Обрезание девочек в Иране: между Сунной и сохранением чести » Центральный Еврейский Ресурс SEM40
Авторизация с помощью:








Все новости

Религия и реалии сегодняшнего дня

Версия для печати


 Обрезание девочек в Иране: между Сунной и сохранением чести


ÐÑлла пÑÐµÐ¿Ð¾Ð´Ð°ÐµÑ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñке ÐоÑан. ФоÑогÑаÑÐ¸Ñ ÐаÑÑÑ Ðаземи

Жители юга Ирана считают, что женщины — «злые существа». Обрезание необходимо, чтобы спасти ее от сатаны. Поэтому когда девочке исполняется 40 дней, ей отрезают клитор. Считается, что эта процедура делает женщин менее страстными, а значит, более достойными. Проблема женского обрезания в Иране едва ли стоит на официальной повестке дня, но масштабы этого явления поражают.

Обрезание обязательно для всех, как для мальчиков, так и для девочек, через нож пророка должны пройти все мы», — сказала на сирийском диалекте курдская старушка из деревни в провинции Курдистан на западе Ирана, прожившая долгую жизнь, помогая роженицам и обрезая девушек. Мужчина, сидевший рядом с ней, подтвердил ее слова и продолжил: «Обрезание — это Сунна, и эта женщина предоставляла свои услуги всем девушкам в регионе бесплатно».
Камера режиссера документального фильма Камиля Ахмади, перемещается между четырьмя иранскими провинциями, где женское обрезание до сих пор распространено в сельских районах. По большей части это практикуют сунниты шафиитского мазхаба, которые проживают в Западном Азербайджане, Курдистане, Керманшахе и провинции Хормозган. Эти регионы расположены на западе Ирана, где деревни граничат с Турцией, с одной стороны, и с Ираком, с другой, а курдов здесь нельзя отличить друг от друга. Ассистентка режиссера останавливает женщин по дороге, чтобы задать им вопросы о женском обрезании, в то время как камера снимает все издалека.
«Вам делали обрезание?» — режиссёр задаёт вопрос, смущающий одних и смешной для других. Одни отвечают: «Да, нам делали обрезание». Другие: «Нет, мы убежали от этого ножа». Однако большинство пожилых женщин, которые появляются в документальном фильме, защищают обрезание и считают его необходимым. Одна из них сказала: «Еда той, что не обрезана, не халяльна». Ассистентка режиссера спросила ее, почему, на что та ответила, что так советовал делать Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) и об этом «говорится в Коране».
«Однако дочь старейшины деревни не обрезана», — говорит ассистентка. Пожилая женщина категорически это отрицает, заявляя: «Это неправда, тот, кто не обрезан, позорит свою семью». Она объясняет это тем, что необрезанные испытывают больше сексуального влечения, и поэтому процедура необходима, чтобы предотвратить скандалы в будущем.
Камера снова перемещается из одной деревни в другую. Съёмочная команда стучит в двери домов и спрашивает: «Вы обрезаете своих дочерей?»



Во второй деревне отвечают иначе: «Мы выступаем за обрезание девочек, однако никто его не делает, поскольку цыгане давно не посещали эту деревню». По словам одной из жительниц, обрезание — это хорошо, однако, сегодня оно не практикуется, так как цыгане покинули деревню. Но если они вернутся, то вернётся и практика из Сунны. Соседка женщины посмеялась и сказала: «Хвала Аллаху, что цыгане уехали, потому что я боюсь делать обрезание своей дочери. Это больно». Женщина подтвердила, что ей делали обрезание и данная процедура чрезвычайно болезненна.
Съемочная команда смогла добраться до одной из женщин, которая проводит процедуру обрезания: «Это хорошее дело. Не трудно отрезать часть гениталий размером с нут. Нет, даже размером с чечевицу». Она также рассказала, что отрезается клитор, и отрицала, что процедура причиняет боль женщинам. «Сверху нужно посыпать пеплом или использовать мазь, если это необходимо. Через два дня все закончится, и все вернется на круги своя», — сказала она очень спокойно.
Так же легко рассказывали об обрезании многие иранки из отдаленных деревень на западе страны, настаивая на том, что эта процедура абсолютно безопасна. При этом их отличает удивительная убежденность в том, что это практика из Сунны, которую они должны поддерживать. Интересно, однако, отметить, что шейхи в этих же районах стояли перед камерой и настаивали, что это неправильный обычай и о нем следует забыть.
Закон существует, однако причина — культурная бедность
Никого в Тегеране не заботит проблема женского обрезания. Для многих этот вопрос вообще не стоит, поскольку считается, что это касается только девочек в Африке. Одна женщина рассердилась, когда мы подтвердили, что эта жестокая по отношению к женщинам, процедура все еще практикуется в четырех провинциях Ирана. Кто-то начал возражать, а кто-то спросил: «Неужели в Иране делают женское обрезание?»
Хотя в статьях 663, 706, 705, 707 и 708 исламского уголовного кодекса Ирана говорится, что лицо, которое проводит операции на женских половых органах, совершает преступление и в качестве наказания предусмотрен денежный штраф, тема обрезания не упоминается открыто, пусть и рассматривается как преступление против женщин. В то же время нет образовательных мероприятий для просвещения населения в областях, где по-прежнему практикуется женское обрезание.
Большинство убеждений по данному вопросу в Иране ошибочны: одни приписывают обрезание девочек исламу, другие — арабам. Однако полевые и научные исследования, проведенные иранскими исследователями Камилем Ахмади и Райхой Музаффарян на тему женского обрезания в Иране, свидетельствуют о том, что традиция обрезания уходит своими корнями глубоко в историю среди курдов западного Ирана. Она также широко распространена у народов Хормозгана, который выходит к Персидскому заливу. Здесь эта традиция имеет иностранные корни, что подтверждается отсутствием данной практики в центральных провинциях, таких как Тегеран, Исфахан и Шираз.
Убеждение, связывающее женское обрезание с Сунной, ошибочно и не имеет отношения к какому-либо конкретному мазхабу, хотя и распространено среди суннитов-шафиитов. Так, в Хормозгане есть несколько шиитских деревень, где практиковали женское обрезание. Также явление не относится ко всем суннитам, так как туркмены на северо-востоке страны и белуджи на юго-востоке не практиковали обрезание женщин.


Согласно предыдущему заявлению представителя Ассоциации женских исследований Шахлы Иазази, популярное в Иране обрезание женщин — самый легкий вид данной процедуры. Она рассказала, что сельские общины, которые практикуют обрезание, делают это практически тайно: женщины собираются в закрытом от мужчин месте и одна из них совершает эту процедуру. Мужчины никогда не вмешиваются в процесс, в то время как женщины поощряют друг друга делать обрезание маленьким девочкам, как будто приобретают благодаря этому определенную уверенность и социальную силу, доказывая свою способность поддерживать женское целомудрие и честь.
Да, ислам невиновен в этом, но как насчет традиций?
«Большинство девочек моего поколения не подвергались этой ужасной операции, однако в сельской местности в Хормозгане и на острове Кешм распространены поверья, — говорит 25-летняя Хания из Бендер-Аббаса. — К счастью, предшествовавшее нам поколение — это образованные люди, которые отказались от обрезания, поэтому этот обычай ушёл из городов. Однако он сохранился в бедных кварталах и сельских районах, где ещё царит невежество и женщины не имеют доступа к услугам здравоохранения».
Хания продолжила: «Когда я пытаюсь поговорить с некоторыми коллегами о необходимости борьбы с этим явлением, кто-то из них всегда говорит, что ислам невиновен в этом. Да невиновен, но почему эту практику не запретят через религиозные институты?»
Споры касательно связи между исламом и некоторыми явлениями в Иране лишены смысла, однако дело не ограничивается женским обрезанием. Это центр всего. Общество считает, что большая часть его культурного наследия и древних традиций имеют отношение к религии. Когда люди начинают говорить об обрезании, большинство делится на два лагеря: тех, кто защищает религию и тех, кто нападает на неё, несмотря на то, что это явление было широко распространено ещё до ислама и до сих пор многие практикующие эту процедуру не являются мусульманами. Однако его косвенное отношение к сексу означает для некоторых, что обрезание входит в систему законных ограничений, в то время как разногласия мусульманских ученых по данному вопросу лишь усиливают подозрения в отношении ислама и его связи с данным явлением.
Большинство хранителей традиции среди шиитов в Иране, в том числе аятолла Хаменеи, считают женское обрезание необязательным, в то время как другие рассматривают его как запрещённую процедуру, так как она наносит вред женскому телу. Есть и те, кто считает женское обрезание важной традицией, хоть она и не имеет отношения к Сунне и не распространена среди шиитов, которые составляют большинство населения Ирана.
Избавиться от сатаны при помощи обрезания
Некоторые жители западного и южного Ирана считают, что традиция обрезания пришла из Африки: торговля с черным континентом велась с давних времен, появлялись поселения африканцев в иранском государстве. Однако большинство обрезанных женщин считают, что она является частью Сунны. Поэтому в некоторых регионах они используют термин «сунна» вместо «обрезания». У других иранцев есть отдельная процедура, которая называется «рабиин шафра», а обрезание называют «ножом Мухаммада».
В регионе Бендер-Конг на юге Ирана жители считают, что женщины — «злые существа». Обрезание необходимо, чтобы спасти ее от Сатаны. Поэтоvу когда девочке исполняется 40 дней, ей отрезают клитор, чтобы уберечь от дьявола.
Что касается возраста, в котором практикуют обрезание женщин в Иране, то он отличается от региона к региону. Согласно книге «Во имя традиции», в которой иранский ученый Камиль Ахмади приводит статистические данные касательно обрезания вплоть до 2014 года, возраст девочек, прошедших через обрезание, варьируется от 4 до 12 лет в зависимости от провинции и обычаев.
Мы бросаем вызов, даже с помощью песни
Научное исследование, проведенное Райхой Музаффарян на тему обрезания на острове Кешм на юге Ирана, свидетельствует о том, что мазхаб и религия в целом не сыграли важной роли в формировании этого феномена. Однако существуют культурные, социальные и психологические факторы, которые имеют значение с точки зрения его ограничения. Как отметила исследовательница в своей книге, какими бы разными ни были общества, их жизнь регулируют законы. Поэтому она призsвает принять закон, который бы криминализировал женское обрезание.
В своей книге Музаффарян критикует тех, кто ждет исчезновения этого явления в Иране, сидя сложа руки. По её словам, некоторые говорят, что обрезание тайно практикуется в деревнях, где живут менее двух тысяч человек, в связи с чем работа на данном направлении бесполезна. Однако будучи активисткой, женщина уверена, что с этим явлением нужно бороться, даже если его жертвой станет всего одна девочка.
Исследование Камиля Ахмади показывает масштабы этого феномена. Провинция Хормозган занимает первое место по числу обрезаний в Иране (60% сельского и островного населения), за которой следует Курдистан с 42% сельского населения, а за ним следуют провинция Керманшах с 41% сельского населения и Западный Азербайджан с 27% сельского населения.
Хотя законы не касаются этого явления напрямую, и правительственные учреждения не проводили кампаний по повышению осведомленности в данном вопросе, гражданские ассоциации не пренебрегли этой темой и попытались предостеречь от опасных последствий следования данной традиции, призывая отказаться от нее. Даже иранская певица Тшиман Рахмани из Керманшаха подняла эту тему в своей песне «Одна из тысяч». Они критикует несправедливость, которой подвергаются женщины, особенно в сельских общинах, включая обрезание и ранние браки.
Честь прежде всего
В узких кругах мужчины не стесняются выступать за женское обрезание и даже считают, что кампания по борьбе с этой практикой угрожает нравственности в их обществах. Обрезание подчиняет женщин и делает их менее страстными, а следовательно, более добродетельными и достойными. По их мнению, сексуальное удовольствие должны получать только мужчины. Согласно расхожему мнению в некоторых иранских деревнях, снижение сексуального влечения у женщин помещает его в категорию запретного, в то время как обрезание становится разрешенной процедурой, которая облагораживает женщин. Эгоизм некоторых мужчин в этих сельских районах приводит к тому, что они отказываются от брака с теми женщинами, которым не делали обрезание. Существует распространенное мнение о том, что обрезание сужает влагалище, и в результате это доставляет мужчинам больше удовольствия. Некоторые мужчины сравнивают женщин в сельской местности с городскими, полагая, что жительницы деревень более целомудренны и верны благодаря «счастью обрезания», хотя они понимают, что их сексуальный партнер не получает желаемого удовольствия и, следовательно, не ведут себя естественно по время полового акта. Тем не менее, они не выступают против обрезания, так как это очень давняя традиция.
Жители этих отдаленных деревень боятся менять свои убеждения, боятся говорить о них, выступать против того, что практикуют, думать об этом и что-то менять. Они сидят перед телевизорами и смотрят на мир за пределами своей деревни, который сильно отличается от того, чем они живут. Обрезание является частью несправедливости, которой подвергаются многие девушки в разных частях света. Первый шаг на пути к уничтожению данного явления — признать его существование, повышать осведомленность женщин о своём праве отказаться от этой процедуры и бороться.

Диана Махмуд (Diana Mahmood)

Источник: https://inosmi.ru/ | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Norman

12 января 2019 06:21
А для мусульманских мужчин я бы предложил отрезание (не обрезание!). Может тогда бы фанатики и экстремисты превратились бы в нормальных людей, а все остальные спокойно вымерли?
1

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.

Наш архив