городах Франции. Папа Юлий II подписывает в 1506 году указ о праздновании 4 мая как дня Святой плащаницы. В 1535 году ее демонстри-руют в Турине, а в 1536 году в Милане, затем снова возвращают во Францию. Ее владельцами становятся герцоги Савойские, а местом хранения — собор в городе- Шамбери, пока, наконец, 14 сентября 1578 года плащаницу не перевозят окончательно в Турин. До этого (в середине XV века) она побывала в Швейцарии.

Таким представляется Иэну Уилсону путь странствований Святой плащаницы.

19. Изображение на плащанице и иконография Христа

Недавно в древних римских катакомбах обнаружена фреска на потолке с изображением человека (Иисуса Христа?), в деталях напоминающего изображение на Туринской плащанице (BBC News, Friday, June 5, 1995, published at 23:31 GMT, UK).Эта находка исключительно важна, так как отвергает распространенное среди искусствоведов мнение, что первые иконописцы и художники хрситианской поры не имели представления об облике Христа, позже ставшем каноническим (под влиянием ставшей популярной с 14-го века плащаницы?). Действительно, на изображениях Христа во II веке от Р.Х. чаще всего можно видеть юного Христа, без бороды и усов, реже более пожилого. Такая традиция сохранялась на протяжении почти трех столетий. На многих византийских, сирийских и других иллюстрациях к жизни Христа Его изображали либо молодым безбородым, либо с бородой и усами. В них отсутствует какое-либо портретное сходство с изображением на плащанице или же это портретное сходство весьма отдаленно.

Но поскольку Христос жил на земле, поскольку многие Его ученики могли сохранить память о том, как Он выглядел (возможно, они даже делали портреты Спасителя), существовала среди людей мечта возродить память о Христе как о Богочеловеке, восстановить Его портрет. Переписка начала IV века между императрицей Констанцей Августейшей и епископом Евсевием Кесарийским «живо передает эту тоску»177.

С середины IV — начала V веков происходит трансформация во взглядах на то, как выглядел Христос. Складывается канонический образ Христа, причем этот образ весьма напоминает изображение на плащанице. По-видимому, плащаница сыграла решающую роль в подобном изменении.

Одним из первых примеров может служить фрагмент росписи катакомбы Петра и Марцеллина в Риме, датируемой примерно началом V века (рис. 23).

Рис. 23. Иисус Христос. Фрагмент росписи катакомбы Петра и Марцеллина в Риме. Около 400 года. (Из энциклопедии «Мифы народов мира», изд. «Советская энциклопедия», М., 1980, т. 1, стр. 502).

В VI веке было выполнено несколько изображений Христа на серебряных сосудах, найденных в Хомсе (древняя Эмеса, Сирия; рис. 24) 

Рис. 24. Изображение Иисуса Христа на серебряной вазе (VI век), найденной в Хомсе (древней Эмесе), Сирия, имеющее близкое сходство с изображением на Плащанице. (Из книги Вильсона, 1979).

и при раскопках Херсонеса в 1897 году (рис. 25), на которых лик Христа имеет большое сходство с ликом на плащанице. Аналогичная им ваза-мощехранилище обнаружена в Болгарии178. Все эти изображения напоминают изображение головы на плащанице.

Рис. 25. Изображения Иисуса Христа и апостолов Петра и Павла на серебряной вазе-реликварии (около 550 г.). Найдена в 1847 году в Херсонесе, хранится в Эрмитаже, Санкт-Петербург. (Из книги А. В. Банк, Византийское искусство в собраниях Советского Союза, илл. 81 с комментариями на стр. 288).

Важный вклад в доказательство подобия иконографического облика Христа и изображения на плащанице внесли медицинские исследования. Еще Поль Виньон отметил 15 особенностей на лице человека на плащанице, которые придают Ему индивидуальный характер, — такие, как поперечная полоса, идущая вдоль лба, специфическая перемычка на носу и другие. Анализ многих икон показал, что эти индивидуальные черты отчетливо выявляются на иконах. В качестве примера Иэн Уилсон приводит иконы Христа Пантократора из церкви в Дафнии (XI век), Христа милосердного (XI век; находится в музее Западного Берлина), Христа на троне (Собор Св.Софии в Константинополе, XII век) и фрески из церкви Сан-Анджело в Формисе (Италия, XII век). Уилсон использовал также примеры русских икон — копии Восточного Мандилиона 1204 года, штандарта войска Ивана Грозного и штандарта русской армии периода Первой мировой войны.

Несомненно, что укрепившаяся иконографическая традиция в изображении Христа могла иметь в числе первоисточников лицо распятого, отображенное на плащанице. В любом случае это совпадение трудно рассматриватькак случайное.

Заключение

Таковы на сегодняшний день результаты научного исследования Туринской плащаницы. Суммируем их кратко:

1. Медицинские исследования позволили сделать вывод, что на плащанице действительно отображено тело распятого человека со следами истязаний, полностью соответствующих тем, что описаны в Новом Завете. Заключение медиков гласит: на плащанице «имеется адекватная информация, которая анатомически точна. Не возникает никаких проблем в постановке диагноза для данного индивидуума. Патологические и физиологические особенности не вызывают вопросов и содержат медицинские знания, неизвестные 150 лет назад… Доказано, что человек, подвергнутый истязанию бичеванием, был распят и скончался от сердечно-легочной недостаточности, типичной для казни распятием»179.

2. Анализ текстуры ткани показал, что она изготовлена на ручном станке из льняных нитей. В нитях имеется незначительная примесь хлопковых волокон. Хлопчатник завезли в Ассирию в VII до Р.Х., а в Европу лишь в Х в. от Р.Х., причем волокна хлопка, найденные на плащанице, совпадают по свойствам с волокнами вида хлопчатника Gossypium herbaceum, которыйкультивировали в Иудее в годы, когда там жил Христос. Установлено, что тип плетения ткани древний, в настоящее время известны лишь единичные образцы такого ткачества, изготовленные не позднее 276 года от Р.Х.

3. Исследование пыльцевых клеток, найденных на поверхности плащаницы, позволило идентифицировать пыльцу 49 видов растений, из которых 12 встречались на Ближнем Востоке, 13 — на Ближнем Востоке и в Малой Азии, 2 — на Ближнем Востоке и вблизи Константинополя, 6 — на Ближнем Востоке, в Малой и Передней Азии, 15 — в Европе, включая Францию и Италию, 1 — только в Италии.

4. На плащанице в области изображения стоп найдены запавшие между нитями почвенные частицы. Такие же частицы имеются в участках изображения ссадин на коленях и содранного кончика носа. В этих местах частицы земли смешаны с кровянистыми выделениями.

5. В области ран присутствуеткровь, что доказано по наличию гемоглобина, билирубина и альбуминов. Установлено, что кровь попала на ткань до того, как на ней запечатлелся облик тела. Серологический анализ показал, что белки крови принадлежат человеку, а сама кровь, возможно, принадлежит к типу АВ (четвертая — наиболее редкая группа крови). В препаратах крови найдены следы человеческой мужской ДНК, однако пока нельзя сказать, имется ли ДНК в других местах на плащанице.

6. На поверхности плащаницы нет ни органических, ни минеральных красителей, так же как не выявлено никаких основ красок (масел, восков, белковых пленок и др.).

7. Исследованияизменений интенсивности изображения по различным направлениям позволили установить, что на плащанице отсутствуют даже незначительные по величине перепады интенсивности между светлыми и темными участками, которые неизбежно возникают при использовании любых известных человеку методов живописи.

8. Тело на плащанице различается невооруженным глазом только с расстояния не ближе 4-5 метров. Стоит подойти ближе, как изображение исчезает и не удается различить никаких деталей.

9. Доказано, что изображение возникло за счет изменения цвета поверхности волокон льна, что обусловлено дегидратацией целлюлозных волокон. Интенсивность изображения определяется числом потемневших волокон на единицу площади. Изображение ограничивается глубиной не более 2-3 волокон льна, из которых спрядены нити, и нигде не переходит на обратную сторону ткани. По своим спектральным характеристикам цвет изображения совпадает с цветом легких ожогов, возникших на ткани при пожаре 1532 года.

10.Изображение на плащанице обладает необычным свойством: оно несет информацию о трехмерности тела, запечатленного на плащанице, что позволило воспроизвести объемную фигуру распятого. Других примеров таких изображений с трехмерной информацией человечеству не известно. Информация о трехмерности закодирована числом потемневших волокон на единицу площади.

11.Все предложенные к настоящему времени гипотезы о механизме возникновения изображения оказались неудовлетворительными. Природа появления изображения остается нераскрытой.

12.Опубликованы данные, полученные с помощью оптической и компьютерной технологий, что на глазах отображенного на плащанице человека лежат монеты, напоминающие лепты, выпущенные римским императором Тиберием (жил с 42 г. до Р.Х. по 37 г. от Р.Х., правил империей с 14 по 37 г. от Р.Х.). В надписи имеется ошибка (вместо TIBERIOY KAICAPOC отлито TIBERIOU CAICAROС). После публикацииэтой информации в коллекциях нумизматов были найдены 6 монет с точно такой же ошибкой, ранее не известных нумизматам.

13.Накопленные данные свидетельствуют, что изображение на плащанице не нарисовано рукой человека. Ни один художник не был в состоянии и не может сегодня выполнить такую работу. Вывод ученых гласит: «плащаница не может быть результатом деятельности глаз/мозга/рук [человека]»180.

14. Современная наука не в состоянии установить личность изображенного на плащанице человека. Однако все обнаруженные на ней особенности в той же мере не могут отвергнуть предположение о том, что на плащаницеостался отпечаток тела Иисуса Христа.

Сноски:

66 Письмо приведено в книге И. Уилсона, сноска 35, с. 306.

67 T. Humber. The Sacred Shroud. New York. Pocket Books, New York, 1977.

68 J. H. Heller, см. сноску (63), pp. 112 и 152.

69 Этот вывод был сделан еще участниками второй Комиссии по изучению Плащаницы (см. сноску /8/; доклад С. Курто, с. 59). На данном этапе исследований было подчеркнуто, что липкие ленты отделяются от ткани несколько легче в участках с изображением, чем в участках чистой ткани, что по-видимому объясняется ослаблением прочности льняных волокон и их большей растяжимостью в зоне изображения.

70 M. Frei. Naturwiss. Rundshau, 1979, 32, S. 133.

71 J. H. Heller (см. сноску 63 к наст. изд.), pp. 120-148.

72 Ibid., p. 140.

73 Ibid., p. 141.

74 W. C. McCrone. Microscope, 1980, 28, 115; W. C. McCrone, C. Skirius. Microscope, 1980, 28, 105.

75 См. J. H. Heller (сноску 63 наст. изд.), p. 194 и 213.

76 Ibid.

77 Ibid., pp. 178-180 и 190.

78 J. H. Heller, A. D. Adler. Blood on the Shroud of Turin. Applied Optics, 1980, vol. 19, no. 16, pp. 2742-2744.

79 J. H. Heller, A. D. Adler. A chemical investigation of the Shroud of Turin. Canadian Forensic Society Scientific Journal (J.Forensic Sci.), 1981, vol. 14, no. 3, pp. 81-103.

80 L. A. Schwalbe, R. N. Rogers (см. сноску 60

  • 28-02-2017, 20:33
  • Просмотров: 1532
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

ВНИМАНИЕ! ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАВШИСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВЛЯТЬ СВОИ КОММЕНТАРИИ.

Пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы, просто войдите в систему, введя свое имя пользователя и пароль .

Эксклюзивные подарки от Йосефа Роджеро


  • Sterling Silver Biblical Chess Set
  • Sterling silver clock
  • Sterling Silver Bird
Перейти к подаркам


    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)
  • 10 октября Моше Немировский Россия

смотреть полный список