Авторизация с помощью:





Авторизация с помощью:



Все новости

На святой земле

Версия для печати


 Правительству нет дела до святости Иерусалима




Иорданцы опасаются, что контроль за святыми для мусульман местами в Иерусалиме может быть передан саудовцам. Такой вариант развития событий их не устраивает, и это могло быть одной из причин, по которым Иордания решила не продлевать Израилю срок аренды территорий близ Наараим и Цофар – чтобы получить дополнительный козырь в переговорах с Иерусалимом по данной теме.
— К сожалению, у нынешнего правительства, как и у его предшественников не было и нет четкого представления, как именно должен осуществлять контроль за святынями Иерусалима. Отсутствует стратегический подход к этой жизненно важной теме. Особенно это касается, конечно же, Храмовой горы. Отношение правительства к этому святому месту не выдерживает никакой критики, — сказал в интервью «Деталям» доктор Шмуэль Беркович.
Он считается одним из самых признанных в мире специалистов по святым местам иудаизма, христианства и ислама, находящимся на территории Израиля, читает лекции на эту тему в университетах и в исследовательских центрах. К его консультациям прибегают политики и общественные деятели. Докторская диссертация Шмуэля Берковича «Правовой статус святых мест в Эрец Исраэль» использовалась, как весомое историческое и юридическое подспорье, для израильской  делегацией на мирных переговорах  между Египтом и Израилем в Кэмп-Дэвиде в 1978 году.
Однако особое внимание Беркович уделяет Храмовой горе — главному, на его взгляд, камню преткновения в отношениях между евреями и мусульманами. Не пропускает ни одной конференции по этой теме. Недаром его иногда называют ходячей энциклопедией Храмовой горы. Свои мысли и умозаключения он изложил в книге «Война за святые места» — на ее написание ушло двенадцать лет. Показательно название, которое он выбрал для своего второго литературного труда о Храмовой горе: «Что за ужасное место».
Его сын Офер сейчас борется за пост мэра Иерусалима. «Потому я не удивляюсь, когда меня сегодня называют «папа того самого Берковича», — говорит знаменитый исследователь.
— Мой отец был бойцом подпольной организации «Эцель». Он рассказывал мне, как во времена британского мандата они трубили в шофар перед наступлением Судного дня у Стены плача. Эта история воспламеняла мое воображение, — рассказывает доктор Беркович.
В 1996 году Вакф – исламское религиозное общество, в ведении которого, согласно решению израильского правительства, находится Храмовая гора — приняло решение о строительстве здесь огромной подземной мечети. Строительные работы начались в помещении, известном как Соломоновы конюшни. Мало того, что эти работы едва не привели к обрушению Стены, так арабские строители к тому же попутно уничтожали археологические находки, которые им попадались.
— Вакф должен согласовывать свои решения с израильским правительством. Как могло это строительство начаться без ведома Управления древностей? Без одобрения кабинета министров? – спрашивает доктор Беркович. — В общей сложности во время тех работ было удалено свыше десяти тысяч тонн почвы, в том числе и важнейшие археологические слои, насыщенные многочисленными артефактами. Все вывезли на многочисленные иерусалимские свалки.
Был в то время один молодой человек, студент, интересовавшийся древностями — сегодня он уже известный археолог, его зовут Цахи Двира. Он не поленился и стал перекапывать землю, сброшенную в долину Кедрон. Он обнаружил там удивительные предметы, так за это его хотели судить, как за кражу древностей! Вместо того, чтобы предъявить претензии к тем, кто допустил подобное варварство! Я уже не говорю о том, что сегодня немусульманин не может вообще попасть в Соломоновы конюшни!
— Этот процесс удалось каким-то образом остановить?
— В какой-то степени. После долгой и изнурительной борьбы, после публикации моей книги «Что за ужасное место», после вмешательства государственного контролера – причем его доклад об этой безобразной ситуации какое-то время власти вообще не хотели предавать гласности!
— Почему?
— Опасались, что это вызовет негативный международный резонанс. Но мы обратились к тогдашнему главе Моссада Меиру Дагану, а он, в свою очередь, связался с королем Иордании Абдаллой. И король разрешил этот отчет публиковать, поскольку Иордания также заинтересована в сохранении Храмовой горы и ее ценностей. Только после этого материалы, наконец, были преданы гласности.
— Кстати, скажите, а что говорит по этому поводу закон?
— В соответствие с параграфом 29 закона о древностях, любое действие, производимое на исторически значимом месте, используемом также для богослужения — например, на Храмовой горе — требует не только одобрения Управления древностей, но и обсуждения на специальной межминистерской комиссии. Конечно, это относится и к работам по выемке грунта.





Раскопки в Иерусалиме

Когда я обратился в суд, чтобы прекратить чинимое варварство, то смог доказать, что эта комиссия вообще ни разу не собиралась, за все 43 года своего существования! Высший суд справедливости, рассматривавший мое ходатайство, упрекнул государственную прокуратуру в бездействии, и объявил, по сути, явно незаконными все операции, совершенные с 1967 по 2010 год на Храмовой горе. И только после этого межминистерская комиссия стала собираться на свои заседания, чтобы хоть как-то решать вопросы, связанные с древностями и святыми местами!
— А Управление древностей?
— Оно тоже стало активнее, следит за тем, что происходит на Храмовой горе. Потому сегодня Вакфу труднее там распоряжаться. Любые операции, предполагающие выемку грунта или способные повредить археологическим слоям, будут пресечены на корню.
— То есть можно говорить, что ситуация нормализовалась?
— Вряд ли. Во-первых, есть большое количество организаций, которые в той или иной степени отвечают за происходящее на Храмовой горе — полиция, ШАБАК, Управление древностей, муниципалитет Иерусалима… Но нет органа, который мог бы координировать их работу.
Во-вторых, нельзя говорить о нормализации ситуации, как минимум, пока не привлечены к ответственности те, кто допустил проведение подобных строительных работ на Храмовой горе. А также израильские должностные лица, не отреагировавшие никоим образом на происходившее за время строительства подземной мечети. Потому что есть соответствующая инструкция юридического советника правительства от 1998 года, согласно которой ни полиция, ни Управление древностей, ни муниципалитет не несут ответственности за судьбу артефактов с Храмовой горы. И эта ситуация немыслима, если честно.
— Удивляет и другое: в одном из недавних интервью вы заявили, что выступаете за сохранение целостности Храмовой горы как исторического и религиозного памятника – но в то же время не хотите, чтобы евреи там молились. Почему?
— Я хочу, чтобы евреи спокойно посещали Храмовую гору, чтобы их за малейшую провинность не хватали полицейские и не тащили в участок — при этом закрывая глаза на то, что творят там порой жители Восточного Иерусалима или арабы из других мест. Но я не хочу, чтобы евреи там молились, чтобы строили там синагогу или храм — потому что мне дорого спокойствие моей страны. Потому что мусульмане сходят с ума, когда на Храмовой горе происходит что-то, не соответствующее их традициям. Что делать? Это надо учитывать.
— Я говорю это, как эксперт, безотносительно к политическим взглядам. Я не отношусь к тем, кто кричит «Храмовая гора в наших руках!» Я считаю, что пока по Храмовой горе соблюдается некий статус-кво, в рамках которого там не разрешено молиться евреям, там не надо молиться. Кроме соображений безопасности, есть постановления на этот счет самых видных духовных авторитетов, таких, как раввин Шалом-Йосеф Эльяшив, раввин Элиэзер Шах, раввин Овадия Йосеф.Постановления, запрещающие молиться на Храмовой горе. Но, повторяю, я за то, чтобы статус-кво по Храмовой горе соблюдался не в одностороннем порядке, когда преимущества получает, в основном, арабская сторона.
— А чем этот статус-кво определяется?
— Тремя параметрами. После освобождения Иерусалима Вакф отвечает за гражданский статус Храмовой горы, безопасность обеспечивается израильскими силами правопорядка, и там нельзя молиться – хотя посещение не запрещено. Однако события последних лет, в особенности, 2014-2015 годов, несколько искривили понимание этого статус-кво. Когда мусульмане швыряли с Храмовой горы в молящихся евреев камни и бутылки, это почему-то не считалось нарушением статус-кво. А стоило евреям туда подняться на гору, как сразу начинался крик, и к нарушителям тотчас применялись полицейские меры. А потом многим евреям вообще запрещалось, чуть ли не годами, подниматься на Храмовую гору.
Напомню, что мусульмане могут посещать Храмовую гору семь дней в неделю, с семи утра до семи вечера. А евреям позволено подниматься туда пять дней в неделю, и им отводится для посещения четыре-четыре с половиной часа. Мусульмане могут молиться, другие – только посещать. Потому, если кто-то говорит, что статус-кво на Храмовой горе дает преимущества евреям — он говорит глупости. Нынешний статус-кво больше в пользу мусульман.
— Если говорить не только о Храмовой горе, но и вообще о святых местах, какие самые важные проблемы вы бы назвали?
— Прежде всего, отсутствие государственного, стратегического подхода. А отсюда уже проистекает такое количество нерешенных вопросов, что остается лишь развести руками. Здесь и фиаско в деле восстановления старых еврейских могил на Масличной горе, на горе Сион и в Цфате; и урон, который нанесла последняя интифада святым местам, как еврейским, так и христианским; и борьба между археологами и ультраортодоксами из-за возможности вести раскопки на местах древних захоронений; отношения между Израилем и Ватиканом; конфликты с христианскими общинами по проблемам святых мест… Еще много вопросов ждут своего решения, или хотя бы попыток смягчить существующую напряженность.
Марк Котлярский, «Детали». Фото: Оливье Фитуси

Источник: http://detaly.co.il | Оцените статью: +1

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария


Похожие новости:





Наш архив